ЭТО ПРОИЗОШЛО НА ПОЛИГОНЕ ЗА ГОД ДО ПОЛЁТА ГАГАРИНА (рассказ Софронова В.М.)

Автор: 

Смирнов Игорь

ЭТО ПРОИЗОШЛО НА ПОЛИГОНЕ ЗА ГОД ДО ПОЛЁТА Ю.А. ГАГАРИНА

Ох, уж эти пятидесятые годы теперь уже прошлого столетия – годы великих открытий и великих свершений!

Годы первых синхрофазотронов, ядерных реак-торов и бомб, первых ЭЦВМ, первых боевых межконтинентальных баллистиче-ских ракет, атомных подлодок и ледоколов, первых современных АСУ техноло-гическими процессами и оружием, первых мощных радиолокаторов, зенитно-ракетных и противоракетных комплексов!

Время, когда наша страна в кратчайшие сроки, залечив раны, взялась за всенародное созидание, обогнав во многом не столь пострадавшие в годы войны страны Европы и Америки. Время, когда наибольшие конкурсы абитуриентов были не в финансовые, театральные и юридические ВУЗы, а в технические.Когда мальчишки - выпускники средней школы - с презрением отвергали возможность стать торговцами, финансистами и гуманитариями.  Когда, воспитанные на героике войны, на литературе и искусстве социали-стического реализма ребята целыми классами поступали в военные училища. Ко-нечно, кроме романтики профессии офицера они преследовали и меркантильные цели: жить на стипендию, учась в институте, было совсем не просто, а помощи ждать было неоткуда – война забрала их отцов. Да и социальный статус офицера Советской Армии был необыкновенно высок. Девушки однозначно отдавали предпочтение курсантам военных училищ перед студентами.

Когда профессия инженера вообще и военного в частности, была очень престижной и, надо честно сказать, не так уж плохо оплачиваемой Советским государством. Молодёжь нашего поколения искренне верила в то, что «Мы рождены, чтоб сказку сделать былью» и «Нам нет преград ни в море, ни на суше»! Мы претворя-ли в жизнь завет Ленина: «Учиться, учиться и учиться!» И действительно всю жизнь учились сами и учили других!

Оттого-то наша страна по многим показате-лям и была в шестидесятые-семидесятые годы первой в мире! Вместе с началом холодной войны, объявленной нам Черчиллем в Фултоне в 1946 году, резко возросла роль войск ПВО. На смену зенитной артиллерии при-шли зенитно-ракетные войска, оснащённые АСУ и мощными радиолокаторами. Были созданы современные радиотехнические войска и истребительная авиация. Естественно, потребовались высококвалифицированные специалисты для экс-плуатации сложной военной техники. Правительством СССР была налажена их подготовка в средних (нормальных), а также в высших военных училищах и ака-демиях.

