Не службой единой жил полигон! Часть 7

Автор: 

Анатолий ГУСАРОВ

  О других видах спорта!

О других видах спорта. К сожалению, больших успехов наш городской баскетбол не имел. В рамках города бывали упорнейшие сражения со своими героями, но больших успехов в более высоких по классу соревнованиях наши баскетболисты не имели.

Хотелось бы вспомнить о судьбе 2 солдат. Однажды ко мне на каких-то соревнованиях подошел молодой солдат-новобранец и безо всяких обиняков попросил: «Командир, помоги мне устроиться в спортзал «Спутника»! Я насторожился: с одной стороны – бесцеремонное панибратство, с другой стороны…. я все-таки спортсмен! Начал расспросы и выяснил – человек, как он выразился, «инкубаторский», т.е. воспитывался в детдоме. Единственное увлечение всей жизни – спортивная гимнастика, мастер спорта, призван в автополк, к которому клуб «Спутник» относился. Подошел к начфизу полка, поговорили. Потом выяснил – жил, спал и тренировался Витя Алтухов в спортзале, выходя из него только для приема пищи и на различные воинские ритуалы (разводы, утренние осмотры и пр.). Стал призером ТУРКВО, чемпионом Карагандинской областии и при всем при этом содержал спортзал в образцовом порядке (особенно после воскресных танцулек). Еле-еле научили его азам воинской вежливости, отговорка у него была одна: «Да я инкубаторский, меня говорить не учили!». Начальники, видя его добросовестность и одержимость, к нему особо не придирались. После демобилизации поступил Виктор в Карагандинский пединститут на факультет физвоспитания. К сожалению, дальнейшие его следы затерялись.

Другой  солдат.. В 70-80 годы выходные дни Города начинались соревнованиями любителей спотра на всех спортплощадках, включая озеро и берег Балхаша. Играли в футбол члены «клуба Шнурковского» - был такой офицер на 6п, который все выходные дни начинал на стадионе «Родина». Там и собирались все, кто хотел поиграть в футбол просто без затей  и организации. Играли часами до изнеможения и летом, и зимой на основном и запасном поле, играли на стадионах школ. На водной глади занимались своим делом яхтсмены (зимой – буеристы), выходили «на волну» шлюпки и личные катера и лодки, облепляли все ближайшие берега рыбаки (тоже вид спорта!), ныряли аквалангисты, в последние годы появились виндсерфинги. Ну и волейболисты, естественно, чуть ли не с 6.00 утра шли в ГДО. И вот однажды утром заходит в зал высокий стриженный наголо солдат и спрашивает: «А можно с вами поиграть?» Должен сказать, что в нашем волейболе все было демократично. Здесь авторитетны были только твои спортивные показатели и больше ничего. Играли на равных генералы и сержанты! (Но об этом чуть позже). И нередко вот так поутру приходили поиграть командированные промышленники или офицеры и надолго оставались в атмосфере яростных сражений и споров при взаимном уважении к личности любого игрока. Вот так было и в тот раз с солдатом. Переоделся, вышел, встал в очередную команду (а играли мы всегда в "ВЫлетбол" - т.е. навылет: проигравшая команда уступала место на площадке очередной, а в очереди, бывало, стояло до 3-4 команд), и после первых 2-3 розыгрышей подач стало ясно, что у нас в Городе появился высококлассный волейболист. После игры порасспросили его. Витя Сидоров воспитывался одной матерью, играл за вторую команду «Динамо» (Москва). Когда пришла повестка в армию, тренеры по каким-то соображениям не захотели оставлять его в команде, и он попал к нам на полигон в роту связи. Парня, конечно же, сразу взяли в сборную, на первой же игре в Караганде его тоже приметили и стали вызывать в сборную Караганды для игр на первенство республики. После демобилизации не вернулся Витя в Москву, а поехал в Караганду, поступил в пединститут - через год он уже играл за знаменитый алма-атинский «Локомотив», становился чемпионом Европы в составе этой команды, получил квартиру в Алма-Ате и т.д. А женили его по сути дела мы с Валерой Васильевым. Дело было так: поехали мы с товарищескими играми в г. Балхаш. Традиция была многолетняя, играли и спортсмены (скажем так) и ветераны, где частенько в составе и гостей, и хозяев  играли партийные и комсомольские секретари, и активисты спорта. Одна из игр была в соседнем Коунраде. Там был неплохой зал и много зрителей. И вот что-то наш Витя начал "мазать" мяч за мячом. Взяли минуту: «Витя, в чем дело?!» - «А что она смотрит?» - «Кто?» - «Да вон!» Глядим – сидит красивая девушка с огромными глазами рядом с площадкой. Мы с Валерой срочно подходим к причине нашей плохой игры и вежливо-тактично приглашаем ее выйти из зала для разговора. Начали выяснять кто да что, а тут и игра закончилась и вылетает во дворик разгоряченный Витя. А тут и мы!... Познакомили и оставили Витю до утра в Коунраде, где эта девушка жила со своей семьей. Вот так он и женился после демобилизации и состоялся, как спортсмен и человек. Последние сведения, дошедшие до нас были, что, закончив играть и получив 3-х комнатную квартиру в Алма-ате, стал В.Сидоров хорошим тренером. Наш спортивный клуб в 70-е годы уже обладал неплохим авторитетом и  к нам спокойно присылали призывников из известных клубов. Немало ребят из футбольного карагандинского «Шахтера» «стажировались» в наших частях, был спартаковец Букиевский, был чемпион СССР среди юношей по боксу Снежко. Да и спортивная база к тому времени в Городе была неплохой. В каждой из 4 школ были спортзалы, к спортзалу в ГДО присоединились спортзал «Старт», в котором мы проводили первое первенство новой Джезказганской области по волейболу, появился хороший спортзал на полуострове у строителей  и уютный спортзал, вмещающий волейбольную площадку, дополнил первый в Городе, закрытый плавательный бассейн в новеньком Дворце пионеров. Крупные площадки – 7п, 35п, 6п имели небольшие спортзалы, способные принимать волейбол, баскетбол и гандбол, другие площадки – спортзалы поменьше, в которых можно было заниматься гимнастикой, настольным теннисом и т.п. На 38п  спортзал помещался в технологическом здании экспериментального радиолокатора РЭ-4 и там можно было с трудом играть в волейбол (линии границ волейбольной площадки проходили по стенам. "давил" потолок). А вообще-то во всех  солдатских казармах полигона в обязательном порядке были расположены гимнастические снаряды (перекладины, брусься, козлы и кони), были гири или штанги. Ну, а летом на всех площадках полигона были как минимум футбольные поля с легкоатлетическими секторами (беговые дорожки, ямы с песком для прыжков и т.п.) и волейбольно-баскетбольные площадки. Как экзотику можно вспомнить, что на стадионах «семерки» на футбольных воротах вместо сеток висели отработанные тормозные парашюты с истребителей и вратари с удовольствием пользовались тенью от них, да и в багажниках многих местных автомобилистов вместо буксировочных тросов частенько лежали легкие и прочные парашютные стропы. В самом Городе были также теннисные корты, на стадионе зимой они заливались и превращались в хоккейные площадки, на которых разгорались жаркие хоккейные битвы регулярного первенства Города с участием  десятка команд. На первых ролях здесь были 7п, 3д, 14п и 38п. А летом в конце 70-х – начале 80-х на этих кортах поочередно сражались теннисисты, завоевавшие немало призовых мест в первенствах Карагандинской области, и участники летнего первенства Города в мини-футбол.

К большому моему сожалению, очень мало могу вспомнить о борцах, хотя среди них также было немало ярких личностей, призеров различных республик и  областей Союза. Единственная история, которую я запомнил из конца 60-х годов. На полуострове, после расселения общежитий № 3 и 4 («Папа» и «Мама»), в них заселили роту КЭУ, занимавшуюся различными хозработами в Городе. И вот однажды при работах по асфальтированию дорог и пешеходных дорожек на территории только что открывшегося госпиталя заметил замполит роты А.Косарев, бывший неплохим борцом, здоровенного солдата, таскашего в одиночку ручной каток по укатке асфальта, который обычно таскали вдвоем-втроем. Заинтересовался, спросил, а не хочет ли он заняться борьбой. Какой же выходец с Кавказа не хочет? Привели его в единственный в те времена спортзал «Спутника», потренировали, и парень с ходу стал чемпионом полигона по борьбе в тяжелом весе. Тогда, да и потом, страшным дефицитом во всех видах единоборств были сверхлегкие и сверхтяжелые веса. Из последних до сих пор без смеха нельзя вспомнить солдата с 6п по фамилии Николко. Пухлый толстячок, абсолютно не спортсмен, но по весу «прикрывал» все виды единоборств. В штанге он поднимал веса, уступающие достижениям легких весов, но становился призером – мало было «тяжей». Так вот когда его выставили на борьбу, в первой же схватке, когда противник ухватил Николко за бока, тот нервически захохотал и стал извиваться. Схватку остановили: «В чем дело?» Ответ: «Я щекотки боюсь!!». С хохотом победу отдали сопернику, не возобновляя схватки. Короче говоря, Саша (так перевели на русский язык его имя и так его все звали) Кадзасов после 2 лет службы был уже чемпионом Казахстана, а потом и Союза среди юниоров, получил звание мастера спорта и, в общем то, до демобилизации его на полигоне и не видели – пропадал на очередных сборах или соревнованиях.

Так же скупо могу вспомнить и стрелков. Из ранних призеров различных рангов, вплоть до республиканских, могу вспомнить Маврина, Шаркевича и Ольштинского, а из женщин – Жанну Белозерскую, которая к тому же прекрасно пела, Пащенко (к сожалению не помню имени) – они на каких-то окружных соревнованиях показали результаты выше достижений наших мастеров-мужчин. Потом в Городе появился мастер спорта Николай Дмитриев, который много лет подряд занимал призовые места в ТУРКВО, САВО, Казахстане и т.п. Кстати, усилиями тогда еще полковника М.И.Трофимчука у нас в Городе появился траншейный стенд для стрельбы по тарелочкам. И частенько, шагая на центральный пляж, многие задерживались, наблюдая за эффектными стрельбами, за разлетающимися на осколки в воздухе тарелочками.

К сожалению, соревнования по вольной и классической борьбе, а также по боксу проводились лишь раз в году в зимнее время. Ринг, как я уже говорил, устанавливался сперва в спортзале клуба «Спутник», потом на его сцене, а затем – в спортзале «Старт». С самого начала этих соревнований Володя Мячиков попросил меня поработать судьей-информатором, т.к. по его словам, я и в спорте разбирался, и говорил внятно и понятно. Нужно сказать, что в боксе, как и в борьбе, в Городе было немало мастеров, занимавших призовые места в республиканских, областных и окружных соревнованиях. Причем, боксеры были в различных воинских частях и подразделениях, но основными борцами в командных сорвнованиях были «Чайка», «Восход», «Строитель», «Вымпел» и «Молния». Можно вспомнить только особо ярких представителей бокса разных лет. 6п «Вымпел» дала сперва прекрасного боксера, а потом многолетнего главного судью соревнований по боксу Валерия Балакара, потом появился Владимир Кушнир – боксер сильный, оригинальный, думающий. Во время боя мог внезапно изменить стойку, бил сильно с обеих рук. По мере взросления становился чемпионом города во все более тяжелых весовых категориях, со второго полусреднего до полутяжа. У «Чайки» были сильные боксеры в различных категориях: Дахкильков, Тхостов, Билык. Потом пришло время «Восхода». Боксеров там возглавлял мастер спорта Валерий Сарычев. В команде были братья Хоренко, В.Черенков и многие другие, становившиеся потом чемпионами и призерами округа и области. В конце 70-х боксеры стали выезжать на товарищеские встречи в города Балхаш, Джезказган, встречали этих же боксеров и у себя в Городе.

1981 г. Спортзал «Старт 2»  Судьи по боксу:   сидят В. Кузнецов, А. Гусаров (информатор) и главый судья соревнований В. Сарычев.

Наряду с футболом круглогодичными становились и соревнования по гандболу. Сперва первенство разыгрывалось летом с разъездами, а потом и зимой. На первых порах лидерами были 35п (Молния), 9 управление (Буревестник). В 70-х пришла пора 38п «Восход». Из первого чемпионского состава «Восхода» выделялись Анатолий Кузнецов и Алексей Фатеев. У Фатеева было абсолютное плоскостопие, и мы все удивлялись, как он вообще попал в армию. Но бегал и прыгал невысокий (околи 173 см.) Леша великолепно. Кроме гандбола он входил в сборные команды по волейболу. Потом на смену «старикам» пришли новые мастеровитые игроки, в конце 70-х уже стновившиеся призерами республики и округа. Связующим звеном между старым и новым составом служил Юрий Гурьянов, на мой взгляд, лучший гандболист Города 70-80-х годов. Выделялись в сборной Ивасюк и, практически незаменимый, вратарь Прихожденко. Недавно, благодаря интернету (спасибо Коле Дмитриеву, подарившему мне компьютер), попросил я Юру Гурьянова и Костю Сердюка напомнить наиболее ярких гандболистов Города. Они мне написали – Широков, Куц, Спруде, Авдеев, Бойко, Хрипченко, Выговский, Тищенко, Рябцев, Данилин, Аристов, Левинец, Болгов, Московкин, промышленник Александр Ткаченко. Все они играли в разных командах, выделяясь в них и мастерством, и азартом.

Отдельно – о нескольких офицерах. Александр Евдокимов (Чайка) – здоровенный атлет, который одинаково прекрасно играл во все игры от настольного тенниса до хоккея с шайбой. Константин Сердюк – сочетал гандбол с комсомольской работой в ущерб последней, за что не раз получал втыки от политруководителей полигона. Гурьянов и Ивасюк - не только играли ведущие роли в гандболе, но и в составе футбольной сборной не были лишними. Многие офицеры возглавляли различные спортивные секции в школах Города. Васильев тренировал волейболистов, Гурьянов и Старковский – гандболистов, Дмитриев – стрелков.

Гандбол и волейбол в нашем Городе объединяло одно обстоятельство – по сути дела это были офицерские команды. И такие звезды, как Витя Сидоров или позднее в начале 80-х – Женя Глотов из сборной юношеской Украины, только укрепляли волейбольную сборную.

О волейболе. Волейбол по массовости в Городе ни в чем не уступал футболу. В самом городе было несколько волейбольных площадок среди кварталов и даже одна – с электроосвещением для игры поздним вечером. В любой части наряду с футбольно-беговым сектором обязательно присутствовала волейбольно-баскетбольная площадка и по вечерам после работы или службы летом эти площадки не пустовали. Сам я пришел в волейбол постепенно. С возрастом и трудностями службы тренироваться с прежним рвением и нагрузками в одиночку бегом и прыжками было почти невозможно, и поэтому я только поддерживал кое-какую форму, позволявшую мне несколько лет входить в число призеров в прыжках в длину и тройным. А вот с волейболом таких трудностей не было – в любой вечер на площадке можно было поиграть как минимум 4х4. Прыжок у меня был, раскоординированностью я не страдал и поэтому, наравне с легкой атлетикой, в каждой части и присутствовал в сборных почти по всем игровым видам, а потом и вовсе переключился на волейбол. В нашем волейболе всегда были личности. Из ветеранов, конечно, выделялся Константин Иосифович Кудряшов. Для нас то, он был просто Костей, но каким! Мощная боковая подача, не менее мощный удар над сеткой, хороший выбор места в защите, азарт – все это было при нем. Позднее я много лет играл с ним в одной команде ветеранов и не было лучшей награды, чем зычный крик: «Толька, собака!» при моих промахах или поощрительный пинок при успехе. И никто не обижался, и никто не дулся, потому что на первом месте была ее величество Игра, а потом все остальное, да и имел Костя право на свои  маленькие причуды. Кроме общительного и веселого характера (службы это не касалось) служакой Кудряшов был исправным и педантичным, заканчивая службу в отделе техники безопасности при главном инженере полигона. Кстати, много лет подряд именно К.И.Кудряшов выносил на все парады знамя полигона. Был Константин Иосифович прекрасным рассказчиком неистощимого количества анекдотов и веселых историй. Так что в любой команде и компании был он незаменим. Играл он в основном в управленческих командах. Потом появились более молодые мастеровитые игроки. В чемпионском «Буревестнике» выделялись входившие в сборную Города Анатолий Шпаковский, Валерий Смирнов, Валерий Васильев. О последнем хотелось бы сказать поподробне. Невысокий по волейбольным меркам, прыгал он высоко над сеткой и никогда не бил со всей дурацкой силой, если можно было обмануть, скинуть за блок и т.д. Умный и хитрый был игрочище, да и затейник великий. Их связка с распасовшиком Геной Будревичем долгие годы была образцово-показательной не только в Городе. К ним потом  в команде подсоединялись «дети Города» - сыновья офицеров-ветеранов полигона: Сергей Большаков и Виктор Колмаков, потом к ним присоединился Василий Борин, солдаты братья–близнецы Шляги. Эта команда долго была лидером первенств Города. Там же на 40п, но в другой команде играл еще один сильный игрок Анатолий Шипов. Однажды удивила и позабавила всех сильная команда «Вымпела» (6п) - на одном из зимних первенств они выставили 4-х левшей! Троих помню до сих пор – сильные были игроки: Игорь Холин, Игорь Зуев и Борис Бобровский – великолепный футболист и исполнитель неаполитанских песен. Уже в 70-х годах наша команда была в призерах Карагандинской области и ТУРКВО. Своеобразная была команда! До сих пор помню появление наших волейболистов в Караганде (к сожалению, не помню точной даты). Прекрасный спортзал в Доме Спорта Караганды, много зрителей, одна из команд уже разминается по всем правилам и тут появляемся мы, в солдатских байковых костюмах (неуклюжие на вид, мешковатые, эти костюмы хорошо держали тепло, что было хорошо при разминке), с вещмешками, в которых лежали тогда еще со шнуровкой мячи, с патефоном! Завели патефон, поставили пластинку и начали бегать и разминаться каждый по-своему. В публике хохот, соперники заулыбались и расслабились. Подурачились (но хорошо размялись!), стали на игру и вынесли соперников в первой партии чуть ли не под "ноль". А дальше все было делом техники -  соперники были подавлены. На следующей игре нас уже ждали без улыбок, но дошли мы до финала и проиграли местным не без помощи судей. Собирались в команде в большинстве своем люди с большим чуством юмора, которые ездили на соревнования не только бороться за призы, но и, говоря современным языком – оттянуться, т.е. отдохнуть от тяжелых будней, службы, смен, недостатков снабжения и т.д. Поэтому и были все раскрепощены, веселы, непринужденны, иногда какой-нибудь шуткой разряжая напряженность на игровой площадке. Здесь лидерами раньше был К. Кудряшов, потом В. Васильев и Г. Будревич. (Как-то после первого выезда со сборной Миша Сухоруков сказал, что с нами больше никогда и никуда не поедет – боится прибить кого-нибудь из нас за вечные подковырки. Но потом привык и даже сам не раз хохмил на приличном уровне). Но первого места в Караганде мы так ни разу и не заработали  даже в равных условиях. Дело обстояло так: в армию был призван и служил на 38п (Восход) капитан волейболистов карагандинского пединститута и член сборной  Караганды Виктор Катин. И вот в финале возникла ситуация, когда карагандинцы были капитанами команд-финалисток. Нашу возглавлял Катин. Вот тогда и судьи, и капитаны со  смехом решили играть со справедливым судейством и карагандинцы оказались сильнее. Чем хорошо было выступать в Караганде в любых видах спорта, так это не только великолепной по тем временам спортивной базой, но и удобством прибытия в город -  вечером садишься в поезд и через 8-9 часов ты в Караганде. А там уже на вокзале – первый искус: всегда свежее даже рано утром, считавшееся лучшим в Казахстане, пиво! Частенько многие спортсмены по прибытии в Караганду «разминались» с утра пораньше свеженьким «Жигулевским»! Напомню, что многие годы в Приозерске царил сухой закон, запрещающий продажу всего спиртного во всех наших магазинах и столовых. Но об этом позже. Продолжу о волейболе. За дату не ручаюсь, скорее всего, в конце 70-х образовалась Джезказганская область, под которую отделили часть Карагандинской, и мы  вместе с городом и озером Балхаш стали джезказганцами. Вот здесь и начались проблемы с транспортом. Если с первым чемпионатом области, я писал раньше, проблем для нас  не было – все приехали к нам, то на следующий чемпионат в 1981 году надо было ехать в Каражал. К тому времени я уже практически отошел от активного спорта, правда это не касалось волейбола – и зимой, и летом каждые субботу и воскресенье собирались мы с 7 утра в спортзал ГДО и рубились в «вЫлетбол», т.е. на вылет, т.к. в очереди на площадку уже стояло по 2-3 команды. Уже здесь происходил дарвиновский искусственный отбор – сильные сбивались в команды (хотелось подольше играть, подольше быть на площадке). Здесь случился со мной волейбольный анекдот. Дело в том, что в спортзал ГДО после нас приходили играть бадминтонисты. Надо прямо сказать, особо сильных среди не было. И частенько они на нас ворчали, подгоняя с окончанием очередной последней партии. Однажды по этому поводу сцепился я с ними, вызвал на «дуэль» пару лучших бадминтонистов, обыграл (был, хорошо размявшись, да и большого тенниса не чурался – у меня на ЦРП-3 был теннисный корт, где я иногда по утрам играл с лучшими теннисистами Города). После этого они на некоторое время успокоились. Но вот однажды, придя к окончанию наших сражений, они опять начали подначивать меня. Пришлось опять вызвать лучшего на «дуэль»! И, представьте себе, вместо пожилого рыхловатого ветерана выходит играть высокий, гибкий, подтянутый атлет под 190 ростом, лет 40. Как он меня гонял! Разгром был полный! 15:1, и то это очко не я выиграл, а он сам попал в сетку. Выяснилось, что играл я с промышленником, экс-чемпионом Москвы, призером Союза, мастером спорта. Долго потом мои «недруги» ликовали! Успокоились они только тогда, когда мастер уехал. Летом добавлялись вечерние сражения – на волейбольной площадке стадиона «Родина», плюс – участие в первенстве Города в составе сборных команд части и команды ветеранов. На первом чемпионате Джезказганской области я был судьей -  у нас и так собралось 2 команды отменных бойцов  и еще пару могли добавить! Тогда наши сборные в финале и рассудили, кому быть чемпионом, а кому – призером. А вот когда в сентябре 81 года надо было ехать в Каражал, да еще неожиданно (телеграмма пришла за неделю до соревнований), то без отпусков, работ, нарядов, дежурств и т.п. собралось 5 (пять) человек! Четверо – из «Чайки» (7п) – Владимир Махновский, Дмитрий Ассеев, Василий Кулитко и недавно приехавший на полигон Михаил Сухоруков, к ним присоединился Валерий Сидорский из «Энергии» (8п). Выловил меня Махновский на стадионе, обрисовал обстановку и спросил, - смогу ли я помочь команде? Время было, согласовали с командованием – и поехали. По давней традиции, на соревнования ездили в гражданской одежде, и только глава делегации обязательно в форме. Т.к. самым старшим и по возрасту и по званию был я, мне и выпало ехать в форме  майора. Как ехать, никто не знал. Поэтому, собравшись, поехали на атобусе в г. Балхаш, там пришли на вокзал.

Ж.д. вокзал г. Балхаш (Моинтах по Самочадину). Ждем пересадки. М. Сухоруков, А. Гусаров, Д. Ассеев, В. Сидорский.

А там выяснилось, что и оттуда до Каражала надо добираться на перекладных через Караганду. Поехали поездом в Караганду, оттуда опять же поездом Караганда-Джезказган доехали до маленькой районной станции  Атасу. Как ехать дальше?

«Может, пешком? Указатели есть».  Миша Сухоруков привыкает к нашим хохмам. 

После долгих расспросов, выяснений и т.п., попросили машиниста (с помощью дежурного по станции) тепловоза, везущего пустые грузовые вагоны под  руду в Каражал, захватить и нас. Я, как аксакал, был допущен на тепловоз,

Аксакал на тепловозе.

остальные – в любой пустой грузовой  вагон. Сели в первый и поехали.

Едем в Каражал «купейным». 

 

После примерно 4 часов езды вышли в Каражале.

Опять вопросы, поиски и, наконец, устроились в гостинице. Утром нашли спортзал и первыми соперниками, как потом выяснилось, стали самые наши сильнейшие соперники – балхашцы. Первый раунд – каким мячом играть – от их команды или от  нашей, мы выиграли с помощью жребия (я уже писал, что это были времена всеобщего дефицита и даже за венгерскими нипельными мячами охотились по всей стране, это уже потом появились японские и пр. мячи). Были в составе противника 2 парня под 2 м. ростом, а у нас самый высокий Миша Сухоруков – около 190 см. Валера Сидорский, новичок таких соревнований, шопотом признался, что «стесняется» рослых соперников. Я ему советую обращать внимание не на рост, а на прыжок и умение.

Наши соперники-балхашцы. Большие ребята!

Началась игра для нас неудачно. Уже через десяток минут соперники вели в счете чуть ли не 10 очков. Я уже начал напевать песенку «Вот не везет», но тут проснулся Сухоруков. После очередного объявления счета он возмущенно возопил: «Сколько?» и получив ответ, рявкнул: «Накидывай!» А как накидывать этому гибкому и умелому левше мы уже знали. И пошло-поехало: разыгрался Миша, размахался наконец-то Махновский – наши основные забойщики, пару-другую раз поставили мы удачный блок, вобщем, вытянули партию. За другими дело не стало – по уровню сыгранности и мастерству, нашей команде в области равных не было. С остальными командами справиться было легче. Вернулись мы в Город чемпионами уже по знакомому маршруту – узнали, что шел из города на Караганду поезд, а уж из Караганды дорожка была накатана.

Чемпионы области. Стоят – Д. Ассеев, В. Махновский, М. Сухоруков, А. Гусаров. Сидят – В. Кулитко и В. Сидорский.

 

На следующий год – та же картина: некому ехать! Опять собралась прошлогодняя четверка, А Михаила Сухорукова и Василия Кулитко заменили Владимир Спогреев («40п» «Наука») и солдат первого года службы Евгений Глотов (член сборной юношеской Украины из Луганска), да еще в запас взяли Анатолия Рябцева.

Немного о Глотове – мне он немного напоминал Валеру Васильева: небольшой рост и большое мастерство. Роста Женя был чуть выше 180, но прыжок и школа мастерства были высочайшими. В Городе он появился тоже с маленьким приключением. В 1981 году я ездил за молодым пополнением на Украину. Ну, в эшелоне (тогда пополнение для полигона шло эшелонами) шла своя работа – в разные части старшие вагонов искали киномехаников, шоферов, поваров и пр. специалистов. Искали и спортсменов, и вот в соседнем вагоне посланец 7п похвастал, что у них в «Чайке» скоро появится еще один сильный игрок Евгений Глотов. Я с ним разговорился, выяснил, что к чему: он закончил Луганский пединститут (кстати, тот самый, который заканчивал в свое время наш Генеральный конструктор  Г.В.Кисунько) и после института был призван в армию. В конечном пункте после высадки и построения в Коктасе подошел ко мне Слава Ефремов, командир роты автополка, чемпион области по волейболу в составе нашей сборной, очень своеобразный игрок. Я ему рассказал о «находке» летчиков. «Покажи!»- показал и занялся своими делами. Каково же было мое удивление, когда я увидел Женю Глотова в составе «Торпедо»! Оказывается Ефремов взял молодого призывника за руку и отвел втихаря в свою команду, а потом у знакомого штабиста забрал и его документы.

 

Команда «Торпедо» - обладатель кубка Города по волейболу в 1982 г.  Сидят – А. Гусаров и Е. Глотов. Стоят – Н. Лавшук, В. Дубинин, Шишкин и Б. Погорельский. 

На этот раз надо было ехать прямо в Джезказган. В этот раз старшим мы выбрали подполковника Владимира Спогреева. Выпала ему доля ехать в форме. Очередной анекдот случился уже в поезде, в котором мы ехали в Караганду. Сели в Сары-Шагане, заняли места в двух купе. Валера Сидорский (основной распасовщик сборной конца 70-х начала 80-х) и Дима Асеев (хороший, хитрый нападающий) завели Женю Глотова в  купе и переодели в джинсовый костюм. Все-таки солдату первого года службы разок – другой походить в «гражданке» - это в удовольствие. А т.к. в Караганде было много военного народа, то можно было ждать затруднения при встрече солдата с незнакомыми офицерами и патрулями. Поэтому наши модники с общего согласия переодели Женю в свои одежды и пошел Женя в свое купе. Через 5 минут влетает к нам с проблемой: в его купе ехал незнакомый старший лейтенант, увидел все перетурбации с переодеваниеми начал скандалить по этому поводу. Пришлось улаживать конфликт - в купе к старшему лейтенанту зашла целая делегация во главе с подполковником, который грозно заявил растерявшемуся офицеру: «Ты что, не видишь, где мы сели? Мы из спецвойск и едем со спецзаданием! А ты нам его срываешь! Смотри, начнешь болтать, в Караганде сдам в комендатуру за срыв боевой задачи!» Офицер был с общевойсковыми погонами. Проверили его удостоверение, записали данные для вящего эффекта и подальше от греха переселили Женю в наше купе, а к старшему лейтенанту, грозно сопя и хмуря брови переехал я. В Караганде пересели мы на поезд Караганда-Джезказган, благополучно доехали до областной столицы, а там нас встретила холодная гостиница и холодный спортзал – в котельной города из-за различных проблем работал только 1 котел, остальные  вышли из строя. Своеобразный был город! Основное население – бывшие заключеные, долгие годы проведшие за решеткой, забытые родными  и знакомыми, не нашедшие себя на родине и вернувшиеся в знакомую обстановку к знакомым людям. Планировка - тоже своеобразная: разыскивая адрес, можно было запутаться: рядом, например, с № 17 можно было обнаружить №3. Местные старожили объяснили, что при строительстве города номера домам давали по очередности их появления в строю улицы. Поэтому частенько №1 можно увидеть где-то ближе к середине улицы. Разыскивая облсовет, чтобы отметить командировки, нашли мы его в 4-х этажном  здании с одним подъездом, а рядом стояло 9-этажное здание на 4 подъезда. Выяснилось, что это – областное управление МВД! Вот тут мы наглядно убедились, что совсем недавно Джезказган, наравне с Карагандой, был столицей зоны, в которой сидели тысячи и тысячи заключенных. Да и едучи в поезде, видели мы в степи остатки зон: бетонные столбы с колючей проволокой, остатки бараков. Но вернемся к волейболу. Еще на разминке перед первой игрой подошли к нам наши постоянные соперники – балхашцы с вопросом: «А где ваш левша? (Это о Сухорукове)» - «Не смог приехать.» - «Даа, трудновато вам придется!» Но когда во всей красе заиграл Женя Глотов, вопросы были сняты. Мы уверенно шли к 1 месту. Опять же смешной случай. Играли мы со слабой командой и решили дать сыграть запасному. Вышел Рябцев, ушел приболевший Спогреев. Играем уверенно. Вдруг судья объявляет: «Минута!» Оказывается, перерыв взял Володя Спогреев.» В чем дело? Что-то не так?» - «Нет. Давайте быстрее заканчивайте, - замерз я!» С хохотом вернулись на площадку и постарались побыстрее выиграть. Самой трудной была последняя игра против хозяев чемпионата. На этот раз они собрали лучшие волейбольные силы. Но мы были сильнее! Замечательно играли в нападении Глотов, многолетний капитан сборной Владимир Махновский, хитро вел свою игру Дмитрий Ассев, прекрасный гитарист и певец, подхватил общий кураж Владимир Спогреев. А закончил игру моим любимым финтом основной распасовщик команды Валерий Сидорский – в разгар сражения, когда команда противника приготовилась к очередному могучему удару наших нападающих,… он просто тихонько перекинул мяч через сетку! Шок! Мяч спокойно упал на пол.. Игра! Диктор объявляет: «Это была последняя игра в составе команды «Ястреб» ветерана команды Анатолия Гусарова». Сюрприз от команды мне. Спасибо! Конечно, пришлось «проставиться» - поздравляли и соперники, и судьи. Почему я так подробно остановился на этих соревнованиях? Потому что это было мое последнее выступление в составе различных сборных Города. На следующий, 83 год, я увольнялся. Должен сказать, что с самого зарождения приозерского волейбола меня привлекал в нем дух интеллигентности, юмора, демократизма, азарта. Наши спортсмены на любых соревнованиях отличались какой-то жаждой нового, необычного. Даже фамилии на футболках впервые в Казахстане появились на наших спинах (сперва это делал В. Лесков во внутрикомандных соревнованиях, потом Д. Ассеев обозначил нас на областных соревнованиях). При самых яростных сражениях на площадке на первом месте была Игра и на первых ролях были игроки, а не начальники и подчиненные. Я много лет играл и в командах ветеранов. В команде, в которой я заканчивал свой спортивный путь в Городе, играли Константин Кудряшов, Виктор Попченко, Анатолий Польченко, Валентин Бездетских, Виктор Сковиков - люди, занимающие немалые посты в штабе. И всегда в команде царил дух азарта, подогреваемый остроумными репликами Кудряшова, дух дружеской подначки – тут уж все не отставали, взаимопомощи да и мастерства хватало. Не зря наша команда была, как минимум, в призерах среди ветеранов. Игрывали в этой команде и генерал Марков (начальник полигона) и генерал Бугаев (начальник политотдела полигона) – всегда носовой платок за резинкой трусов, всегда в хорошей форме: не зря ему часто доверяли завершаюший удар. И никогда ни один из начальников не давил авторитетом на судей! Спорить – спорили, бросали недовольные взгляды, но дух спорта был у всех начальников и командиров одинаково демократичен.

К игре готовятся ветераны В. Попченко, К. Кудряшов, И. Холин и А. Гусаров.

К сожалению, очень мало могу сказать о гимнастках – в основном это были школьницы, совершенствующие свое мастерство под руководством школных учителей (женщин) физкультуры. Но и они, выезжая в Караганду и Джезказган (помню большую энтузиастку и хорошего тренера по гимнастке Л. Ненахову), были на соревнованиях всегда в числе призеров.

Гимнастки Города во главе с Л. Ненаховой (вторая справа).

Кстати, когда, встречая новый 1964 год, я работал в ГДО в год его открытия Дедом Морозом, роль снегурочки  играла учительница физкультуры, замечательная гимнастка Валентина Беляева, не раз становившаяся призером ТУРКВО по гимнастике в классе мастеров.

1964 г. Дед Мороз со Снегурочкой на детском утреннике в спортзале ГДО.

Да  и вообще среди учителей было немало замечательных специалистов. Именно с их работы начинались многие спортиные успехи учеников. У истоков городскова туризма стояла «физкультурница» Н. Дмитриева, сын другой «физкультурницы» Саша Дорошин дорос в своем мастерстве до членов сборной страны по легкой атлетике, показывая результаты, которые и сейчас были бы не последними: длина – 8.15м, тройной - 17.20!

И в других видах спорта было немало энтузиастов. У Юлия Цукова – нашего городского поэта, на 2п рядом с его домиком стоял стол для  настольного тенниса и редко кто мог одолеть Юлия в этой игре. В Городе также было немало таких любителей. Теннисные столы стояли в подвалах домов, в школах, спортзалах, на технологиях. На 14п во время ночных дежурств я неоднократно с большим удовольствием избавлялся от усталости и накатившего сна в сражениях с промышленниками - прекрасными мастерами этого вида спорта.

Могу добавить, что до последних времен профессиональных тренеров в наших командах не было. Тренировались и сыгрывались сами, внося в игру каждый свое видение, мастерство и наработки. Приезжали на полигон люди со всего Советского Союза и везде были свои своеобразные школы в различных видах спорта. Так, в одно время в армию были призваны ребята из Якутии, среди которых был призер республики по прыжкам в длину на одной ноге, но это было далеко от тройного. Зато в лыжах они были на высоте. И здесь у нас были большие энтузиасты. Офицер из управления Иванов в течение многих лет брал отпуск зимой лишь для того, чтобы поучаствовать в «Лыжне Манжосова» - самом популярном и массовом лыжном забеге 60-70-х годов в СССР. Своеобразно тренировался на лыжах В. Лесков: он прокладывал по льду лыжню около 20 км., сверля в нескольких местах по дистанции лунки и ставя в них «донки» на рыбу. Выходя несколько раз в неделю на тренировку, он всегда привозил в вещмешке свежую добычу.

Что резко отличало все игровые сборные нашего Города от других – это интеллект. Грубая сила здесь была не в чести. Везде во всех играх в наших командах старались перехитрить, удивить противника. И в волейболе, например, высокий пас на сильный удар давался только в 2 случаях - ­ от безнадежности или при уверенности, что никакой блок этот удар не остановит.

Очень сожалею, что маловато внимания уделял штангистам и шахматистам. Из штангистов (тяжелоатлетов) наиболее ярко выступали на городских соревнованиях вышеупомянутые Меньшов и Кравец, А. Король, П. Лычагин. Нужно сказать, что многие сильные спортсмены достигли  впоследствии и больших чинов и званий. Например, борцы В.Чушев Б.Гусаров (врач), также врач, но волейболист С. Зарубаев, штангист П. Лычагин, футболист Ф. Бойко.

О врачах – отдельно. Борис Гусаров по спортивной специализации – к.м.с. по самбо. И впервые выйдя на ковер участником первенства полигона по вольной борьбе, в удобном случае прихватил автоматически своего соперника на удушающий прием! Свисток судьи, смеются все – даже соперник. Боря смущенно разводит руками: «Автоматически!». Потом он уже полностью отдал все силы исцелению людей и достиг в этом больших успехов. Ну, а Станислав Семенович Зарубаев… Одессит, волейболист, хирург – и обо всем этом можно говорить только с восхищением. Когда в игре этот 100 килограммовый игрок рыбкой ныряет за уходящим мячом – это надо было видеть! Когда «при разборе полетов» в игре он вставлял реплику, даже весьма разгоряченные игроки не могли удержаться от улыбки. Однажды приехал Зарубаев после отпуска с лишним весом. Ну и на ближайшей игре утром в ГДО все начали "проезжаться" по этому случаю. Выслушав некоторое время все наши подковырки, на полном серьезе Стас заявил: «Ничего, я подожду! Вот попадете ко мне в госпиталь, так я вам все «навесные орудия» мигом отмахну без наркоза!» Нас, мотоциклистов, он иначе, как полуфабрикатами для хирургии не называл. К сожалению, успешно играя в Городе, он, ввиду своей деятельности, так и не смог ни разу выехать со сборной на какие-нибудь крупные соревнования. А жаль, - лишним бы он точно не был! Ну, а об его операциях  в госпитале по Городу ходили легенды.

С ростом благосостояния жителей Города и улучшением снабжения набирал обороты и мототуризм. Многие ездили в отпуск семьями на своих авто, уже никто не удивлялся вояжам в соседние большие города (Караганда, Алма-Ата, Джамбул). А уж летом мотциклисты, собравшись в команды по 5-6 и более моторов, отправлялись в пятницу вечером в Алма-Ату покататься на коньках на Медео. Выехав вечерком, достигали к утру Алма-Аты, отдыхали, брали коньки напрокат, ночевали, где попало, а после обеда в воскресенье отправлялись в обратный путь. Кстати, сами мотоциклисты одно время устраивали «спортивные междусобойчики». Сами вырабатывали нормативы и критерии и выясняли сильнейшего. Насколько я помню, туда входили фигурное катание, преодоление каких-то самодельных препятствий, стрельба из малокалиберки и т.п.

Я специально ничего не пишу о туристах. Во время написания этих строк я вышел на одного из основателей туризма в Городе ветерана полигона Владимира Титова. Умница и златоуст, он завораживал всех своими рассказами о походах, горах, ночевках. Об их семейном увлечении говорит такой факт, - когда у них с женой Ольгой немного вырос первенец, в  вещмешке прорезали 2 дырки в днище, ребенка сажали в вещмешок (ножки сквозь отверстия - наружу), один из супругов нес ребенка, другой – все остальные вещи. Володя обещал сам рассказать  о туризме. Думаю, что у него получится много лучше.

О шахматистах – когда по выходным дням утром мы, волейболисты, заканчивали играть, там же  на последнем этаже ГДО в комнате инструктора по физкультуре уже собирался десяток-другой «мыслителлей». Игрались «блицы», критически разбирались партии чемпионов тех лет, заключались пари, естесственно, разыгрывалось первенство Города. В конце 70-х-начале 80-х начали наши шахматисты выезжать «на область» и «на округ» и частенько бывали там в призерах. Из постоянных игроков помню Б.Шалишева (к.м.с.), Чебана, Клюквина, Горина.

Вот таким образом я окончу свои воспоминания о первой части спортивно-культурной жизни Приозерска, именно о спортивной.

(продолжение следует)

Тема статьи: 

Комментарии

О Д О Б Р Е Н И Е

Анатолий, спасибо тебе большое за интересные воспоминания ! События, встречи и фотографии наших замечательных спортсменов полигона, приподнимают наше настроение, радуют наши души,  вселяют оптимизм и веру в будующее ! Есть, что рассказать нашим детям, внукам и правнукам ! Молодец ! Внимательно прочитав этот материал, нашёл маленькую неточность: Фото 4-х спортсменов, где в руках держите два мяча, сделано не в г. Балхаше, а на узловой ж/д станции Моинты. Мне нравился этот вокзал, хотя все мы, кто ехал в Приозёрск поездами с Северного направления на Южное, ждали порядка пяти часов, после которых наш прицепной вагон подсоединяли к основному составу, к поездам следующих в южном напавлении и мы ехали до ст. Сары- Шаган, а затем рейсовым автобусом, в наш родной Приозерск ! С уважением и наилучшими пожеланиями, Владимир.