Не службой единой жил полигон! Часть 6

Автор: 

Анатолий ГУСАРОВ

   Николаев, Холин, Меньшов, Красноруцкий и... еще о нашем футболе!

1968 г. Первенство города по боксу в спортзале «Спутника». Из-за стойки ринга виден Николаев, рядом К. Кудряшов, судья – информатор А. Гусаров,  через 1 человека  справа о чем-то спрашивают В. Мячикова. 

При Николаеве прошли первые соревнования по различным видам спорта, сперва на временном стадионе, о котором я писал выше, потом на стадионе «Родина», зимние соревнования по боксу и борьбе – в спортзальчике ДК «Спутник», а пару раз соревнования по боксу проводились прямо на сцене. Всем понравилось – масса мест для зрителей, хорошо видно и слышно. При Николаеве же привезли в Приозерск несколько яхт морского класса типа «Дракон» и у фанатика морской подготовки  школьников и офицеров подполковника Петропавловского (шлюпки и подводное плавание) параллельно появилась большая группа приверженцев спортивного мореходства. Это были 2 яхты «Дракон» и 8 яхт олимпийского класса «М». Их списали в Московском яхт-клубе и вагонами отправили в Приозерск. Образовалась большая группа энтузиастов, которые сперва привели в рабочее состояние все яхты, потом организовали парусно-буерную секцию при спортклубе. Нужно сразу сказать, что кроме названия «при спортклубе» спортклуб никакого участия в работе парусников не принимал. Председателем секции выбрали Владимира Царькова, (ЦРП), помощником – Бориса Коротаева (военные строители). Руководители были выгодны для секции, т.к. имели в подчинении ремонтные мастерские, склады, а яхты требовали ремонта, оснастки  и т.п. Активными яхтсменами были Евгений Никитин (узел связи), Евгений Уколов (61п), Эдуард Фаустов (в/ч 28081), Александр Дубовец (1 упр.), Юрий Логвиненко (3 упр.) после демобилизации даже сохранил для переговоров в «Одноклассниках» имя своей яхты «Тригл» - это теперь его позывной. Потом появились более легкие яхты типа «Кадет» и «Оптимист», но это позже. А тогда на первых порах выяснилось, что для вождения яхт нужны были и права: для «Дракона» - международного класса, для  «М» - всесоюзного. Вот и сели наши энтузиасты-яхтсмены в автобус и поехали в г. Балхаш, где был великолепный большой яхт-клуб с мастерами международного класса, судьями и тренерами. Вот таким образом в нашем городе появилась секция яхтсменов. За многие годы существования яхтсмены провели немало соревнований, да и просто выходов в акваторию Балхаша. Секция обрастала новыми кадрами, судами, буерами. Полковник Налбандян приложил немало организационных усилий для постройки волнолома, а когда его построили, возникла удобная бухта, которая сразу обросла многочисленными эллингами с катерами, лодками, шлюпками и т.п. В комендатуре появился новый наряд – дежурный по лодочной станции во главе с офицером. Яхтсмены наравне с Петропавловским принялись за обучение молодежи, в основном школьников. И если в клубе Петропавловского обучали правилам гребли и техники безопасности на гребных судах, а также подводному плаванию, то яхтсмены учили парусному делу. Была организована школа юниоров-яхтсменов, причем принимали в нее только по письменному заявлению родителей юниоров, желающих заниматься парусным спортом. Четверо из них позже поступили в «мореходку».

Из других бытовых событий можно отметить такой факт: когда в Город по приглашению генерала Трофимчука прибыл из Новосибирска академик Михаил  Лаврентьев, то лучшего отдыха после нескольких дней напряженного труда, чем выход в «открытое море» на яхте, ему предложить не могли. Академик был в восторге. А зимой Царьков катал на буере Степана Дмитриевича Дорохова и тот был очень благодарен за полет по льду на новом для него виде транспорта. Все это повествование я пишу со слов Владимира Ивановича Царькова, много лет возглавлявшего яхтсменов Города. После демобилизации Царьков живет в Киеве. И там он не оставил любимого дела. Он принимал участие в конструировании  и постройке первой украинской океанской парусно-моторной яхты «Батькивщина» (Родина). Много лет был боцманом киевского клуба океанских и морских яхт, ходил на яхтах по морям и океанам вплоть до Канады и только возраст и болезни заставили его «сойти на берег». Его деятельность – наглядный пример квалификации приозерских яхтсменов. Да и по выходным дням летом неоднократно на яхтах выходили на большую воду члены семей яхтсменов, их друзья и знакомые. Замечательный отдых! Вода около берега всегда была мутноватой, а вот когда на яхте отходишь от берега на несколько сот метров… Свежий ветер, прозрачная вода, сквозь которую видно плавающую в глубине рыбу или нырнувшего пловца. Благодать!     