Лучшие выпускники ВУЗов направлялись в научно-исследовательские, конструкторские и испытательные организации. Шёл 1960-й год. На Десятом государственном научно-испытательном поли-гоне, специально организованном в голодной степи Бетпак-Дала Казахстана, ки-пела работа по созданию первой в мире противоракетной системы (системы «А»). В ста километрах от озера Балхаш, жилого городка и центрального сорокового объекта полигона, на шестой площадке, в безжизненной пустыне, продуваемой всеми ветрами зимой и буквально сжигаемой безжалостным солнцем летом, рас-положился испытательный центр. Отсюда навстречу баллистической ракете, ими-тирующей вражескую (американскую), в ближайшее время должна была старто-вать управляемая ЭЦВМ наша первая противоракета. Напряжённая международ-ная обстановка требовала скорейшего создания средств защиты от американских баллистических ракет, несущих ядерную смерть мирным народам нашей страны. Военнослужащие испытатели и гражданские разработчики трудились в поте лица, не жалея ни сил, ни времени. Оторванные от современной городской цивилиза-ции, от прекрасного пола и семей, отдыхали за чтением книг и журналов, шах-матными досками, слушали радиопередачи, конструировали радиотехнические схемы (чаще всего всё тех же радиоприёмников), а частенько и в личное время продолжали обсуждать насущные научные и технические проблемы. И, чего гре-ха таить, бывало, играли в карты. Хотя советская мораль и не приветствовала азартные игры, но, как сегодня говорят, адреналин украшает человеческую жизнь тем паче в особых условиях! Человек всегда остаётся человеком и ничто челове-ческое ему не чуждо! Радиолюбителей среди военных инженеров и техников-испытателей было немало. Командование воинской части поощряло это увлечение офицеров как способствующее их профессиональному росту. В городке для них была создана лаборатория, оснащённая необходимым оборудованием: осциллографами, генера-торами звуковых и ультракоротких радиоволн, измерительными приборами и хо-довыми радиодеталями. Наиболее увлечённые радиолюбители проводили здесь всё свободное от службы время. Среди них были и наши герои: старшие инженер-лейтенанты Александр Дубовец, Анатолий Милашевский и Владимир Гливин. Коллеги по работе и друзья по жизни они всё свободное время увлечённо труди-лись над созданием новых радиотехнических устройств. Радиотехника, как и для многих коллег, составляла смысл их жизни. Наука эта в те годы была в стадии бурного развития, и конструкторская мысль уводила молодых энтузиастов далеко вперёд в дебри неизведанного. Молодые офицеры – единомышленники и жили в одной комнате №14 пятой гостиницы. Страна, неотделимой частицей которой, несмотря на кажущуюся оторван-ность, ощущали себя инженеры-испытатели противоракетного комплекса полиго-на, в то время томилась в ожидании первого полёта человека в космос. Будучи патриотами своей Родины, советские люди были убеждены, что первым там будет советский человек! Уже была принесена в жертву науке собака Лайка, увековеченная в памят-нике, многих литературных произведениях и на знакомой моим ровесникам сига-ретной пачке. Побывали в космосе и благополучно вернулись на Землю собачки Белка и Стрелка. По всему чувствовалось, что недалеко то время, когда в космос отправится человек. Для этой веры у инженеров-испытателей полигона были все основания – они сами были связаны с ракетной техникой. Вот и задумала наша троица, опередив время, сыграть шутку с сослуживцами – обрадовать их очеред-ной победой советской науки и техники. Продумали схему маломощного радиопередатчика. Основу его составили стандартные, используемые для настройки радиоаппаратуры, генератор высокой частоты, генератор звуковой частоты и магнитофон. Сигнал несущей высокой частоты модулировался напряжением звуковой частоты, амплитуда которого из-менялась в соответствии с заранее записанным на магнитную ленту текстом. Со-брали схему. Опробовали работу передатчика. Радиосигнал принимался веща-тельным приёмником, расположенным в одной из комнат той же пятой гостини-цы, настроенным на несущую частоту. Саша Дубовец, стараясь подражать голосу известного тогда всему миру диктора всесоюзного радио Левитану, записал на магнитную ленту текст сообщения. Наконец, всё было готово. И вот однажды поздним вечером, когда большинство населения гостиницы уже смотрело свои молодые сны, и только в одной из комнат компания преферан-систов увлечённо расписывала пульку, из приёмника, создавая лирический фон, лилась мелодичная советская музыка, и ничто не предвещало ничего чрезвычай-ного, в комнату вдруг ворвался голос Левитана. На него нельзя было не обратить внимания. Левитан, начиная с военных времён, читал по радио важнейшие прави-тельственные сообщения. Игроки, мгновенно забыв о пульке, полностью обрати-лись в слух. Сквозь атмосферные шумы и лёгкую музыку ребята услышали: «Внимание, внимание! Работают все радиостанции Советского Союза. Передаём важное правительственное сообщение. Сегодня в Советском Союзе на околозем-ную орбиту запущен космический корабль с экипажем на борту! Полёт проходит нормально!» Игроки и болельщики вскочили со своих мест и бросились к приёмнику. Но голос Левитана также внезапно, как появился, пропал. Из приёмника слышались только атмосферные потрескивания и та же музыка. Присутствовавшие в комнате гостиницы на шестой площадке полигона, удалённой на тысячи километров от Москвы, затаив дыхание, ждали продолжения. Повторилась гоголевская немая сцена. В первые минуты никто не проронил ни слова. Наконец, заглушаемый рас-стоянием и шумами снова появился едва различимый голос диктора: «Следующее сообщение слушайте через час!» Восторгу молодых офицеров не было предела. Они обнимались, пожимали руки, поздравляли друг друга с победой советского человека над мировым импе-риализмом в космосе. Разве только не прыгали от восторга! Многие бросились будить сослуживцев – грех спать в такие минуты! Комната быстро наполнилась до предела. Все с нетерпением ожидали подробностей полёта, поминутно посмат-ривая на часы и мысленно подгоняя стрелки. Было ясно, что из-за неуверенного приёма радиосигнала в первом случае игроки эту информацию пропустили. Ровно через час сообщение об очередной победе советского народа было повторено. Голос, похожий на голос диктора всесоюзного радио, дополнительно сообщил о том, что экипаж космического корабля состоит из четырёх человек: командира - старшего лейтенанта Плохих и бортинженеров - лейтенантов Фоки-на, Иванова и Петрова. Присутствующие в комнате в недоумении переглянулись. Диктором были названы фамилии их сослуживцев. Кто-то захохотал, поражённый ловкостью обмана. Однако не все сразу поняли, что стали объектом чьей-то шут-ки: ведь диктором были названы распространённые русские фамилии! Может быть, это простое совпадение и сообщение по радио вовсе не розыгрыш!? На следующий день все разговоры на площадке касались только ночного события. Слух дошёл до командования части и представителя особого отдела по-лигона майора Большакова, в функции которого входил контроль за соблюдением секретности. В Советское время всякий несанкционированный выход в эфир, тем паче на строго секретном военном объекте, считался чрезвычайным происшест-вием. Большаков доложил своему начальнику, тот – начальнику полигона. Позво-нили в Москву. Ответ был однозначный: запуска людей в космос не было. Кто-то распускает ложный слух! Сверху поступила команда: произвести дознание. На полигоне этим занялся майор Большаков. Он начал дело с допроса офицеров шес-той площадки. Мнение допрошенных сходилось на том, что выход в эфир могли осуществить, скорее всего, молодые инженеры-радиолюбители. Кто-то указал конкретно на троицу: Дубовец, Милашевский, Гливен. Большаков взялся за них, и напуганные возможными последствиями лейтенанты сознались. Обрадованный успехом расследования и уверенный в непременном достой-ном поощрении командованием майор Большаков тут же сообщил по команде. Начальник особого отдела – генералу Дорохову, тот – выше (в четвёртое ГУМО). Наказание «злоумышленников» в советские времена могло быть очень су-ровым. Смягчило начальство только то обстоятельство, что радиопередатчик был маломощным и его сигнал практически не распространялся далее шестой пло-щадки полигона. Как инициатор «злого умысла» старший инженер-лейтенант Ду-бовец получил выговор в Приказе начальника Главного управления Министерства обороны СССР. Остальные участники «преступления» отделались воспитатель-ными беседами с командованием и лёгким испугом. Реально первый в истории полёт человека в космос был осуществлён через год. 12-го апреля 1961 года на советском космическом корабле «Восток» нашу планету облетел советский человек майор Ю.А. Гагарин. Молодые инженеры-испытатели с шестой площадки Десятого государственного научно-испытательного полигона в пустыне Бетпак-Дала совсем немного опередили это событие! Шутка изобретательного, творчески мыслящего инженера Александра Ду-бовца обошлась ему достаточно дорого: командование задержало присвоение ему очередного воинского звания и долго противилось переводу по службе на сороко-вую площадку в научно-испытательное управление, где он мог бы более полно проявить свои творческие возможности. Однако мир устроен так, что уж, если да-ны человеку природой (или Богом?) способности, то они непременно когда-то где-то проявятся. Через несколько лет Александр Дубовец, уже работая в пятом отделе перво-го управления на сороковой площадке, успешно защитил диссертацию на соиска-ние учёной степени кандидата технических наук, а затем был переведен в ЦНИИ-45 в Москву, где и завершил свою военную службу, принеся Советской Родине немалую пользу. Записал рассказ Софронова В.М. Смирнов И.П.

Тема статьи: 

Комментарии