Не службой единой жил полигон! Часть 4

Автор: 

Анатолий ГУСАРОВ

   Перевод на "восьмерку" и футбол - всему голова!

А в 63 году я перевелся на «восьмерку» - в/ч 28058 по семейным обстоятельствам. И снова там меня встретил более ранний выпускник нашего училища Украинец. Вечно чем-то недоволен, вечно что-то не так, вечно перекошенная от злости морда… Сразу поставил меня по стойке «Смирно» и.. невесело мне там служилось. Назначили меня там сразу же внештатным физруком части, что еще более отдалило меня от Украинца, хотя по службе замечаний ко мне не было.   На «восьмерке» был хороший спортивный актив – футболист и лыжник Владимир Лесков, футболист и легкоатлет Александр Лобанок, волейболист Игорь Холин, много солдат с хорошей физической подготовкой. Только–только на площадку пришли комсорг Анатолий Косарев и начальник клуба Борис Клюжин. Так образовались «3 мушкетера», которые были заводилами во многих начинаниях части. Мне удалось в пристройке к штабу устроить небольшой тяжелоатлетический зал. Принимал его самолично командир части полковник Исаенко. Зашел на помост, поднял 100 килограммовую  штангу над головой, небрежно бросил ее на помост – помост сломался. Командир произнес  пару непечатных критических слов в адрес помоста и физрука. Пришлось помост переделать. Больше критики не было, а в зале каждый вечер было много занимающихся. После этого был построен водный стадион на берегу Балхаша с вышкой и стартовым помостом для пловцов, спланирован и оборудован полевой футбольно-беговой стадион, на котором немедленно начались различные соревнования, гандбольная и волейбольная площадки, гимнастический городок, 2 городошные площадки. После всех этих «подвигов» поставили мы пару гандбольных ворот на площадке ожидания автобусов перед КПП части и, почти каждый день, перед приходом автобусов, везущих офицеров домой, выходили свободные смены, брали в будке дежурного по КПП футбольный мяч и закипали баталии. Сколько азарта, криков, эмоций! Ругал меня Исаенко за синяки и шишки офицеров, полученные в этих играх, но «разминок» не запрещал. Кстати, «восьмерка» была единственной близкой площадкой, куда офицеров возил платный автобус, что было еще одним ударом по скудному офицерскому бюджету (в Городе проезд – 5 коп., на 8 площадку - 8 коп.).

Очередной спортивный анекдот. В части проходит плановая весенняя проверка. Утром сижу на технологии во главе дежурной смены. Срочно вызывают на стрельбище, которое находилось через дорогу от КПП. Прибегаю. Стоит мрачный Исаенко, возбужденно что-то говорит проверяющий – подполковник с 40-й площадки. Стоящий рядом Володя Лесков поясняет, что часть «валится» по стрельбе и на стрельбище вызывают всех, кто еще не стрелял с надеждой выправить положение. Говорю: «У меня нет пистолета. Надо сходить, получить» Лесков: «Возьми  мой!» Беру, стреляю  -  «двойка»! Исаенко, мрачно  глядя в сторону: «Физрук х….в»… Отвечаю: «Не физрук, а пистолет х…в!» Вступает проверяющий: «Вы хотите сказать, что хорошо стреляете?».. Короче говоря, в результате переговоров постановили: я стреляю из пистолета проверяющего и по моему результату ставят оценку всей части (Азарт! Исаенко согласился!) Беру пистолет проверяющего и прошу дать один патрон с целью проверки наведения пистолета на цель. Из пистолета Лескова я стрелял без проверки, на чем и погорел. Получив разрешение, соображаю, как стрелять, получаю 3 патрона, стреляю  - «отлично»! Снова заваривается спор – ободрившийся Исаенко требует соблюдения выигранного пари, проверяющий, который надеялся нас окончательно «закопать», начал искать пути отхода, мы в сторонке с Володей стоим и молча ухмыляемся.. Закончилась эта эпопея тем, что "высокие договаривающиеся стороны" сошлись на положительной оценке для всей части. К тому времени, как я перевелся на «Восьмерку», главным физруком полигона стал мой бывший сосед по общежитию на 35-й, где мы с ним крепко сдружились, выпускник Ленинградского военного института физкультуры Владимир Дмитриевич Мячиков – добродушный спокойный крепыш с добрым чувством юмора. На этом посту он сменил первого начальника физической подготовки полигона Василия Васильевича Трофимова, перешедшего на другую должность с повышением. Должен сказать, что в 60-е годы на полигоне должностей  "начфизов" (и все майорские ) было всего 5:  03080, 35-я, 6-я, 7-я площадки и 42-я часть. Некоторое время спустя начали появляться эти должности в автополку, школе сержантов и др. частях. И вот в 1962 году Мячиков сообщает, что начинается формирование сборной команды полигона по легкой атлетике (в основном по итогам летнего первенства) для участия в первенстве ТУРКВО. Сформировали (в основном из чемпионов), объявили сборы, самые бестолковые в истории полигона – было известно, что первенство будет, но точная дата неизвестна. И вот мы каждый день делали  ленивые, бесцельные пробежки и прикидки, не зная, когда и куда поедем. Длилось это все около 3 недель. Естественно безо всяких тренеров, как бог на душу положит. К тому времени я уже давно растерял даже остатки той формы, которую приобрел за годы целенаправленных тренировок в училище и в Подмосковье. Там не было методик, но передо мной на различных соревнованиях была масса блистательных мастеров в различных видах спорта. Но семейная жизнь, переезды с места на место, регулярные дежурства и различные наряды по сути дела съедали массу времени. Поэтому на тех сборах я старался хоть немножко подтянуть общую «физику». И вот наконец прибегает возбужденный Володя Мячиков: «Едем завтра в Чирчик!» Вечером садимся в поезд и выясняем, что он идет на Алма-Ату, а нам надо в Ташкент. Выходим на станции ЧУ, ночуем в купейных вагонах без колес около вокзала – это привокзальная гостиница по-казахски. Утром садимся в свой поезд, добираемся до Ташкента, потом до Чирчика. Первенство проводилось на территории Ташкентского танкового училища. Каникулы, курсантов нет. Нас расселяют в казарме с 2-х этажными койками. Коек много – нас мало, солдат в нашей команде один, поэтому назначили его старшиной. Выясняется, что в команде должны быть женщины. У нас их нет. Выступая мужским составом, заняли командой 2 место. Игорь Макринов стал чемпионом на 400 и 800 м., призерами стали Володя Галямин – 100 и 200 м. (На следующий год, Володя установил так и не побитый никем рекорд полигона – 10,9 сек. его потом повторил Сергей Бездетский, установив рекорд Казахстана среди юношей), Витя Тарасов в десятиборье, Володя Венгерский – прыжки в высоту (его рекорд 195 см. стоял до 1981 года и был побит, к сожалению забыл его фамилию, сержантом с 14-й, взявшим на первенстве полигона 200 см.), я -  в тройном прыжке.


                       Заключительная фаза тройного прыжка. 


 