Николаева на посту  начальника клуба сменил Игорь Холин -  фигура, прямо сказать, неоднозначная. Много лет он входил в состав сборной полигона по волейболу, левша, неплохо стоял в футбольных воротах. Одним из первых получил 1 категорию судьи по футболу и волейболу. Потом он стал начальником клуба…. И вдруг нас всех перестали вызывать на судейство по футболу различных разрядов. А судили мы, напоминаю, матчи вплоть до первенства клубов класса «Б» (Шахтер Караганда, Трактор Павлодар, Целинник Целиноград и т.п.). Выезжаю в Караганду уже в разгар лета на судейство первенства области по легкой атлетике и выясняю у председателя федерации футбола области Владимира Ледовских, что вместо всех нас регулярно приезжает Холин, объясняя наше отсутствие (Кравец, Федоров, Гусаров и др.) то нарядом, то болезнью, то отпуском, то еще чем-нибудь. Поэтому нас перестали вызывать. Дело в том, что все вызовы официально приходили в адрес нашего спортклуба, а начальником там был… Холин! Самое интересное, он за это время так себя зарекомендовал, что Володе Ледовских посоветовали «этого капитана больше не присылать для его же безопасности». Состоялся «разбор полетов»  в городе. Холин больше никуда не выезжал. Первенство города посуживал, и это все. А нам потом много времени пришлось затратить на восстановление доброго имени приозерского судейского корпуса. Холина вскоре перевели на должность начальника физподготовки автополка, где он отметился устройством полосы препятствий между зданием «Спутника» и забором автополка.

На смену Холину пришел Владимир Меньшов. Прекрасный в прошлом штангист, летчик, списанный из летного состава по состоянию здоровья, он сам решил продолжить службу в спортивной ипостаси. Это был великолепный начальник клуба! К тому времени Мячикова на посту начальника физподготовки полигона сменил Александр Красноруцкий, но о нем речь ниже. Меньшов прежде всего навел порядок в самом клубе, где к тому времени был довольно-таки внушительный штат из офицеров, прапорщиков, личного состава спортвзвода. Затем взялся за хозяйство клуба. При нем, по его инициативе появились 2 теннисных корта, на которых зимой разыгрывались жаркие сражения по хоккею на первенство Города, а летом, помимо тенниса, и по мини футболу.

1976 г. Первенство Города по мини футболу в теннисном корте. Первый слева-капитан «Молнии» В. Мельник. С мячом А. Красноруцкий. 

Появилось запасное футбольное поле, также зимой превращавшееся в каток для всего населения, там же была искусственная горка с виражом, был реконструирован (по сути дела восстановлен) закрытый тир на 50 м., беговые дорожки были покрыты рекортаном. Всего не перечислишь. Один эпизод: мой сосед по лестничной площадке Геннадий Будревич, с которым мы не один год играли за сборную Города по волейболу, обратился ко мне с интересной просьбой. Дело в том, что у его старшего сына было на лето производственное задание (были такие для старшеклассников – делать что-то «по хозяйству»). Вот он и предложил построить силами старшеклассников школы им. 50-летия Октября хорошую волейбольную площадку на стадионе. С «дровами» (досками) и металлом (трубами) я договорился в сантехнических мастерских на полуострове (когда много лет живешь в городе, то волей-неволей обрастаешь массой нужных знакомств). Меньшов выделил место и сварщика с инструментарием и после пары недель интенсивной веселой работы на стадионе появились 2 волейбольных площадки, причем одна из них с прекрасным деревянным настилом, а другая земляная, выросла между ними небольшая трибуна для зрителей, да еще рядом разместилось и гандбольное поле. Естественно поставили хорошие стойки для сеток, гандбольные ворота. Вот и пример работы начальника клуба, который не стал ныть и жаловаться на отсутствие средств, людей и т.д., а пошел навстречу нашей инициативе и посильно принял участие в хорошем начинании.

Сборная Города тренируется на новой волейбольной площадке 

Вернусь к начальнику физподготовки полигона. После Мячикова на этот пост заступил Александр Красноруцкий. Он оставил свой след в истории спорта Города тем, что, собирая везде, где только можно, металлолом, строил из него спортивные  площадки, на которых можно было «подкачать» различные группы мышц, подняться вверх по шесту и т.п. Сперва такой спортгородок возник на стадионе и приходящие на стадион жители охотно, скидывая парадные пиджаки и кителя, занимались в этом городке различными физическими упражнениями. Потом такие городки появились во дворах всех четырех школ Города. Вот что нового привнес Красноруцкий. А так спортивная жизнь катилась по накатанной отрегулированной десятилетиями дороге. Появился прекрасный спортивный зал «Старт», в котором проводились все крупные соревнования от бокса и борьбы до волейбола и мини футбола. Вот так и рос наш спорт. От намека на стадион в районе КПП при въезде на полуостров до стадиона «Родина», на котором проводились матчи на первенство Казахстана; от маленького спортзала в клубе «Спутник», где соревнования перемежались с танцами по выходным дням, до спортзала «Старт», в котором не было стыдно принимать соревнования вплоть до республиканских. Самыми редкими соревнованиями в Городе были первенство по плаванию и конькам. Первенство по плаванию проводилось всего 1 раз – почему-то оказалось сложным изготовить стартовые мостки и соблюдать все правила безопасности. Также всего один раз проводилось первенство Города по фехтованию. И всего лишь 2 раза соревновались конькобежцы. Призерами у мужчин были Майданников (6п) и Ефремов (8п),  у женщин бессменной  чемпионкой была Валентина Кравец. Ее муж, будучи сильным штангистом, был одним из лучших футбольных рефери Города и много лет работал «стартером» на многочисленных  легкоатлетических и лыжных соревнованиях. Ну, а остальные соревнования во многом стали зависеть от личного участия А. Красноруцкого. Будучи неплохим футболистом, он старался быть участником всех соревнований по большому и мини футболу и очень обижался, если не попадал в какую-нибудь команду или не становился призером. Потихоньку прекратились выезды на товарищеские встречи по футболу и волейболу между ветеранами Приозерска и городов Балхаш и Джезказган. Последняя такая встреча была в 81 году, когда в гости к нам приехали ветераны–футболисты Джезказгана. Немного задержавшись, я, входя на стадион, услышал хохот на трибунах. На мой недоуменный взгляд с трибун крикнули: «Гусар, взгляни на команды в профиль! Наглядный график благосостояния игроков!» Поглядев на поле, я тоже не смог сдержать улыбки – против поджарых и мускулистых приозерцев стояла шеренга довольно таки пузатеньких ветеранов из Джезказгана! Началась игра, побегали ветераны–гости 5-10 минут, показав при этом неплохое былое мастерство, и «сдулись». Вот уж здесь Саша Красноруцкий порезвился! Его сдерживали уже свои игроки, нашептывали судьи. Где там! Лупил и лупил по воротам! Сыграли, правда, 2 тайма по 20 минут. Договор был на 30 минут, но, видя аховую подготовку гостей, мы время игры сократили.

Хотелось бы вспомнить еще одного ветерана полигона в связи с вопросом о физической подготовке офицеров. Тогда же, в конце 70-х, на стадионе вечером мы обсуждали вопрос, кого же послать на чемпионат Джезказганской области по многоборью ГТО. К тому времени в армии уже давно существовала военная спортивная система ВСК (военно-спортивный комплекс), несколько отличная от гражданского ГТО. В это время на стадион пришел с отчетом об участии нашей городской команды «Зарница» (школьная военная игра) в областных соревнованиях один из основателей этой игры в Приозерске Кузьма Павлович Данилов. Невысокий худощавый энергичный полковник, по моим понятиям вполне отвечающий чеховским требованиям к человеку («В человеке должно быть все прекрасно: и душа, и мысли, и тело»). Я возьми, да и предложи Кузьме Павловичу поучаствовать на этих соревнованиях по старшей возрастной группе. И он согласился, съездил на соревнования и… стал чемпионом области! Позднее после демобилизации я нередко общался с ним в Ставрополе. И он тоже подарил мне анекдот из своей жизни: после демобилизации, устроившись с жильем, пошел Кузьма Павлович искать себе  подходящее занятие. В Ставропольском сельхозинституте предложили ему работу лаборанта, и он согласился. Спустя полгода в отделе кадров сельхоза, перебирая анкеты, обнаружили, что у них в лаборантах работает кандидат технических наук! Шок! И назначили Данилова деканом подготовительного факультета, где готовили к студенческой жизни в России вьетнамцев, индийцев и прочих иностранцев. Когда я его спросил, зачем ему такие хлопоты, он ответил: «Толя, ну меня же в райкоме партии попросили!». Последние годы он преподавал на кафедре электротехники. Вот таким безотказным, добросовестным и прекрасным человеком у меня в памяти и остался этот недавно ушедший от нас образцовый человек, ученый и офицер.

Стараниями нашей городской секции футбола и начальника клуба В.Меньшова наша футбольная команда «Ястреб» стала играть на первенство Казахстана. Усилий со всех сторон было предпринято немало. Город-то у нас был режимный! Но и это препятствие совместными усилиями было преодолено и к нам стали приезжать команды мастеров из разных городов Казахстана. До этого события наши футболисты дважды становились чемпионами новообразованной Джезказганской области и к нам в гости приезжали футболисты областных клубов, так что опыт по пропуску спортсменов в Город уже был. Вспоминаю первый выезд наших футболистов на игры на первенство вновь образованной области по маршруту Приозерск -  Саяк–Акчатау. Я возглавлял команду в этой поездке. Выделили нам в школе сержантов ГАЗ-66 с обтянутым брезентом кузовом. Набросали по моему указанию на дно кузова кучу матов. Футболисты сперва этого не поняли и слегка даже возмущались, но потом, проехав пару часов по никакой дороге, оценили и спокойно лежали на матах всю оставшуюся часть пути. А путь был нелегким. Доехав до Балхаша, мы не знали, куда ехать дальше. Выручил таксист, проводивший нас до границы города и показавший грунтовку, ведущую на Саяк. Дело было поздним вечером. Дорога немилосердно петляла. Однажды пришлось пересекать узкоколейку. Тогда я (как энергетик) приказал водителю бросить эту чертову дорогу и ехать по столбам высоковольтной ЛЭП – самый прямой путь к цели, тем более дорога была и между столбами. (Благо, практика у меня уже была. Однажды я возглавлял автоколонну по маршруту  2п-4п  зимой. В пути нас застала пурга, и мы до 6п добирались почти сутки. Вот там, теряя дорогу, мы лебедкой на одном из ЗИЛов вытаскивали машины к телеграфным столбам и по ним следовали дальше, поочередно цепляясь лебедкой за очередной столб.) Трясло одинаково, но путь стал короче. Приехали рано поутру, подивились на 50-тонные самосвалы (в Саяке были крупные рудники), поспали до обеда в спортзале и вечером раскатали местную команду с крупным счетом. Помылись в промышленной душевой, примерно, на 500-600 мест и бойцы взмолились; «Разрешите нам ехать на узкоколейке!» Оказывается, ходила такая раз в сутки по маршруту Балхаш – Саяк и обратно. Разрешил, погрузил пару-другую добровольцев в кузов, и поехали мы поздним вечером обратно по проложенному маршруту. Подождали подошедший поезд утром в Балхаше и поехали в Акчатау уже по хорошей трассе Алма-Ата - Целиноград. Акчатау – это тоже рудники, но более старые и поэтому город напоминал оазис в пустыне: много зелени, парк, в центре парка стадион с бассейном и вышкой для прыжков. Т.к. игра была на следующий день, футболисты с огромным удовольствием поплескались в 25-метровом бассейне. Единственное, что я запретил, это прыгать с вышки. Назавтра, снова выиграв и поискав пару загулявших игроков по городу, поехали домой. По прибытии в Приознрск написал я на путевом листе водителя: «Машина прошла без аварий столько-то км. (больше 1000), замечаний нет». Мне рассказали, что  командовавший тогда школой сержантов подполковник Сапожников на том же листе объявил водителю отпуск на 10 суток, а сам лист вывесил где-то на стенде. С гордостью могу отметить, что всех без исключения спортсменов из команд-гостей поражал наш город! Порядком, чистотой, зеленью, магазинами с дефицитным по тем временам товаром, да и многим другим, характерным только для нашего закрытого Города. Выступали наши футболисты в первенстве республики, надо прямо сказать, не ахти как и на следующий год мы с этих соревнований снялись - в основном из-за отсутствия официальной сметы расходов на такие соревнования.

Из более ранней истории нашего футбола – два интересных случая. Первый: приехал вместе с командой судить игру на 35п (тогда уже играли в 2 круга с разъездами). И вот в разгар игры начинается массовый пуск новых экспериментальных ракет. Я сам служил на этой площадке и знаю насколько завораживающе выглядит это зрелище, а уж увидеть в первый раз.. Разинув рты, застыли на месте приезжие игроки. Выбиваю мяч и кричу: «Играть!» Пуски кончились – игра продолжилась. Кстати в этих поездках, как и в автобусах, везущих офицеров с площадок домой и обратно, годами складывались  своеобразные обычаи. Так, например, никого уже не удивлял вид офицера, марширующего впереди гудящего автобуса с хохочущими пассажирами парадным шагом и отдающего честь скульптуре «Непьющего солдата» около госпиталя. Это значит, что бедняга, едучи домой, проиграл в карты за долгую дорогу и, как проигравший, исполнял ритуал неудачника. У футболистов был еще один обычай: играли в карты после футбола в пути и только выигравший кон мог выпить кружку воды из запасного бачка. Так вот бывало при особом везении, что один из игроков уже насильно вливал в себя очередную премиальную кружку, а остальные мучились от жажды. И непонятно было, кому повезло больше... Случай второй: однажды в порядке установления дружеских связей с местным населением к первенству Города допустили команду «Локомотив», составленную из футболистов ж.д. депо станции Сары-Шаган. Играли они, откровенно говоря, плохо и проигрывали всем подряд. Поиграв 1 год, они сами снялись с соревнований. Но гостей они принимали у себя в «Сарах» на весьма примитивном, так называемом, стадиончике: пара утлых ворот и контур поля, обозначенный жиденькой окантовкой из мела. Вот там судил я матч, приехав с городской командой, и в разгар игры на поле хлынули овцы, коровы, козы. Местный пастух в привычное время гнал стадо домой по привычному маршруту… Хохот, крики. Пришлось прекратить игру на время прохождения стада.

Вот такая вкратце была история нашего футбола – от первых матчей нескольких городских команд, до первенства Казахстана. Закончить хотелось бы опять рассказом о судьях. После первого выпуска было еще несколько выпусков школы Млявова и все выпускники отличались педантичным знанием и соблюдением правил игры. Из последующих могу вспомнить Николая Стариченкова и судью с весьма характерными инициалами – Юрий Никулин. Хороший лыжник, он где-то услышал, что судья за матч пробегает 12 -15 км. Отличная летняя тренировка для зимнего сезона! Юрий с отличием закончил курсы судей, и… Вы когда-нибудь видели, как судит футбол человек, ни разу в жизни этот мяч не пинавший и знающий только то, что такая игра существует?! Никулин полностью оправдывал свою фамилию! Сколько сколько насмешек и скверных слов он выслушал в первые годы своей работы! Но не сдавался и упорно продолжал овладевать таинствами футбольной науки. Он стал играть в футбол в своем управлении, не стеснялся спрашивать, опасаясь опять нарваться на насмешки. И стал хорошим судьей! Однажды я зашел на стадион посмотреть матч между  сильными командами. Судил Никулин и отсудил блестяще! Я – его главный критик - с удовольствием поздравил его с успехом и пожал руку. Судьи первой волны постепенно уходили из футбола. Сказывались возраст, резко повысившиеся служебные нагрузки  в связи со служебным ростом. Появились новые судьи – Иван Колмаков, Николай Стариченков и др.

Играют "Буревестник" и "Торпедо". Стадион "Родина". 1966 год.

Матч на первенство Города судят И. Колмаков, А. Гусаров и Н. Стариченков. 

Увы, всех уходящих они заменить не могли. Но самое главное – это Красноруцкий. Его буквально трясло от бешенства при мысли, что большинство соревнований проводится добровольными федерациями по разным видам спорта, что все они независимы от штабных веяний, что ему они не подчиняются, и он в их работе не принимает участия. Начались скандалы, трения. Самый крупный пример: наш «Ястреб» выступал в первенстве Казахстана, вся организация прошла мимо Красноруцкого и это его бесило. Приехали на стадион республиканские судьи несколько раньше заявленного времени и случилось так, что их никто не встретил. Но Красноруцкий был там и на просьбу приехавших проводить их в судейскую комнату ответил: «А я вас сюда не приглашал!» И как же он радовался, когда наши футболисты закончили  выступления в этих соревнованиях, не снискав особой славы! Закончились его хлопоты наглядно: летом 1982 года заглянул я совершенно случайно на стадион. Шла игра. Судил встречу сержант в сапогах, стоя "столбиком" в центре поля, изредка лениво посвистывая и помахивая  рукой. Из своей судейской практики могу только добавить еще один эпизод. Владимир Федорович Млявов приучил нас педантично изучать правила. И это мне пригодилось. Как я уже упоминал, мне удалось купить «Правила судейства соревнований по футболу» знаменитого нашего рефери Латышева в книжном магазинчике на полуострове. И вот однажды, приехав на судейство в один из городов Казахстана, я задумался, как же судить при жаре выше 30 градусов да еще на открытом месте в черной судейской рубашке? Посмотрев в «Правила», обнаружил абзац, в котором ничего не писалось об именно черной форме, а говорилось, что форма судьи, как и форма вратаря, должна по цвету отличаться от формы игроков. Была у меня в чемоданчике запасная голубая рубашка для прогулок. Ее я и надел. Удивил всех! И своих помощников, и игроков, и зрителей. Но самому-то мне было легче! И я продолжил практику судейства в светлых рубашках. И вот на одних из судейских сборов летом глава судейского корпуса Казахстана Толчинский заявляет: «У нас тут появился какой-то голубой судья (в те времена это означало только цвет!). Кто это?» Встаю. «Почему вы нарушаете форму?». «Я не нарушаю!» - «Как это?!» Достаю «Правила» и цитирую Латышева. Шок! Смущение! Я оказался единственным судьей в Казахстане, который обратил внимание на это правило. Меня обозвали умником и позавидовали. Заканчивая воспоминания о городском футболе, могу сказать, что чемпионат наш был тем интересен, что был непредсказуем. Каждый год возникал новый лидер. По очереди чемпионами или обладателями кубка Города становились «Рубин», «Торпедо», «Чайка», «Заря» «Волна», «Строитель»…  Интересный факт – в конце  70-х годов лучшими бомбардирами первенств 3 года подряд становились нападающие строителей Коваль, Коваленко, Ковалев. Должен вспомнить в связи с этим и о физруке строителей  в 70-80-х годах. Среднего роста, хорошо сложенный Анатолий Васильев одинаково хорошо играл во все игры с мячом, начиная с настольного тенниса и заканчивая гандболом. При нем на полуострове был построен прекрасный спортзал, вмещающий поле для мини футбола. И мы с удовольствием ездили на полуостров играть в волейбол в играх на первенство города. Строители самым активным образом участвовали почти во всех городских соревнованиях и имели в своих рядах немало чемпионов и призеров Города по различным видам спорта.

   (продолжение следует)

 

 

Тема статьи: