Послевоенное детство мое...

Автор: 

Максим ГОРЛОВ

   Максим Григорьевич продолжает радовать нас своей нетрадиционностью... в поэзии!

 

                        

Сижу я в парке на скамейке,

Внучок играет в «городке»…        

Многоголосье звуков детских

В воспоминаниях звучат во мне.

                                                                                                                    

И вспомнил  я родную Пресню,

И парк.. с прудами под окном,

Мой дом - без лифта и без душа

И ...  тазик в кухне вечерком.                                                                                                        

 

Старшие братья во дворе

Учили нас чему не надо,

Подделывать чеки на вино,

Где касса и прилавок далеко.

Поили нас и сами тоже,

Затем ряды их поредели.      

 

Играли в деньги мы на все.

Играли в карты: рамс, очко и в домино.

В футбол: четыре на четыре

На поле, где корзиночки весят.

 

И часто мы играли жестко,

Где клич «… Спасай Россию!»

Звучал  так громко и всерьез,

Что кровь ребят  невинная лилась.

                 

Придет весна, зовет «пристенок»,

Земля подсохнет- битка-«блин»

Летит к черте - там столбик денег

И ряд монет опять твои!


Играли во дворе и по дороге в школу,

«Обед» зажавши в кулаке, -

Тот побеждал, чья сумма боле

Из  цифр, стоящих на рубле.

                                                                                                                                     

Фарт и азарт бок о бок бродят..

Что нам они несли в себе?

Считаю, фарт всегда проходит -

Азарт и страсть навек во мне!                 

 

Трамваи мимо дома «пилят»,

Прыжок с подножки- это шик!

Казалось, твою лихость видят

Девчонки все в тот славный миг!


Кулачный бой внутри парадной -

Вот это кайф! Удар…, удар!

Кому, за что, куда - неважно!

Послевоенный наш угар…                                                                      

Когда окончен бой- кошмар,

Бойцы, зализывая раны,

Смакуют вместе тот удар -

Порвавший куртку до кармана!


Веранда островом средь пруда

И мост горбатый ведет к ней,

Чу…Ив Монтан! Ни голос-чудо…

«Се-си-бо», как хо-ро-шо!


И все танцуют и поют,

И сердце бьется все сильнее!

Но тут как тут поспела драка:

Девчонка - с  нашего же дома,

А с ней чужак, силен, собака,

Но… против лома нет приема!

Он в пруд летит из полумрака.

 

А вот и клуб, напротив горки.

В нем что-то Ленин говорил.

После войны там фильмы крутят,

И фильмы не простые,

А взятые у немцев как трофей.

Бывало часто денег нет

И лезем мы на крышу клуба,

Затем в воздуховод,

Который люстрой смотрит в зал.

Лежим над люстрой, смотрим в бок,

Герои скачут на экране.

Экран нам виден, но не весь.

Да, было время, есть что вспомнить

И внукам страсти рассказать…!

 

А вот и двор  наш  волейбольный:

Веревка, мячик и вперед...

Подача «крюк», сейчас не в моде,

А раньше это был удар-очко

И Костя Рева был героем!

Играли также и в хоккей:

Сначала в «русский» на пруду

И клюшки с дерева срезали,

Затем в « канадский» во дворе

И клюшки клеили фанерой.                               

 

Придет зима- пруды замерзнут...

И мы лежим в пальто на льду,

Глядим в ледовую  дыру.

Всегда с надеждой (чаще зря)

С   «рогатиной» … на пескаря!

 

Машины по Мантулинской идут,

На  сахарный завод патоку везут.

Коньки на валенках и крюк,

И мчимся мы - прекрасный трюк!

И страх, и счастье, и азарт

Сливались вместе в кайф единый,

Когда коньки по рельсам мчат,

Шлейф искр струится за машиной!

 

Каток на Пресне - это чудо,

Лошадки из милиции стоят,

Билеты в кассе сторожат.

                                                                                         

Народу тьма, порядка нет,

А песнь из рупора гремит:

«Ах Самара городок….»

Мальчишки на «канадах»,

Девчонки на фигурных.

Кто на «канадах»: те в колдунчики играют,

И часто девчонок подрезают,

Таким путем на дружбу намекают.                                                                                                                                                                                                                                                                                       

В снежки сражались дом на дом,

Сначала дети начинали,

Затем постарше, а  потом

И главари все вставали разом.

Ура кричали, а потом

Вперед бросались на пролом,

Волна катилась взад-вперед,

Атаки шли поочередно,

Плененный был снежками бит -

Поверьте, это тоже больно! 

                                                                                                                                                                                                                                                                                                                        

Уместно вспомнить вожака -

Погиб наш Толя с Красной Пресни,

Оставшись в сердце на века -

На стеле в Пеште… словно в песне!

                                                                                                                                                                                                                                                                                                      

О Толе память… как то вдруг

В день нынешний меня вернула…

Как изменилось все вокруг -

Полвека с той поры минуло!                                                                                                                                                                                                                                                                                                          

Где был каток- отель стоит,

                                       

Трамвая нет, асфальт лежит.

И туалета вдруг не стало!

Был туалет при входе в парк -

Сегодня- точка общепита! 

                                                                                                                                                                                                                                                   

Веранды нет,

Сам остров продан или сдан,

На нем есть комплекс из бетона,

Как памятник времен Лужкова. 

                                                                                                                                                                                                                                                                       

Пруды на месте,

Дом стоит, вода под ванною журчит,

Пристенок есть, героев нет,

Остались только летописцы.                                                                                                                                                                                                                                                                                                                   

Я  тоже стал уже не тот,

Что прыгал на ходу с трамвая,

Хожу я с палкой набекрень,

Ни от кого не убегая.

                                                                                                                                                                                                                                                                              

Европу видел я не раз,

Но мой Пристенок мне дороже.

Судьба моя- мне божий глас…

Случился б выбор- выбрал то же! 

                                                                                                                                                                                                                                                                                                               

А вот Ваганьково  родное,

И мать, отец и дед , и бабка

Здесь, рядом место есть мое,

Оно прикормлено давно...

                                                                                                                                                                                                                                                                                                                          

«Пристенок», снежные бои,

Коньки на валенках и немцы на «Динамо»

Уйдут со мною навсегда,

А Пресня стала уж иной,

О ней расскажет Вам другой,

А мне пора уж на покой.

 

Максим ГОРЛОВ

 

Тема статьи: 

Комментарии

Благодарность.

Хочется поблагодарить Л. Соколовского за редакционную правку текста и добавления некоторых фотографий. Фотографии сделаны на том месте, где происходили события. М.Горлов

Благодарю за благодарность, но...

За благодарность принято благодарить, но не станет ли эта благодарность свидетельством того, что я переориентировался в своем отношении к настоящей поэзии, т.к. Максим Григорьевич благодарит меня в том числе "за редакционную правку" его стихов. Скажу честно, я со своей нормальной ориентацией во всем на дух не приемлю ни свободные переносы слов в нынешнем, как говорят, русском языке, ни манеры изьясняться по интернету обрывками слов без знаков препинания, ни вот таких, по утверждению автора, нерифмованных стихов. Считаю, что все это имеет своим началом паталогическое чувство лени и нежелание чуть-чуть поработать, потрудиться! Первая реакция моего окостенелого понимания была не печатать их, но! Во-первых, действительно, содержание его стихов по смыслу очень меня задело - тем же самым было заполнено и мое детство, проведенное во дворах Харькова и в Подмосковье. Во-вторых, Максим Григорьевич на этот раз привел аргументы в пользу историчности такого метода написания стихов. Да, не обидится он на меня, если я приведу выдержку из его письма, написанного после того, как я за три дня праздников привел его стихи, как мне казалось, к нормальному виду, отрифмовав все и вся:

"Я не совсем согласен со всеми правками, т.к уходит "дух" той атмосферы,  но многое удачно. Высылаю текст, который можно опубликовать. ...   Текст, я думаю, представляет свободный стих, у него есть термин "Верлибр". Верлибр сегодня один из самых популярных творческих методов. Может показаться, что сегодня верлибры пишут все начинающие авторы, ведь неопытным "поэтам" часто кажется, что написать верлибр много проще, чем рифмованное стихотворение - не нужно мучительно подбирать рифмы, придерживаться размера, следить за системой ударений. Однако, на самом деле написать хороший верлибр объемом в три строчки намного  сложнее, чем любое "правильное стихотворение". Дело в том, что очень часто рифма, ритм, размер скрывают недостатки произведения. Так, рифмованное стихотворение может быть написано просто  ни о чем - оно может быть пустым и бессмысленным, но за счет хорошо выдержанной формы даже полный бред может выглядеть красиво (Поэтический Справочник)..."

Не поленился и заглянул в этот справочник и убедился в том, что есть такой метод и даже великие художники слова в позапрошлом и прошлом веках пользовались им, но... все равно, не согласен, ибо их (великих) стихи, написанные методом "верлибр" есть ни что иное, как "лирическая проза" и не больше того, в них абсолютно отсутствует то, кроме лирики, за что мы так обожаем А.С.Пушкина! Но, тем не менее, я сдался и представил стихи М.Горлова на ваш суд и, судя по откликам, поступил верно.

Так держать, уважаемый Максим Григорьевич!

   

 

Как похожи все дети войны...

   Поэзия, конечно, своеобразная... Но я хочу сказать о другом. Послевоенное детство, о котором вспоминает Максим Горлов, было, оказывается, очень похожим в своих уличных и дворовых деталях для всего нашего поколения детей войны, везде на просторах нашей Родины...

   Вот моё детство (вернее, отрочество - лет с 13) проходило в другом городе, в другой обстановке (это было в Минске, в районе Минского автозавода), но в своих уличных проявлениях всё было точно так, как описывает Горлов - и футбол, и коньки, и спортзал, и пристенок, и битка(тюк), и блатная романтика, и карты (очко, бура), и вино, и девчёнки, и драки и т.д. Как будто кто-то писал единый общий сценарий, а невидимые ветры и виртуальные управляющие импульсы осуществляли однотипную реализацию этого сценария по всей стране..   И что интересно - будучи совершенно разными людьми, с разными жизненными путями, разной историей, мы, тем не менее, очень похожи, на мой взгляд, в главном - в жизненной позиции, в мировоззрении, в патриотизме и преданности своей Родине...   

Алек Хлебов