 Анекдот случился в эстафете 4х100м. Последний день соревнований, последний зрелищный вид. На трибуне сидит командующий ТУРКВО. Бегу 1 этап по 1-й дорожке, догоняю всех впереди бегущих и… натыкаюсь на бегущего на 2 этапе, засидевшегося на колодках! Ажиотаж, азарт! Вставляю палочку в руку коллеги, а он еще только начинает разбегаться. Со всего размаха хлопаю ладонью ему между лопаток и ору: «Сидишь, как старая проститутка на печи!» На трибунах хохот, коллега с перепугу снова «съедает» почти весь гандикап, а на центральной трибуне засуетился главный судья соревнований: «Снять с соревнований!» Хохоча, командующий пробасил: «Да вы что? Зачем? Такая жажда победы!» (Эту историю нам  рассказал Мячиков, который в то время был на трибуне.) Увы, прибежали  мы вторыми – Володя Галямин на последнем этапе тоже засиделся на старте. Вот так мы стали вторыми в командном зачете и в эстафете в дебютном выступлении сборной команды полигона на окружном первенстве. На следующий год в состав эстафеты вошел Александр Крауш (еще один бегун со 2-й площадки). Вот этот состав стал чемпионом ТУРКВО и Карагандинской области (еще один дебют сборной). Второй анекдот случился после подведения итогов. После 10-минутного подведения итогов, где большую часть времени докладчик посвятил в основном воинской дисциплине, идем в город. Жара за 30, духота. Для того, чтобы из училища попасть в город, нужно было перейти через реку Чирчик по подвесному канатному мосту. Мост висел примерно в 20 м. над водой. На мосту дежурили пацаны, которые за 3 копейки прыгали с моста, а за 5 – с канатов. И вот заходим на мост, слышим крики пацанов и вдруг наш десятиборец Тарасов, произнеся: «Да я за 5 копеек лучше сам прыгну!», стал быстро снимать с себя одежду. С юмором в нашей команде был полный порядок, поэтому, хохоча, стала быстро  раздеваться до  трусов вся команда! Сторожить одежду остался Володя Мячиков (все-таки самый старший и солидный), а остальные под визг пацанов и крики и хохот прохожих стали прыгать с моста! Впечатления – уникальные: долгий-долгий полет (солдатиком), потом влетаешь в воду. Как будто в кипяток! Воздух – за 30, а вода в реке – с гор, не выше 10 градусов, да и течение быстрое. Вынырнув из воды, обнаруживаешь, что течением тебя унесло за 100 м. от моста! Трусцой бежим к мосту, выбивая зубами дробь. Отдали пацанам по 5 копеек и пошли на автобус до Ташкента.  Таким был дебют наших легкоатлетов на крупных соревнованиях. Потом было немало соревнований различных рангов, устанавливалось немало рекордов, но эти были самые запоминающиеся. Володя Галямин впоследствии неоднократно был лучшим спринтером Города. Потом на долгие годы его сменил Валерий Москвичев (35-я). Спортсмен был разнообразный – играл в гандбол и баскетбол, был призером города не только в беге на 100 м., но и в прыжках в длину. Однажды сказал мне, что пора и меня отодвинуть с многолетнего пьедестала по тройному прыжку, записался и на эти прыжки. Я ему посоветовал пожалеть свои ноги, т.к. он никогда этим видом не занимался. Не послушал меня Валера, прыгнул. Естественно, еле выполз из  ямы, хромая на обе ноги. Больше не прыгал, удовлетворяясь достижениями в спринте. Много лет подряд чемпионом и рекордсменом Города по толканию ядра и метанию диска был Геннадий Шляхин, летчик, которого, как он сам говорил, судьба пожалела. Дело в том, что он был членом экипажа того ТУ-16, который разбился на глазах у всего города. Но Гену в этом полете заменил другой летчик, которому нужны были часы налета.  Нельзя не вспомнить и ЧАПа – Черненко Анатолия Петровича. Скромный, нешумный человек в жизни и спорте, он более десяти лет был непобедим в спортивной борьбе на всех соревнованиях  в Городе, да и на больших соревнованиях был в призерах. Я всегда восхищался ЧАПом – его терпением, выносливостью, готовностью к огромным нагрузкам – попробуйте-ка на открытой солнцу и ветрам бетонке или на раскаленной дорожке стадиона пройти, не теряя техники, самую короткую у ходоков дистанцию – 5 км. Это у них спринт! А они ходили и на 20 км, 30 км.! Так, наверное, с тех пор и стоят его рекорды Города по ходьбе, никем  не побитые.

Но вернемся к 8-й площадке. Одним из немногих плюсов «восьмерки» для меня была «служебная» рыбалка. Во время дежурства, наскоро пообедав, бежал я на мыс  через дорогу от КПП, где находилась насосная для снабжения городка и технологии технической водой. Там в камышах всегда лежали удочки. Насадив на крючок местный хлеб, единственным достоинством которого было то, что он часами не размякал в воде - за 20-30 минут обеденного перерыва я вылавливал 2-3 приличных сазанов более 1 кг. весом каждый или еще кое-что и  со спокойной совестью ехал вечером домой с заготовкой для ужина. Я специально не касаюсь тем охоты и рыбалки, потому что о ней столько написано и в стихах и в прозе,  что я своими воспоминаниями могу только смазать общую картину восхищения Балхашом.

Могу только вставить рассказ об одной охоте. Дело в том, что когда в Город приезжали крупные чины и желали поохотиться или порыбачить, к ним приставляли местных мастеров по этим интересам. Из охотников наиболее известными были 3 Анатолия: Гуненко, Косарев и Ораз. Из рыбаков непревзойденными считались Н.П. Лебедев и его помощник В. Калинин. Так вот однажды поехал на охоту маршал Батицкий с двумя «егерями» - Косаревым и Гуненко. На месте охоты на уток в озеро вдавались длинные деревянные мостки, стояла небольшая палатка. Уток на охотников загоняли с помощью катера. Нужно сказать, что грузный маршал стрелял блестяще. Косарев заряжал два маршальских ружья и подавал их стрелку, Гуненко подавал сигналы о появлении дичи. Полетели утки, маршал вскидывает ружье.. выстрела нет. Толя Гуненко: «тов. маршал, ну тов. маршал! Да е..твою мать такую охоту, тов. маршал!» Батицкий: «Да ружье что-то не стреляет!» Косарев: «А я его на предохранитель поставил!» Маршал снимает ружье с предохранителя и автоматически нажимает на гашетку, выпуская заряд дроби в мостки прямо себе под ноги. Под крик: «5 суток ареста!» элитное штучное ружье летит в воду. Горяч был на охоте обычно невозмутимый Павел Федорович! Потом, конечно, все страсти улеглись, охота удалась, все расстались вполне довольные друг другом. О невозмутимости маршала Батицкого говорит такой факт. Первый раз в Город он прилетел на персональном ТУ-134, а на «семерке» не оказалось подходящего по высоте трапа. Так вот Павел Федорович спокойно сидел в самолете и ждал, пока наварят необходимые ступеньки к трапу после чего спокойно и без возмущения спустился на казахскую землю. Что еще его отличало от других, так это то, что он запрещал курить на совещаниях, но страдающие курильщики могли свободно без разрешения выходить и входить в те моменты, когда обсуждаемые вопросы их не касались.

В 1964 году в Городе  был открыт стадион, который впоследствии назвали «Родина». Строили его методом народной стройки, когда со всех площадок присылали строительные бригады во главе с офицером. Были там и солдаты со 2-й во главе с А.Краушем. Пока это были бетонные трибуны и футбольное поле в обрамлении 4 беговых дорожек. Потом в течение многих лет стадион постепенно улучшался: появились подтрибунные помещения, рядом построили тир на 50 м., появилась ограда, на центральном секторе трибун  оборудовали зону для важных гостей и т.п. И, самое главное, было организовано многомесячное первенство города по футболу. Раньше, на стадионе перед «Спутником» тоже играли в футбол. Было открытие летнего сезона, первенство  полигона и закрытие сезона… Но! Это были одноразовые мероприятия, т.е. на несколько дней собирались футболисты со всех частей, выявляли победителя и призеров и разъезжались по домам и казармам.

Основоположником–теоретиком регулярного первенства полигона следует считать Владимира Федоровича Млявова. Начальник группы поиска, подполковник – он оказался великим энтузиастом  и тонким знатоком футбола. Начал он с того, что организовал курсы футбольных судей. Перед этими сборами футбол судили все, кому не лень и как бог на душу положит. У нас было немало хороших футболистов и очень мало настоящих  судей. Так вот Владимир Федорович собрал всех желающих (ваш покорный слуга был в их числе) и 2 зимы подряд в одной из аудиторий ГДО регулярно проводил занятия. Надоедало изрядно, но опять напомню, что методической литературы было очень мало или вообще не было, поэтому многие занятия Владимира Федоровича были настоящим откровением для многих даже опытных футболистов.  «Разбор полетов» был тщательным и грамотным. Его знаменитое: «А эсли» (именно через Э) мы потом много раз цитировали. Много лет спустя мне удалось приобрести «Методику судейства соревнований по футболу» знаменитого Николая Латышева. Много раз она мне помогала, но основные азы судейства я постиг именно в классах ГДО. Собрались в 1963 году "начфизы" площадок, спортсмены, судьи и выработали условия первого регулярного первенства полигона по футболу в два круга. Каждый спортколлектив получил звание спортклуба с определенным названием и потом под этим клубным знаком участвовал в соревнованиях по всем видам спорта. Но начало всему этому положил футбол. Помню, как сидели мы  в штабе 03080 уже на 40-й в кабинете у В. Мячикова и сочиняли названия клубов. Два клуба с 40-й стали «Буревестником» и «Наукой», автополк – «Торпедо», батальон охраны – «Звездой», впоследствии «Рубином», 35-я – «Стрелой», впоследствии «Молнией» и т.д. Изменения в названиях происходили по требованию службы безопасности. Сезон начинался с кубка открытия сезона. Команды строились в линейку на лицевой линии поля и шли через все поле, поднимая и выбрасывая все крупные камни. Потом – встречная (когда бегуны-футболисты бежали навстречу друг другу поочередно от противоположных лицевых линий поля) эстафета 11х100 и, согласно жребия, игры  в 2 тайма по 15 мин. При «ничьей» в следующий тур выходила команда, показавшая лучшее время в эстафете, причем в первой игре в команде играли  именно те 11, что бежали эстафету. На следующих этапах можно было вводить других игроков. А потом начиналось первенство полигона в 2 круга с разъездами, т.е. футбол пришел и на 6-ю, 7-ю и 35-ю. Но основную нагрузку нес стадион «Родина». Появилась целая команда квалифицированных судей. Первый финал кубка города, например, судил Виктор Белянов (об этом он напомнил мне на встрече ветеранов Полигона в марте 2012 г. в московской школе им. Г.В.Кисунько), а помогали ему в том матче Михаил Малышев и Владимир Кравец. Первые двое потом покинули Приозерск, а Кравец, Игорь Холин, Александр Федоров и я потом в течение нескольких десятков лет  судили игры не только на первенстве города, но и Карагандинской области, ТУРКВО, САВО и Казахстана.     

Тема статьи: