Проза и стихи

Автор: 

Алек ХЛЕБОВ

   ...Мы помним вехи, помним планы,

                           Прогоны, пуски, ... ночи, дни..

                           И Прибалхашские тюльпаны, 

                           И Приозёрские огни...

 

Некоторые из этих материалов уже публиковались на нашем сайте,
но данная повторная публикация (с доработками и иллюстрациями)
делается как заявка на участие в проекте
«60 лет Полигону ПРО и г. Приозёрску»

                    СОДЕРЖАНИЕ:

          1. Курс - на Полигон ПРО

          2. Из воспоминаний испытателя

          3. Великий Юбилей

          4. Достойное и праведное кредо испытателей

          5. Женщинам Приозёрска, жёнам и боевым подругам

              испытателей Полигона ПРО 

   

                                                                    1. Курс - на Полигон ПРО

   Заголовок этого моего повествования, написанного в форме воспоминаний, можно трактовать и понимать двояко, так как в него я заключил два разных, хоть и связанных между собой, смысла. С одной стороны, подразумевается направление одного из векторов внимания и усилий государства по созданию средств отражения возможного ракетно-ядерного удара противника по нашей стране, на Полигон ПРО. С другой стороны, этот заголовок можно понимать, как назначение и направление подразделения Военного учебного заведения, в частности Курса, на котором я учился в Минскм Высшем инженерном радиотехническом Училище Войск ПВО страны (МВИРТУ ПВО) в период 1956 — 1961гг., после выпуска на определённое место службы и работы, а именно на Полигон ПРО. И та, и другая трактовки верны как по форме, так и по содержанию. Оба эти смысла присутствуют в заголовке...
   С точки зрения первого из указанных смыслов, в сложившейся к средине прошлого века мировой военно-политической обстановке и в связи с большими достижениями мировой науки и техники, а также наших вероятных противников, в области развития радиоэлектроники, авиации и ракетно-ядерных средств нападения, усилилась реальная угроза нанесения по нашей стране мощного авиационного и ракетно-ядерного удара.
   Эта усилившаяся угроза безопасности СССР с особой остротой поставила тогда вопрос о необходимости кардинального совершенствования противовоздушной обороны (ПВО) страны и создания нового вида обороны - противоракетной обороны (ПРО).
   Почти одновременное и параллельное с созданием в 1956 году Полигона ПРО в пустыне Бетпак-Дала, других полигонов МО (Тюратам - 1955г., Ашулук - 1960г., Эмба — 1960г.), образование Минского (МВИРТУ ПВО) и Киевского (КВИРТУ ПВО) Высших инженерных радиотехнических Училищ (на правах академий), а также в г.Калинине Военной командной Академии ПВО (ВКА ПВО), было нацелено на подготовку квалифицированных инженерных и командных кадров, которые предполагалось использовать на Полигонах и в войсках для работ по испытаниям, созданию, принятию на вооружение и эксплуатации новых средств и систем ПВО и ПРО.
   В руководстве страны и Министерства обороны прекрасно понимали сложность решения проблемы создания ПРО и, поэтому, подготовке к её решению придавалось самое серьёзное значение, она была комплексной и основательной. Созданные Высшие учебные заведения, которые указаны выше (а также и те, которые были созданы ранее, в частности, старейшая кузница инженерных кадров для Войск ПВО Харьковская Артиллерийская радиотехническая Академия Советской Армии — АРТА СА, в последующем ВИРТА ПВО, и другие), комплектовались высококвалифицированными преподавательскими и научными кадрами, при наборе слушателей и курсантов к абитуриентам предъявлялись очень высокие требования. В частности, при моём поступлении после окончания в 1956 году средней школы в МВИРТУ ПВО (в последующем МВИЗРУ ПВО) конкурс был 7 человек на место, а в дальнейшем он был ещё выше.

                                                                                                                 МВИРТУ ПВО - МВИЗРУ ПВО
   В контексте второго смысла, заключённого в заглавии, Полигон ПРО комплектовался выпускниками многих военных учебных заведений, но я здесь приоритетно выделяю только своё родное МВИРТУ ПВО, в котором я учился, вспоминаю свой Курс, который по выпуску почти в полном составе был направлен на Полигон ПРО, вспоминаю нашу 4-ю не офицерскую группу (в которой был и ветеран Полигона, будущий начальник 45-го ЦНИИ МО Батырь Геннадий Сергеевич), сопровождая эти воспоминания акцентами на некоторых особенно запомнившихся эпизодах и событиях, окрашенных личными, может быть иногда слишком откровенными, не лишёнными юмора, оценками и впечатлениями.
                                                                                                         4-я группа курса Капичина, 1958г.
                                                                                        В первом ряду первый слева — Г.С.Батырь
   При создании МВИРТУ ПВО, когда Училище дислоцировалось ещё в Гомеле, 2-й курс комплектовался за счёт перевода туда слушателей, окончивших 1-й курс других Академий, в частности Московской Академии им.Куйбышева, Ленинградской Академии связи, Харьковского Высшего авиационного инженерного военного Училища, Рижского Высшего авиационного Училища, Военно-транспортной Академии и др. (порядка семи ВВУЗов). В те времена (тем, кто был переведен в Гомель из других Академий) на 2-м курсе слушателям присваивалось офицерское звание «младший техник-лейтенант». Погоны, к гордости новоиспечённых офицеров, имели тогда для инженерно-технического состава белое («серебряное») поле. Дальнейшее обучение продолжалось уже в свободном режиме, без казарменного положения, без понятий об увольнениях и увольнительных записках. К сожалению, этот порядок в последующем, при переходе на 5-летний срок обучения, при приёме в Училище уже не только рядовых, но и офицеров, был отменён, но обучаемые (как офицеры, так и рядовые) продолжали именоваться слушателями. Термин «курсант» не употреблялся, а «слушатель» - это было для рядовых и звание, и должность....
   После перебазирования Училища в Минск, на наш Курс (формирования 1956 г.) была ещё переведена группа слушателей из Ростовского Высшего артиллерийского Училища РВСН (с радиотехнического факультета). Среди переведенных ростовских ракетчиков был и Гена Батырь, с которым, как уже упоминалось, я оказался в одной группе. В связи с этим мне вспоминается один случай, произошедший на сдаче экзаменов по радиоприёмным устройствам (за 3-й курс, кажется). В аудиторию, где проводился экзамен, мы с Геной вошли «в одном заходе», друг за другом. В вытащенном мной билете ставились вопросы, содержательных ответов на которые я, к сожалению, во всех подробностях не знал, особенно в части математических обоснований. И надо же было так случиться, что у Гены оказалась шпора с подробными ответами как раз на мой билет. Он мне её передал и экзамен по РПрУ я сдал на «отлично»...
Что интересно, в последующем на Полигоне (на «Алдане») определённый период времени я работал на Радиоприёмных устройствах РКИ...
   Кстати, что касается погон, то у нас, слушателей не офицерских групп, погоны были тоже по цвету белые (как у тех первых младших лейтенантов), с белыми полосами по кромкам, в отличие от жёлтых («золотых») погон курсантов средних Училищ. Поэтому мы легко в увольнениях отличали своих от курсантов Минского артиллерийско-миномётного Училища (МАМУ), с которыми часто возникали конфликты из-за девушек на танцах в Минских институтах, парках и ресторанах. Но это имело и негативную сторону, т. к. гарнизонные патрули всегда состояли из курсантов МАМУ и они постоянно охотились за нашими, определяли по цвету погон издалека и всячески придирались при контактных встречах, находя те или иные «нарушения» формы одежды. Если задерживали, то минимальное наказание - 4 часа строевых занятий во внутреннем дворе Минской Гарнизонной комендатуры на пл.Свободы. Это был очень мрачный двор-колодец с глухими высоченными кирпичными стенами по периметру, во время войны там находилось гестапо (говорили, что на этих стенах сохранились следы от пуль после расстрелов)...
   Примечательно, что как раз на пл.Свободы (рядом с бывшим Домом масонов, напротив Ратуши) находилась одна из наших «явочных» квартир, где мы собирались своей компанией во время увольнений, праздников и т. д. Там вероятность попасть на глаза патрулей увеличивалась, т. к. комендатура была рядом. Поэтому, идя туда, мы часто переодевались в гражданку, хоть это было и запрещено слушателям не офицерских групп.


   В гражданке удобнее было, конечно, и в ресторанах, которые мы любили посещать по каким- либо знаменательным поводам, а иногда и просто так, без поводов. Предпочтение отдавалось ресторанам «Минск», «Неман», «Беларусь», «Радуга», кафе «Весна», «Минск»... Вырываясь на свободу, за ворота и ограду Училища, мы с молодым задором и воодушевлением окунались в атмосферу городской жизни - это и театры, и концерты, и спортивные мероприятия, и вечера танцев, и рестораны, и частные квартиры, и многие другие как познавательные, так и развлекательные аспекты и заведения.
   Используя в своих воспоминаниях местоимение "мы", я имею в виду, конечно, только "узкий круг ограниченных лиц", ближайших своих друзей, ни коим образом не распространяя описываемое на всех. Помимо указанных "лиц" были и другие слушатели, с иными, может быть более серьёзными и строгими правилами и нормами поведения. Спектр этих норм и правил был очень широкий, а, как известно, чем шире спектр, тем колоритнее и насыщеннее его источник и основа...
   Вообще, всё , что связано с периодом обучения в МВИРТУ - это не только получение общих и специальных знаний, образования, не только дальнейшее взросление, военная закалка, воспитание в духе приобретения таких качеств, как честь, долг, любовь к Родине (а Родина у нас была одна, одна на всех - Союз Советских Социалистических Республик). Это многоцветный спектр, калейдоскоп событий, впечатлений и эмоций, это бесконечное множество самых разноплановых, но очень ярких, незабываемых воспоминаний...
   Нисколько не преувеличивая, хочу отметить, что наш Курс учебного цикла 1956-1961 гг., наш Выпуск 1-го факультета, был уникальным во многих отношениях, и уникальность эта во многом обусловлена объективными причинами и обстоятельствамисреди которых и то, что Курс состоял из детей войны, так или иначе хлебнувших лиха, раньше времени повзрослевших и имеющих сформированные тем временем психологию и представления о сути и ценностях жизни:
   
   * Мы попали в переходный период формирования концепции обучения (переход с 4-х лет на 5 лет, отмена присвоения офицерского звания младший лейтенант на 2-м курсе и т.д.) и 
все 5 лет были на казарменном положении (не офицерские группы), в солдатском режиме (подъём, физзарядка ... утренний осмотр, завтрак, учебные занятия ... вечерняя поверка, отбой)...  Выход в город - только по увольнительным в выходные и праздничные дни.
Это был «плавильный котёл» взглядов, мыслей, мнений, идей, интересов, амбиций и многих других качеств и порывов молодого возраста...  Такой режим жизни и учёбы в юные годы по некоторым формальным признакам ассоциируется у меня (в определённом смысле, отбросив военную специфику) с режимом Царско-Сельского Лицея А.С.Пушкина. Одно из отличий - у нас спальным помещением и, в общем-то, домом, была на протяжении всех 5-и лет общая казарма на 100 с лишним человек.
  
   * Нашему Курсу при ежегодном подведении итогов неоднократно присваивалось звание «Отличный курс». На протяжении трёх лет Курс признавался лучшим в Училище не только в учёбе и дисциплине, но и в военно-научной работе, спорте, художественной самодеятельно
сти. На Курсе выпускалась лучшая в Училище стенгазета и я с гордостью вспоминаю, что входил, вместе с другими интересными ребятами, в частности, с прекрасным художником Валерой Куплевахским, в состав редколлегии этой газеты.
О Валере хочется вспомнтть особо (как, впрочем, о каждом нашем сокурснике), он вместе со многими другими нашими ребятами участвовал в известных событиях во Вьетнаме и, будучи незаурядным и ярким человеком, был замечен там посещавшим Вьетнам Юлианом Семёновым и отмечен им в своих воспоминаниях. Поразили Ю.Семёнова артистизм Валеры и исполнение им бардовских песен под собственный аккомпанемент на гитаре... - Вьетнам, война, налёты американских бомбардировщиков, советский офицер-интернационалист с гитарой... - романтично...
 
  * Начальник нашего Курса подполковник Капичин Назар Феоктистович был блестящим строевым офицером, на протяжении многих лет он являлся нештатным командиром роты почётного караула Белорусского военного округа. Поэтому (как раз в период моей учёбы в Училище) эта рота формировалась на основе нашего Курса и мне посчастливилось входить в её состав. Большое внимание в роте уделялось, естественно, отработке строевых приёмов, приёмов синхронного владения оружием. Особенно мне запомнилось требование к выполнению команды «к ноге!». В качестве оружия у нас были карабины СКС (Симонова) с неотъёмно-откидным штыком, так вот при завершении выполнения команды нужно было резко и сильно ударять прикладом об асфальт, а на торце приклада была внушительная металлическая накладка. При одновременном ударе (а на отработку одновременности обращалось особое внимание) получался мощный, резкий, очень громкий металлический щелчок, не позволявший усомниться в силе и решимости бойцов, дававший понять, что со страной, имеющей армию, которую они представляют, нужно дружить.
Такова уж двуединая задача и роль почётного караула - визитной карточки армии страны.
С одной стороны - оказание внимания и уважения встречаемым, с другой - демонстрация силы.
   
   * Физкультуре и спорту на Курсе придавалось очень большое значение, благодаря чему 
многие наши слушатели имели высокие спортивные разряды, звания и достижения, состояли в сборных командах Училища и выступали в различных соревнованиях на первенство и призы Белорусского военного округа, в чемпионатах БССР, спартакиадах ВУЗов Войск ПВО.
Физкультура и спорт были неотъемлемым элементом повседневной жизни слушателей, чему способствовало наличие основательной материальной базы. На территории были стадион, гимнастический городок, площадки для игровых видов спорта, прекрасный спортивный комплекс (один из лучших в Минске, с отдельными залами борьбы и тяжёлой атлетики), где мы проводили почти всё свободное время. В большом почёте были баскетбол, футбол, ручной мяч...
Говоря о спорте, вспоминается интересный случай, который подтолкнул меня заняться ещё и вольной борьбой.
Как-то в спортзале я увидел знакомое лицо и мне вспомнился детский лагерь отдыха на острове Рюген в Германии, военизированная игра, в которой «высаживался десант» нашей армии со шлюпки на берег, а я был в группе условных «немцев», которые с берега «отражали» высадку десантников и «стреляли» в них. В составе «десантников» (эти ребята были из старшей группы) был парень в «окровавленной» тельняшке (краска, конечно, но на меня это произвело тогда большое впечатление и мне очень запомнилось лицо парня)... И вот в Минске в спортзале я вижу это лицо (я узнал, прошло всего лет 5). Подхожу, спрашиваю - были ли в детском лагере на о.Рюген тогда-то? Он отвечает, что да, был и помнит ту игру... В общем, оказалось, что преподаватель кафедры физкультуры и спорта, мастер спорта СССР по борьбе Шабето М.Ф., был как раз тем «окровавленным» матросом в шлюпке на Рюгене...

                                                                                          Сборная Курса по вольной борьбе:
                                                                Ильвачёв, Ситников, Величковский, Становов, Хлебов, Терешко
   
   * Выпускной вечер Курса, единственный раз за всю историю Училища, с банкетом-застольем и великолепным балом под звуки прекрасного духового оркестра, проводился в
 
знаменитом Белорусском оперном театре. В годы нашей учёбы Белорусский театр оперы и балета осуществлял культурное шефство над нашим Училищем (в те советские времена была такая практика), и мы были для театра свои. Но думаю, что в организации проведения выпускного вечера-бала под крышей театра немалую роль сыграл и наш начальник Курса Капичин Н.Ф.
   
    * Основная часть выпускников нашего Курса была направлена в 1961 году на Балхаш
ский Полигон ПРО «Сары-Шаган» и активно участвовала в создании ПРКО СССР.
Группа выпускников нашего Курса на Полигоне ПРО, 1972г.
1-й ряд слева направо: Теслин, Корецкий, Евтеев, Кудрявцев, Витязев
2-й ряд: Семаков, Пащенко, Логвинов, Розов, Савченко, Хлебов

                                                   Группа офицеров 1-го Управления Полигона, выпускников МВИРТУ ПВО-МВИЗРУ ПВО разных лет выпуска. 1980г.
                                      1-й ряд слева направо: Романовский, Апсит, Румянцев, Клименко
                                      2-й ряд: Трескунов, Лившиц, не помню, Резяпов, Хованский
                                      3-й ряд: Кравченко, Файнгольд, Зима, не помню, Мовша


    Для научно-методического обеспечения и сопровождения полигонных испытаний, моделирования реальных работ, ввода в эксплуатацию и принятия на вооружение систем и средств ПРО, в 1960 году был создан в Москве 45-й НИИ МО, комплектование которого кадрами впоследствии во многом осуществлялось за счёт получивших опыт испытаний офицеров Полигона, в том числе и выпускников МВИРТУ-МВИЗРУ. Так многие испытатели Полигона ПРО, создатели противоракетного щита Москвы, совершенно обоснованно и заслуженно становились жителями Москвы, москвичами, но дорога в Москву для них пролегала через пустыню Бетпак-Дала....
Что касается лично меня, то некоторые имевшие место обстоятельства в шутку или всерьёз наводят на мысли о фатальных предопределениях. В 1959 году, во время заводской практики на одном из Московских заводов, группа слушателей нашего курса, в том числе и я, была размещена для проживания в штабе 519-го зенитно-артиллерийского полка ( в Бабушкине), на территории и в помещениях которого впоследствии и расположился 45 ЦНИИ МО...
И вот благодаря некой «фатальной неизбежности» возвращения к прежним знаковым местам пребывания, вовсе не по тематике ПРО, а в специальное 4-е управление Григорова О.Н., созданное в 45 ЦНИИ МО с целью автоматизации работы штабов Войск ПВО, я и попал осенью 1978 года в 45-й Институт (по рекомендации и при содействии моего хорошего товарища и друга Володи Комиссарова, назначенного ранее на это направление работы после окончания Факультета руководящего инженерного состава в ВИРТА ПВО).
                       40-й головной (комплексный) отдел 4-го Управления 45 ЦНИИ МО
                     во главе с кандидатом военных наук полковником Бахтиозиным Ш.А.
   
   По действующим в те советские времена в СССР законам я, как и все, кто переводился в Москву Приказом Министра обороны, получил квартиру в Москве, стал москвичём и впервые в жизни стал гражданином России (до этого гражданином России я никогда не был - родился и жил на Украине, потом жил и учился в Германии, в Белоруссии, служил после окончания МВИРТУ в Казахстане на нашем Полигоне)...
И вот Москва!...
Но как недоброе предзнаменование, в первую же зиму моего перебазирования на ПМЖ в Москву роскошный яблоневый сад, расположенный на территории 45-го Института и памятный мне ещё со времени моего «квартирования» в штабе 519-го зенитно-артиллерийского полка, вымерз начисто , так как зима 1978-1979 годов была чрезвычайно холодной (до -40 градусов по Цельсию)... И как исполнение предзнаменования, для новоиспечённого москвича «не долго музыка играла», так как в 1981 году 4-е Управление Григорова в полном составе (в том числе и я) было переведено вместе с тематикой во 2-й ЦНИИ МО в г. Калинин (ныне Тверь)...

                                                                         Вид с Первомайской набережной Волги на 2 ЦНИИ МО и памятник А.Никитину


Но нет худа без добра. Так мне посчастливилось послужить и поработать ещё и в Головном по тематике ПВО  2-м ЦНИИ МО в очень важной, необходимой и интересной (хоть и не входящей в ПРО) области, обеспечивающей более оперативное и эффективное функционирование и боевое применение Войск ПВО, а именно в области автоматизации работы штабов всех уровней - от Главного штаба Войск ПВО, штабов объединений (армий) и соединений (корпусов) до штабов полков, частей.  В соответствии с замыслом и системной концепцией построения была создана единая многоуровневая Информационно-расчётная система штабов Войск ПВО....

         Управление автоматизации работы штабов Войск ПВО (5 Управление 2 ЦНИИ МО, бывшее 4 Управление 45 ЦНИИ МО)                                                                       на набережной великой русской реки Волги.   Калинин (Тверь), 1986г.

    Но это так, некоторое отступление от основной темы в сферу личных воспоминаний и впечатлений.                                                                                                                       Возвращусь к общему повествованию о Курсе и Полигоне.

    

* Примечательно, что комплектование (создание) нашего Курса и создание Полигона ПРО «Сары-Шаган» по времени совпадают день в день30 июля 1956 года!  Поэтому и направление многих выпускников Курса после окончания Училища на Полигон ПРО не случайно, оно имело, помимо логической обусловленности, ещё и некоторый метафизический, мистический смысл. А для получивших назначение на Полигон это было просто подарком судьбы, предоставившим возможность участвовать в исторически важных для страны и мира делах. Таким образом, празднование в 2016 году  60-летия Полигона ПРО "Сары-Шаган" и г.Приозёрска совпадает с празднованием 60-летия формирования в 1956 году в МВИРТУ ПВО из сдавших экзамены и зачисленных абитуриентов нашего Курса, Курса Капичина....

Но без всякой мистики курс Курса был, конечно, объективно предопределён необходимостью подготовки и последующего использования специалистов для работы по тематике ПРО на Полигоне «Сары-Шаган». Поэтому и была организована для нас после 4-го курса полигонная практика на ближайшем Полигоне «Капустин Яр». Эта полигонная практика, помимо предоставления определённых специальных знаний и понятий, дала нам возможность на бытовом уровне убедиться в том, что социализм лучше капитализма, так как за счёт бесплатных гарниров, хлеба и горчицы в общественных столовых, мы, не имеющие опыта планирования личного бюджета и самостоятельной жизни, поиздержавшись не померли с голода. Это, конечно, прошу прощения за вольность, «шутка юмора», но причина для такой шутки действительно имела место быть в реальности. 
   
  Некоторые выпускники участвовали и в других важных мировых событиях
во Вьетнаме, в Египте, Сирии, на Кубе, в других горячих точках мира.
   
  * Значительная часть выпускников в последующем защитила кандидатские и докторские диссертации и пополнила ряды учёных и руководителей в научно-исследовательских, проектных и конструкторских организациях страны, в Главках, учебных заведениях и центрах . 
                                                                        Диаспора выпускников Минского Училища в 45 ЦНИИ МО
                                                                 во главе с Начальником Института Батырем Г.С., выпускником 1961г.
   
  * И, наконец (как определённый показатель общего уровня подготовки Курса), 
начальниками двух основных НИИ по тематике ПВО и ПРКО в МО СССР стали выпускники нашего Курса:
         . Начальником 2 ЦНИИ МО   Сумин А.С.,

           . Начальником 45 ЦНИИ МО   Батырь Г.С.

    Хочется ещё раз вспомнить самыми добрыми словами нашего Начальника Курса Капичина Назара Феоктистовича.


                                                                                                    Низкий ему поклон и вечная память!


                                        Встреча Курса в Минске спустя 30 лет после выпуска. 1991г.
   


   В настоящее время на основе нашего Училища (МВИРТУ ПВО-МВИЗРУ ПВО) с подключением Высшего командного (бывшее МАМУ) и Высшего политического Училищ создана Военная Академия Республики Беларусь (ВА РБ), система образования в которой признана в мире, на основе накопленного опыта базируется на инновационных технологиях и соответствует лучшим стандартам и моделям современного военного образования http://video.mail.ru/mail/alek_xl/1921/1920.html.
                                                                 Военная Академия Республики Беларусь

   В Минске в рамках энциклопедической серии «Кто есть кто в Республике Беларусь» выпущена книга, посвящённая нашему Училищу, нашей Альма Матер.

Фоторепортаж о презентации этой книги размещён на сайте В.Елисеева
http://elis-slav.gallery.ru/watch?ph=GwP-dcY0O#feature=topscroll , выпускника МВИЗРУ ПВО 1966 года (тоже, кстати, курса Капичина Н.Ф., после нас, из офицерской группы), бывшего начальника научно-исследовательского отдела МВИЗРУ.  
Книга посвящена история создания и функционирования, судьбам постоянного и переменного состава одного из самых знаменитых военных Училищ ПВО бывшего Советского Союза. Книга позволяет читателям проследить славный путь, который прошёл  ВУЗ, вклад его коллектива и выпускников в укрепление военной мощи СССР, прежде всего противовоздушной обороны.
   Просматривая книгу, читатель знакомится, а выпускник вспоминает время учёбы, своих преподавателей, командиров-воспитателей, инженеров и техников, рабочих и служа-щих, библиотечных работников и медицинский персонал, которые вложили огромный труд и частицу своей души в подготовку кадров и совершенствование ВВУЗа.
Изданием этой книги отдана дань уважения им и выпускникам, которые как у нас в стране, так и за её пределами, в скромных, а зачастую суровых, бытовых условиях, в условиях боевой обстановки, достойно выполняли свой воинский и интернациональный долг, тем самым обеспечивая мирную жизнь нашей страны и всего Мира.
   Завершить эти свои воспоминания я хочу стихотворением, которое было написано мной к Юбилейной встрече нашего
Курса «50 славных лет» и посвящено родному Училищу, 
однокурсникам и всем выпускникам МВИРТУ ПВО — МВИЗРУ ПВО.

   Думаю, что выпускникам и других Военных учебных заведений ПВО СССР, поступавшим в эти заведения со школьной скамьи, а теперь уже ветеранам, покажутся близкими те чувства, которые я хотел выразить.

   

ОТЕЧЕСТВО НАМ — МВИРТУ ПВО



 

 Нам не забыть родную Альма Матер -

 Источник знаний, судеб колыбель!
 Ты жизни обозначила фарватер,
 Нас, как ракеты, выводя на Цель!

 Со всех краёв Советского Союза,
 Столиц, посёлков, дальних деревень
 Съезжались мы под кров родного ВВУЗа,
 Чтоб посвятить ученью каждый день.

 Нам не забыть Девятый километр
 И сосен белорусских аромат!
 И купол величавый, полный света.
 И всех ребят, где каждый — словно брат!

 Благословенны молодые годы, 
 Скреплённые и дружбой и судьбой,
 Когда идей живительные всходы
 Владеют каждой юной головой.

 Так, помня о своём лицейском братстве,
 Писал ПОЭТ, неся в душе тепло,
 О дружбе, как об истинном богатстве:
 «Отечество нам — Царское Село»!

 Вот так и мы, как по семье и дому,
 Храним в сердцах и теплоту и грусть
 По нашему УЧИЛИЩУ родному,
 По нашей батьковщине Беларусь!..

 
Судьба по всей Стране нас разбросала -

 От «южных гор до северных морей».

 Разъехались мы с Минского вокзала
 Стоять на страже Родины своей.

 Но гдеб ни обронила нас судьбина,
 Везде, хоть чувство это не новό,
 Нам кажется, что целый мир чужбина,
 Отечество нам — МВИРТУ ПВО! 


                                                                         



                                                        2.  Из воспоминаний испытателя

   Грандиозность и значимость свершений, достигнутых на 10-м Государственном Научно-исследовательском испытательном Полигоне Министерства обороны СССР (10 ГНИИП МО СССР), невозможно переоценить и даже просто описать вербальными средствами... Это и прорыв в науке, и внесение корректировок в мировую политическую конъюнктуру, и создание новых технологических направлений, и многое-многое другое. Я горжусь тем, что мне посчастливилось принять непосредственное участие в этих великих исторических делах, связанных с созданием ПРО СССР!

   Территориально Полигон ПРО располагался в прибалхашской пустыне Бетпак-Дала, так называемой Голодной степи Казахстана. Административные, общественные, образовательные, культурные, торговые и т.п. учреждения, Центральная испытательная площадка с под-разделениями управления, анализа, ГКВЦ (40-я площадка) находились в г.Приозёрске, расположенном на берегу оз.Балхаш. Там же проживали и многие семьи офицеров-испытателей. Ближайшая железнодорожная станция — Сары-Шаган...

    Основной состав офицеров-испытателей  Полигона "САРЫ-ШАГАН" комплектовался за счёт выпускников военных учебных заведений в званиях лейтенант- майор
(за исключением командования).  

 

   Значительную часть этого состава представляла диаспора выпускников МВИРТУ ПВО - МВИЗРУ ПВО  1959  и последующих годов выпуска. Более половины выпускников 1961 года курса Капичина Назара Феоктистовича  получили назначение на Балхашский полигон "САРЫ-ШАГАН".

  Среди них был и я, назначенный на должность инженера-испытателя аппаратуры управления стартом экспериментальной системы "А" на 6-ю  площадку в стартовый отдел полковника Степанова(http://my.mail.ru/mail/alek_xl/video/1374/2769.html)

    Мы были молоды, по юношески азартны и полны благородных амбиций. Несмотря на трудности и бытовую неустроенность первых лет существования полигона, летний зной и зимнюю стужу, пылевые бури, каракуртов, фаланг, скорпионов и прочих тварей, всё было пропитано романтическим духом, атмосферой энтузиазма и созидания, пониманием значимости и важности выполняемой работы.

    Незабываемо то время, незабываем изумрудно-бирюзовый Балхаш, безоблачное лазурное небо, разноцветный ковёр майских Приозёрских тюльпанов.

   Вспоминаются многие товарищи и друзья по Приозёрску, 40-й площадке, 6-й стартовой площадке, встречи, моменты и эпизоды общения, службы, работы.  Это В.Ренёв, И.Зуев, В.Мурашов, Д.Гусаров, А.Махров, В.Запоев, К.Франишин, В.Комиссаров, А.Постников, А.Беляев, Р.Николаев, В.Ходосевич, Д.Огиенко, Л.Комаров, Х.-М. Ильясов, Н.Бузанов, К.Данилов, Б.Артанов, Е.Сивачёв, В.Звягин, П.Соловьёв, Л.Михайлов, А.Клименко, Г.Лившиц, Присяжнюк, В.Гливин, А.Дубовец, Л.Ошаров, В.Бурым, А.Волков,  И.Полетаев, В.Казаков, Л.Дмитричев, А.Лазуренко, М.Божко, А.Попов, В.Цепляев, В.Кузнецов и многие-многие другие. Всех перечислить просто невозможно...  Вспоминается присущая тому времени и той обстановке атмосфера, наполненная стремлением к познанию сущности проблем и явлений, связанных с проведением испытаний новой интереснейшей техники, стремлением к изучению и разработке методов и математических моделей анализа и оценки результатов испытаний.

   Вспоминаются маяки, ориентиры, примеры для подражания. Среди них для меня были такие замечательные офицеры и специалисты, как  Перфильев, Уртминцев, Железнов, Евстратов, Жадейко, Батырь, Белозерский, Юрченко и многие другие корифеи опытно-теоретического метода.


   Незабываемо то время, незабываем изумрудно-бирюзовый Балхаш, безоблачное лазурное небо, разноцветный ковёр майских Приозёрских тюльпанов!...
   Неоценимая роль в этой исторической эпопее создания ПРО СССР принадлежит Кисунько Григорию Васильевичу — великому человеку с интеллектом Генерального конструктора и душой поэта. Свершения, достигнутые под его научно-техническим руководством впервые в мире в суровых условиях пустыни Бетпак - Дала (Голодной степи) Прибалхашья, просто поразительны и уникальны. С помощью созданных и испытанных там систем ПРО стало возможным перехватывать и уничтожать боевые части межконтинентальных баллистических ракет на дальностях до1000 км. и высотах до 100 км. Образно говоря, стало возможным "пулей попасть в пулю" (или, как выразился Н.С.Хрущёв — в муху) в космосе!
   На основе работ, проведенных на Балхашском Полигоне по проектам Кисунько, Грушина, других выдающихся конструкторов, была в последующем создана и поставлена на боевое дежурство система ПРО столицы СССР г. Москвы — А-35.
   Результаты этих работ вынудили США пойти на заключение в 1972 г. Договора по ПРО, что предотвратило развязывание 3-й мировой ракетно-ядерной войны и спасло миллионы жизней, а то и весь мир, от катастрофы.
   К сожалению, в настоящее время, пользуясь тем, что распалась наша великая страна — СССР, а неумелые руководители привели к ослаблению России, США вышли из Договора по ПРО и наращивают свои усилия в вопросах стратегического доминирования в мире...
Но я уверен, что Россия найдёт пути к возрождению, к востановлению статуса Великой Державы и обеспечению своей безопасности...
   Вспоминаются стихи Кисунько Г.В., посвящённые первому перехвату антиракетой баллистической цели на траектории её полёта. Привожу здесь два из них:


Песня моей души
 

Балхаш сверкает бирюзою,
Струится небо синевой,
А над площадкою Шестою
Взметнулся факел огневой.

Не первый раз я вижу это,
Но как волнуется душа,
Когда летит антиракета
Над диким брегом Балхаша!

А на холмах степного края,
Как в сказке три богатыря,
Площадки Первая, Вторая
И Третья с Главной говорят. 

Знакомы мне «скорлупки» эти,
В которых вся моя душа:
Ведь в их лучах летят ракеты
Над диким брегом Балхаша.

Секунда каждая - как вечность.
На пультах лампочки горят,
А на экранах в бесконечность
Шагает импульсов отряд.

И будто вновь картину эту
Я вижу, память вороша,
И вижу первую ракету
Над диким брегом Балхаша

Мне не забыть, как ранним мартом
В машине нашей цифровой
За три минуты перед стартом
Произошел случайный сбой.

Но в тот же миг машину эту
Мы вновь пустили, чуть дыша,
И все же сбили мы ракету
Над диким брегом Балхаша.

Когда наступит час инфаркта
Или другой случится сбой,
Я вспомню день Четвертый марта
И красный вымпел над Шестой.


Тот час я встречу песней этой,
А если смолкну, не дыша, –
Прогрохочу антиракетой
Над диким брегом Балхаша.

Ну а потомкам, на рассвете,
Прибрежной галькою шурша,
О затерявшемся поэте
Расскажут волны Балхаша.

"скорлупки" - это защитные купола антенн радиолокаторов точного наведения
системы "А" на 1, 2 и 3 площадках.
Впоследствии, на "Алдане" (6 площадка), купола были на РКЦ и РКИ.


                             * * *
Мы слышим первыми всегда
Протяжки звук и грохот старта,
Но не забудем никогда
Четвертый день весны и марта.

Была суббота у людей,
А мы об этом и не знали:
Ведь мы ракету в этот день
С Шестой площадки запускали.


ПРОсеребрив на небе след,
Ракета вышла на ракету.
Мы этот миг сквозь толщу лет
Передадим, как эстафету.

Храним мы в памяти своей
Квадрат паденья на пригорке
И этот день - как юбилей
Ночей бессонных на "Шестерке".

Нам этот старт забыть нельзя,
И нервотрепки, и запарки...
Так пусть же тост звучит, друзья,
И пусть стартуют наши чарки.

Да будет в мире вечный март,
И пусть весну поют поэты.
А мы пойдем готовить старт
Очередной своей ракеты.

Но помимо романтики и величия того времени были и будни, была и повседневная рутин
ная жизнь с её банальностями, курьёзами и даже авариями и трагедиями. Вспоминается, к примеру, трагический случай, когда автобус со сменой промышленников (так называли представителей разработчика), ехавших зимним утром на работу (то ли на 8-ю, то ли на 38-ю площадку), заглох на ж.д.переезде и был протаранен поездом, шедшим по проходящей вдоль берега Балхаша железной дороге. Было это где-то километрах в пятнадцати южнее станции Сары-Шаган. Погибло около 20 человек... Вечная им память...
Вспомнился мой своеобразный частный эксперимент во время одной из операций «К» (в условиях воздушного ядерного взрыва). Работы тогда проводились с использованием средств системы «А» и боевой расчёт стартового отдела, в котором я состоял в должности инженера-испытателя, находился в подземном бункере с железобетонными столбиками наверху (аборигены, наверняка, помнят).

Подземный бункер стартовой позиции экспериментальной системы «А»


                                                         Защитные железобетонные столбики на подземном бункере
   
   Боевой расчёт РСВПР также находился в своём подземном бункере.
   Я взял запечатанную пачку фотобумаги, до ухода в бункер положил её наверху и придавил толстым металлическим стержнем. После проведения операции проявил фотобумагу. Все листы стали чёрными, как при засветке, но с белой полосой на месте металлического стержня. Подумалось тогда (и это подтвердилось впоследствии некоторыми фактами) , что хорошо, что я был в составе боевого расчёта в бункере под землёй! А ведь кто-то был и в жилом городке!? Правда, была команда завесить все окна. Но занавески-то были, к сожалению, не из свинца — простые матерчатые одеяла и покрывала...
   Теперь уж и не припомню, где и в каком качестве я находился при проведении других операций «К». Думаю, судя по всему (жив-здоров пока), что тоже был в боевом расчёте в подземном бункере. А всего операций "К" было 5, с ядерными взрывами на разных высотах (проверка функционирования систем вывода и наведения противоракет на цели в условиях воздействия факторов ядерных взрывов)...  Клетки с кроликами или другими живыми существами для оценки воздействия факторов взрыва при проведении этих операций не устанавливались, т.к. их вполне заменяли люди, находившиеся в незащищённых  помещениях и на территории, где определённое воздействие имело место (пример с закрытой фотобумагой)... 
Можно воспринимать это как «шутку юмора», но реальная действительность была именно такой...

Ракета В-1000 экспериментальной системы «А» на пусковой установке


Антенны радиолокационной станции визирования противоракеты ( РСВПР)
экспериментальной системы «А»

                                    Стартовый отдел полковника Степанова системы «А»

                 Нижний ряд слева направо: Мурашов, Гусельников, Клименко, Лисой, Махров.

                 Средний ряд: П.С. Степанов, В.Ф. Кишалов, Г.В. Кисунько, В.А.Пиляев.

                 Верхний ряд : Тропин, Бабенко, Терентьев, Анпилогов, Николаев, Ракитин, Лютин, Петров, Соколов, Гильманшин, Голубев.

   

   На этой фотографии, сделанной в начале 1965 года, запечатлён Г.В.Кисунько вместе со стартовым отделом системы «А». Работы по экспериментальной системе "А" к этому вре-мени были, в основном, завершены, шла подготовка к испытаниям "Алдана" и, естественно, начали проводиться кадровые преобразования (создание новых отделов для РКЦ, РКИ, СП и т.д.). Поэтому это прощальная фотография стартового отдела (команды) системы"А", который вскоре был расформирован, а люди перенацелены на "Алдан". В это время я был в длительной командировке в Ленинграде на заводе "Большевик" («Обуховской обороны»), где изготавливались пусковые установки и СУС для "Алдана", поэтому, к сожалению, на этом фото меня нет (хотя я был именно в этом стартовом отделе). На фото также нет почему-то старейших стартовиков системы "А"- Димы Огиенко, Игоря Зуева, Пети Соловьёва, Володи Бурыма, Толи Волкова... Нет Лёни Комарова, Володи Ходосевича - они вместе со мной  были в это время в Ленинграде на заводе "Большевик"  (уже началась подготовка к «Алдану»). С Махровым, Гусельниковым и Ракитиным я учился на одном курсе в МВИРТУ (Гусельников и Ракитин - в офицерской группе). А Клименко закончил МВИРТУ на выпуск раньше, в 1959г. (в 1960 году выпуска в МВИРТУ не было)... Прекрасное фото, приятно видеть своих друзей и товарищей по стартовому отделу системы «А» 6-й площадки молодыми и красивыми, вспоминать то чудесное время...

   Перенесясь памятью уже к «Алдану», мысли теснят одна другую, соревнуясь между собой в праве считаться более яркими, значимыми, весомыми... Вспоминается, например, один аварийный пуск ракеты А-350 со стрельбового комплекса «Алдан» (52 пл.). Я тогда не был в составе боевого расчёта и мы с ребятами отдыхали после смены, загорали на крыше 10-й гостиницы жилого городка 6-й площадки и ожидали зрелища. И вот Пуск! Ракета вышла из ТПК, поднялась метров на 50, потом вдруг резко изменила траекторию и упала не далее чем в полукилометре от стартовой позиции. А боевая работа была полнопрограммной, т.е. 2-я ступень была заправлена, как поётся в песне, «конечно не водою». Последовал взрыв и поднялось зловещее багрово-фиолетовое облако ("серо-буро-малиновое").                                                               В части объявили тревогу (начальник штаба Шахнович) и встал вопрос об эвакуации людей, т.к. двухкомпонентное топливо ЖРД 2-й ступени ракеты А-350Ж было, как известно, очень токсичным, и даже незначитальные его пары (с концентрацией счётных молекул) могли привести к  трагическим последствиям. До жилого городка (от старта) было километра 4, но всё закончилось благополучно, эвакуации не потребовалось, т.к., к счастью, ветер дул в противоположную от городка сторону. В этой истории, помимо описанного, большое впечатление произвела вереница машин с руководящими товарищами, промчавшаяся с 10-й смотровой площадки мимо 6-й площадки без остановки в сторону Приозёрска!... Что ж, чувство страха свойственно всем...

   Хочу поделиться воспоминаниями ещё об одном курьёзном случае, произошедшем в период испытаний СК «Алдан».


Стрельбовый комплекс «Алдан»


   Для охлаждения довольно мощных передатчиков РКЦ и РКИ использовалась (для предотвращения отложений в системе охлаждения) не простая, а дистиллированная вода. Но на 6-й площадке и в её окрестностях радиусом до 100 км. своей воды вообще не было, не говоря уже о дистиллированной. Поэтому по договору с Балхашским медеплавильным комбинатом мы получали у них дистиллированную воду, а для её доставки использовался трейлер с цистерной ёмкостью 20 тонн. И вот однажды в Балхаш был отправлен офицер (ст.лейтенант) с этим трейлером. Проходят сутки, двое, трое, четверо... Ст. лейтенанта с водой нет. А работы ведь идут и по существовавшим нормативам нужно было уже менять (или доливать) воду. Предположения всякие - или авария в пути, или ст.лейтенант запил и попал в сети Балхашских прелестниц, или ещё бог знает что... А сотовых телефонов тогда почему-то ещё не было. В общем, глухо. Но нужна вода, а её нет. Поэтому отправляют ещё одного офицера, старшего по званию, с тем, чтобы прояснить ситуацию. Этим офицером (а я был в то время капитаном и работал на Радиоприёмных устройствах РКИ СК «Алдан») оказываюсь я.
   Поехать в г.Балхаш с 6-й площадки для молодого офицера было по тем временам событием цивилизационного масштаба, равнозначным, например, поездке в Париж из какого-нибудь Мухосранска или Задрипинска. Я, естественно, одел парадную форму, парадную шинель (дело было уже к осени) и в приподнятом расположении духа на тягаче КрАЗ отбыл в Париж...(прошу прощения за оговорку), - в Балхаш. Не отвлекаясь более на несущественные обстоятельства, перейду к сути того, о чём хотел рассказать.
   В общем, как выяснилось, никаких непотребностей с нашим ст.лейтенантом не было, просто произошла какая-то заминка с отпуском воды и закачкой её в цистерну. В конце концов залили воду и отправились в обратный путь - трейлер с цистерной впереди, я на КрАЗе сзади. Балхашские дороги известны тем, кто по ним ездил - за идущей машиной поднимается такой шлейф пыли, что метров за 40 ничего не видно. И вот где-то между Гульшадом и Сары-Шаганом сквозь пелену пыли я обратил внимание на то, что на дороге начали попадаться какие-то горящие ошмётки. Почувствовав что-то неладное, я приказал водителю сигналить, прибавить скорость и обогнать трейлер. Обгоняя, я заметил, что горят задние колёса трейлера. Обогнали, остановились. Водитель трейлера, пытаясь развернуть его так, что бы ветер сбивал пламя в сторону, посадил его, съезжая с дороги, на брюхо. И сдвинуть его уже ни вперёд, ни назад не представлялось возможным даже с помощью тягача КрАЗа. Начали тушить. А трейлер представлял из себя платформу, базирующуюся на сплошных рядах колёс по обе стороны. По бокам для крепления цистерны располагались продольные брусы-балки сечением ~150х150. В общем, гореть было чему и все наши усилия были тщетны. Мы даже пошли на то, что нарушили чистоту воды и отрезками разрезанного на части длинного шланга начали дренажным способом поливать огонь водой, высасывая её из цистерны. Но всё напрасно. Было впечатление, что это не струи воды, а струи бензина. А когда загорелись деревянные балки и начали лопаться баллоны, стало понятно, что погасить огонь не удастся... В общем, всё, что могло гореть, сгорело!... Причиной возгорания явилось, очевидно, повышенное трение в колёсах трейлера (либо в тормозных колодках, либо из-за потери давления в какой-либо их шин)...
   Я на КрАЗе поехал в Сары-Шаган, что бы сообщить о случившемся, а ст.лейтенант со своим водителем остались у трейлера. Прибыв в Сары-шаган, я бросился в комендатуру и возбуждённо, без соблюдения субординации начал объяснять коменданту (или дежурному, не знаю, кто это был) о случившемся. Офицер был в звании майора, ему это не понравилось да и вид у меня был, прямо скажем, не презентабельный - лицо и руки в копоти, цвет парадной шинели из стального превратился в чёрно-серый. Пригрозив мне гауптвахтой, он всё же стал звонить оперативному дежурному в/ч03080. Вышел на Лебедева Н.П., который был тогда начальником штаба полигона. Я попросил, что сам доложу, но майор не позволил. Лебедев дал команду (а было уже около полуночи), чтобы ставили КрАЗ в Автополк полигона, а утром будем разбираться. Майор трансформировал эту команду так, чтобы я отправлялся в свою часть и ставил машину в автопарк части. Я переспросил, какой смысл гнать машину за 100км., а утром ехать обратно. Но он опять оборвал меня за пререкания и уже категорически приказал ехать в свою часть и ставить машину в автопарк... Делать нечего, поехал в часть, на шестёрку.
   В пути произошёл ещё один забавный эпизод - на скорости почему-то вырубился свет. Темно, «хоть глаз выколи». В полной темноте проехали метров 50. Хорошо, что участок дороги был прямым и машина остановилась всё таки на проезжей части, а не в кювете вверх колёсами. А так бы общая картина всей этой истории была бы ещё более колоритной...
   Приехал на 6-ю, воды нет, помыться нельзя. Ночь. Но нужно доложить командованию части. Разыскал подполковника Малого (тоже, кстати, выпускник МВИРТУ, из офицерской группы), который исполнял тогда обязанности Главного инженера. Доложил. Он посмотрел на меня, всё понял и сказал: «Не расстраивайся, сынок, иди отдыхай, утро вечера мудренее».

   Утром прибегает посыльный из штаба, передаёт приказ срочно явиться в штаб к Уколову, зам. начальника штаба. Уколов был оригинальным человеком, особенно отличался он своей лексикой. В этом отношении он мог бы поспорить с председателем Трубниковым из известного фильма, где председателя колхоза играет Ульянов. В общем, в его словах, проскальзывающих между колоритными связками, было величайшее недоумение - зачем это я бросил цистерну с водой и попёрся с места происшествия за 100 км.! Я объяснил, что так мне приказал Сары-Шаганский комендант. Стали выяснять. Комендант, не догадываясь о своём промахе, подтвердил, что да, он приказал ехать мне в свою часть. Вышли на Лебедева. Тот возмутился, он ведь дал указание ставить машину в Автополк , который дислоцировался в Приозёрске. И посадил коменданта на 5 суток (тогда это ешё разрешалось)... Вот так, он грозился меня посадить, а сел сам. А я отделался «лёгким испугом». Вначале ожидал самого сурового исхода - и суда чести, и материальной ответственности. Но комиссия, которая проводила расследование, установила, что тот трейлер был списан 2 года назад, да и его штатная грузоподъёмность была 20 т., а я вёз только воды по накладной 20 т., плюс вес цистерны около 3 т., плюс вес крепежа... В общем, всё спустили «на тормозах»...

   Потом я видел эту цистерну в Автополку. Всю обгоревшую и закопчённую, жалко смотреть.

А ведь была она серебристо-белой... Выводов из этой истории я сделал множество, но один из них такой: когда огонь набрал силу, погасить его очень трудно. Льёшь на него струи воды, а впечатление такое, что льёшь бензин... Нельзя давать огню разгореться. И в прямом, и в переносном смысле...

   Вот такие истории. Расскажу ещё одну, связанную с огнём.

   На 6-й площадке был клуб. Деревянный, большой. Похожий клуб был на полуострове, назывался, кажется, «Строитель», да и кинотеатр «Родина» в Приозёрске был из этой серии. И вот в ночь с 23 на 24 февраля 1965г., после праздничного вечера и танцев, деж. по части, проходя мимо клуба, заметил дымок из окон. Подбежал и избрал очень неверное решение - разбил окно, чтобы посмотреть, что там происходит. Огонь, копивший несколько часов свой потенциал без доступа кислорода, получив этот кислород вспыхнул грандиозным, необоримым пламенем. Подъехавшие через какое-то время пожарные машины сделать ничего не смогли... Клуб сгорел дотла!...

   Утром ответственный дежурный (на праздники назначался кто-то из командования) докладывает командиру части полковнику Дворникову Н.Н. в Приозёрск. Почти дословно: «Товарищ полковник, докладывает ответственный дежурный по в/ч 03141. В части всё нормально. Подъём личного состава произведён. Утренний осмотр, зарядку, политинформации провели... Только вот клуб сгорел» - и быстро положил трубку. Предполагаю, что Дворников вначале ничего не понял, тем более после вчерашнего праздника. Перезванивает в часть: «Так что там у вас такое?».-- «Да всё нормально, товарищ полковник. Подъём личного состава произвели вовремя. Провели, как положено, утренний осмотр, зарядку, политинформации... Только клуб сгорел»--и опять трубка на рычаг. В общем, после нескольких таких сеансов связи Дворников всё понял и праздник был непоправимо испорчен... Поистине, «всё хорошо, прекрасная маркиза...»...

   А клуб был хороший. Я там вместе с Костей Франишиным (кто помнит, он прекрасно владел аккордеоном) играл на танцах на ударных...


ВИА 6-й площадки «Аккорд»
 
   Где-то на одном из сайтов, посвящённых Приозёрску и «официальной» истории создания ПРО, я встретил упоминание о бросковых пусках противоракеты А-350Ж с временной стартовой позиции (ВСП) 6-й площадки.
   В связи с этим хочу поделиться некоторыми запомнившимися мне эпизодами.
   Это было ещё до начала работ на стрельбовом комплексе «Алдан» (пл.52). Объектом испытаний являлись Пусковая установка (стол), транспортно-пусковой контейнер (ТПК) и, конечно же, противоракета А-350Ж, её 1-я ступень. 2-я ступень для весовой центровки заправлялась водой.

                                                           Пусковая установка СК «Алдан». Установленный ТПК с ракетой А-350Ж
                                                                                         находится в горизонтальном положении



ВСП с Пусковой установкой СК «Алдан». ТПК сорван с цапф и штырей крепления




   Кстати, однажды при опускании ТПК с угла старта в горизонтальное положение не сработало запорное устройство, фиксирующее ракету в ТПК, и она выкатилась из контейнера на стоявшую перед ним технологическую тележку. В результате был пробит бак 2-й ступени и вода вытекла на бетон. А если бы там была не вода!?.. Комментировать возможные последствия не буду...
   Хотя, конечно, я фантазирую, т.к. при бросковых пусках штатное использование 2-й ступени не предусматривалось и в баках топлива быть не могло.
Но это отступление, вернусь к основному, о чём хотел рассказать.
   Я был в то время инженером-испытателем в звании ст.лейтенант, начальником бункера КЗА (контрольно-записывающей аппаратуры), который находился метрах в 10 от ВСП . По 5-и минутной готовности и последующем прохождении команд «Протяжка-1» и «Протяжка-2» боевой расчёт КЗА, состоявший из промышленников и меня, должен был покидать бункер КЗА и уходить в основной подземный бункер, на входе которого выставлялся часовой (постовой). Но часовой подчинялся мне и я, по согласованию с ним, не уходил в основной бункер, а укрывался в стоявшем метрах в 20 от пусковой (а то и ближе) деревянном туалете(типа «сортир»). Туалет располагался по линии, примерно перпендикулярной к вертикальной плоскости старта. Великолепный ракурс для обзора... Как в центре партера...
   По современным меркам контрольно-записывающая аппаратура была тогда довольно примитивной, использовались шлейфовые осцилографы и другие подобные аналоговые самописцы и устройства, располагавшиеся в бункере КЗА под землёй. В те времена использовались технологии старейшей школы (сложившиеся ещё в конце 40-х годов на полигоне Капустин Яр при испытаниях трофейных немецких ракет ФАУ-2) бросковых испытаний ракетной и иной техники, связанной с наличием факторов поражающего действия на окружающую среду. Эти технологии предполагали, что снаружи вокруг пусковой установки, помимо тензометрических и вибрационных датчиков, датчиков температуры и давления, в качестве своеобразных «индикаторов» на разных расстояниях устанавливались клетки с морскими свинками, кроликами, пакля и другие горючие материалы. Весной такими «индикаторами» естественным образом являлись ещё и степные тюльпаны, что очень ярко и трогательно отметил в своих стихах ветеран Полигона, испытатель и поэт Юлий Цуков... Таким образом, в рамках этой технологии испытаний, находясь в дощатом туалете, я дополнял перечень «индикаторов» воздействия пусковых факторов ещё и категорией «человек», за что не получил никакой награды (шутка). Взыскания тоже не получил, так как об этом никто, кроме постового, кроликов и морских свинок, не знал... А они не выдали... Тюльпаны тоже были ко мне благосклонны... Но оставим шутки, перейдём к КЗА и другим «индикаторам»...
   Кстати, предстартовая команда «Протяжка», ставшая непременным, обязательным элементом процедуры (алгоритма) подготовки и проведения пусков ракет, изначально появилась в этом алгоритме именно как команда на заблаговременное включение тех самых простейших шлейфовых самописцев и других контрольно-записывающих приборов, регистрирующих параметры работы аппаратуры стрельбового комплекса во время пуска...
   И вот Пуск!!! Несмотря на то,что перед стартом пусковую площадку(стол) мыли из шлангов мощными струями воды, по доскам туалета стучал такой шквал камней и вырванного бетона, что становилось жутковато. Но эти страхи не шли ни в какое сравнение с тем великолепным зрелищем, которое открывалось перед глазами через щель между досками.
   Когда сначала, как при замедленной съёмке, под грохот разлетевшейся передней пенопластовой крышки ТПК, рёв и рокот связки из четырёх ускорителей 1-й ступени (на ВСП они были пороховыми) ракета медленно (так казалось) выползала из контейнера, а потом, всё ускоряясь и полыхая четырьмя факелами, уносилась ввысь - сердце замирало от восторга и какой-то неописуемой гордости за свою причастность к происходящему...
Конечно, бывали и погибшие кролики, и морские свинки, загоралась пакля... Бывали и сожжённые тюльпаны... Но, как писал Юлий Цуков, всё это было ради того, «чтоб цвели все тюльпаны Земли»!...
   Я видел со стороны очень много пусков самых разных ракет. И в Кап.Яре, и у себя на 6-й площадке (когда не был в составе боевых расчётов), и на 35-й пл. Но то было со значительного расстояния. А наблюдаемое тогда на ВСП зрелище пуска ракеты с четырьмя двигателями 1-й ступени с расстояния в 15-20 метров просто неописуемо...
   Это оставило в моей памяти неизгладимый след на всю жизнь...
   Вот такие некоторые фрагменты из «неофициальной» истории создания ПРО.






                                                                         3. ВЕЛИКИЙ ЮБИЛЕЙ


                                                                                                                                                                             Вперёд и вверх...

                                                                                                                                               К 50-летнему Юбилею первого в мире перехвата и
                                                                                                                                                  уничтожения реальной баллистической Цели
                                                                                                                                    на траектории её полёта, осуществлённого 4 марта 1961 года
                                                                                                                                               На тот период времени СССР в области разработ-
                                                                                                                                               ки и создания ПРО опередил США на 23 года

                                                                                                                                               Всем, принимавшим участие в создании ПРО СССР
                                                                                                                                                          посвящается




Мелькают вехи, дни и даты,
Уходят в прошлое года.
А мы пожизненно солдаты -
В боеготовности всегда!

Для разных дней - свои задачи,
 Свои настройки для ветрил.
 И каждый что-то в жизни значит,
 И чем-то каждый одарил.


Но есть в судьбе такие даты,
Когда, ослабив бег коня,
Друзей сзываем мы в палаты
Под сень торжественного Дня!

Таким торжественным моментом
В сияньи праздничных огней
Горит златое Сакраменто -
Полувековый Юбилей!

Пол века - это много значит...
Взошла сегодня в небеса
Как благодарный знак удачи
Антиракетная Звезда.

И этот День Четвёртый Марта
Навеки будет сохранён
Как веха памятного Старта
В цепи событий и времён...

В Балхашской каменной пустыне
Март не разбалован теплом.
Но в этот Звёздный День отныне
Теплом наполнен каждый дом.

Теплом воспоминаний ярких
О Звёздном Пуске на Шестой,
О том заслуженном подарке,
О трудовой Победе той.

Мы вспомним в этот День весенний
Сары-Шаганскую капель
И тот момент благословенный,
Когда Ракета сбила Цель.

Считалось невозможным это
И скептики вершили бал.
Но сбила Цель Антиракета -
Так Кисунько ей приказал!

Отныне меч угроз разрушен,
Мир на Планете сохранён.
Вам слава, академик Грушин
И множество других Имён !

Россия вас не позабудет,
Творцы отечественной ПРО!
Вам вечным памятником будет
Спасённых жизней торжество!

Мы помним вехи, помним планы,
Прогоны, пуски, ... ночи, дни...
И Прибалхашские тюльпаны,
И Приозёрские огни...

«Дунайских» волн распространенье
Для Цели — предписанье в ад...
Свершается обнаруженье
И дальний точный перехват.

Мы помним дальние Площадки
И силуэт антенных сфер,
И пусковых столов заплатки,
И бункер РСВПР.

И измерительные Точки
Нам помнятся сквозь толщу лет...
Серебряные оболочки
В зенит нацеленных Ракет.

И Сороковки Пульт Центральный,
Дающий всей системе ритм.
И Контур замысла начальный,
И наводящий Алгоритм...

...Всё это памятно и свято...
На сердце радостно, легко...
Хвала и почесть всем Ребятам.
Поклон и слава Кисунько!...

Пусть мы с годами постарели,
Но не забыть нам никогда
Степных пейзажей акварели
И те прекрасные года...

И не сдаются ветераны,
И сердца пламень не утих.
Благие помыслы и планы
Слагают наших судеб стих...

Друзья! Поднимем Юбилейный,
Теплом души согретый тост!
И залп шампанского ружейный
Пусть в праздник перекинет мост!

...Не все дождались этой Даты,
Уйдя под бронзу и гранит...
Их подвиг, звёздный и крылатый,
Навеки память сохранит...

Дела подхватят дети, внуки,
И будут им светить всегда
Примеры жизни, и науки,
И беззаветного труда...

...Пусть в бесконечности Вселенной,
Переходя из года в год,
Останется благословенно
Стремленье двигаться вперёд!...

                                                         
                                                         Слава первым создателям ПРО СССР !
                                                         Слава РОССИИ !
                                                         Вперёд, РОССИЯ !




Пояснения :

    * Кисунько Г.В. - генеральный конструктор систем Противоракетной обороны;

    * Грушин П.Д. - генеральный конструктор Противоракет;

    * Сары-Шаган - железнодорожная станция, название которой использовалось при упоминании о испытательном полигоне ПРО в Прибалхашской пустыне Бетпак - Дала;

    * Приозёрск - город на берегу Балхаша, в котором жили испытатели и их семьи;

    * "Шестая" - Стартовая площадка №6, с которой производился пуск Противоракет;

    * "Прогон" - 24-х или 48-и часовая непрерывная работа аппаратуры для проверки её функционирования и выявления неисправностей и отказов;

    * "Дунайские" волны - электромагнитные волны, излучаемые станцией дальнего обнаружения (СДО) системы "А" "Дунай-2";

    * "Антенные сферы" - защитные купола антенн Радиолокаторов Точного Наведения (РТН), располагавшихся на площадках №№1, 2, 3;

    * "РСВПР" (эР-эС-Вэ-Пэ-эР) - радиолокационная станция визирования противоракеты ( площадка №6);

    *"Сороковка" - Центральная площадка №40, на которой находился Главный Командно-вычислительный Центр;

    * "Контур" - взаимосвязанная единым замыслом совокупность аппаратных, алгоритмических и программных средств управления выводом и наведением Противоракеты на Цель.



                                                    4. Достойное и праведное кредо испытателей

                                                                                                                                                                                                  Зарисовка с проинтегрированных биографий

                                                                                                                                                                                                                               ветеранов Полигона ПРО

                                                                                                                                                                                                             (по мотивам  А. БЛОКА и Н. ЗАБОЛОЦКОГО)



...И вечный бой! 

                         Покой нам только снится!...

Нам чужды блуд, расхлябанность и лень!

Лети, судьбы златая колесница,

В грядущий, Солнцем озарённый день!

 

Не дай страстям души угомониться.

Сомнения и страхи - сгиньте прочь!

Душа всегда обязана трудиться -

И день и ночь...,

                              и день и ночь!

 

Наш образ жизни - поиск и движенье!

Наш символ высоты - орёл и стерх.

Пусть вечным будет гордое стремленье

Вперёд и вверх, 

                              вперёд и вверх!...

 

   У  Н.ТИХОНОВА есть строки, посвящённые русским морякам - героям Первой мировой войны: "Гвозди бы делать из этих людей - крепче бы не было в мире гвоздей!".

   Эти слова можно отнести и к нашим ветеранам. Из них можно делать не только гвозди, но и Противоракетную оборону. Проверено на практике в пустыне Бетпак-Дала 

 (http://my.mail.ru/mail/alek_xl/video/1374/1471.html).

Движение времени, изменения мировой конъюнктуры и международной обстановки постоянно выдвигают новые проблемы, ставят новые задачи.  Для их решения нужны молодые, достойные продолжатели славных дел и традиций ветеранов...    

Но не оскудела Земля русская!..  Новые поколения неравнодушных, любознательных и амбициозных энтузиастов приходят и будут приходить на смену, чтобы продолжать дела отцов и дедов по обеспечению защиты своего Отечества.  Как пришли когда-то те, кто были первопроходцами в создании противоракетной обороны СССР на полигоне "Сары-Шаган" (http://issuu.com/priozersk/docs/putevoditel?e=4264637/2606386).


  1.  

                                              5. Женщинам Приозёрска, жёнам и боевым подругам испытателей

                                                                                        посвящается

  2.  

     

                                                                                                                                                                           «Есть женщины в русских селеньях...»

     

     

        «...Первым делом, первым делом - самолёты. Ну а девушки? А девушки потом... » - так поётся в известной песенке из кинофильма. А если бы в сюжете фильма были не пилоты, а, скажем, ракетчики или противоракетчики, или нефтяники..., то в песне провозглашалось бы, что первым делом ракеты, противоракеты, буровые и т.д. ... И это правильно для настоящих профессионалов, преданных своему делу.

       Но хочется сказать кое-что и о том, что потом. Вернее, о тех, кто потом. А потом, как утверждается в песне, девушки - то есть та прекрасная женская половина человечества, 

    по отношению к которой мы, мужчины, составляем вторую, менее прекрасную половину. И ответ на вопрос о том, что «первым делом», а что «потом» неоднозначен в связи с тем, что всех нас, мужчин (пилотов, шахтёров, ракетчиков, нефтяников, ветеранов полигона ПРО т.д. ) рожали и рожают женщины - наши Матери. Причём это происходит до того, как мы становимся пилотами, шахтёрами, ракетчиками, ветеранами...

      Так что в песне, которую я процитировал, в вопросе о первичности допущена существенная философская ошибка...  Это, конечно, «шутки юмора» с некоторым передёргиванием смысла, т.к. в песне имеется в виду другое, имеются в виду интересы дела...

      Но всё же, если серьёзно, с уходом в тему моей заметки, то вся наша жизнь связана с жен-щинами, освещена и обогрета ими - матерями, жёнами, подругами, сёстрами, дочерями и т.д....

    Да что говорить, без женщин человеческая цивилизация на Земле была бы вообще невозможна. Так распорядилась наша общая мать, мать всего сущего — ПРИРОДА (тоже, естественно, «особа» женского рода)...

      Поэтому, противореча тезису, что «...первым делом самолёты... ракеты и противоракеты...», хочется воздать должное женщинам, вспомнить и обо всех, и о лучших их представительницах, звёздах, если хотите, черты которых, в той или иной степени, несомненно свойственны всем и каждой. Есть неисчислимое множество самых разноплановых и ярких примеров высокого женского достоинства и значения, вплоть до самопожертвования, но в этих моих коротких высказываниях нельзя объять необъятное, невозможно в полной мере осветить эту вечную и, пожалуй, главную тему жизни. Для этого нужны отдельные основательные публикации, повести, рассказы, романы и т.д.... Думаю, что судьбы жён офицеров, особенно жён ветеранов Полигона ПРО, деливших со своими мужьями все тяготы военной полигонной службы и работы, испытавших все «прелести» жизни в пустыне Бетпак-Дала, в полной мере относятся к числу таких примеров для уважения и почитания...

      Упомянув о звёздах, хочется вспомнить, в частности, об одной замечательной женщине - Александре Смирновой, современнице Пушкина, Лермонтова, Гоголя, Л.Н.Толстого... Её красота, ум, высокая духовность, чувство прекрасного, гармонии и совершенства, энергетика и какая-то мистическая сила воздействия на окружающих оказывали огромное влияние на всех, кто общался с ней. 

    Такие женщины во все времена являлись и являются музами, вдохновляющими мужчин на великие дела, на подвиги, на создание произведений искусства, вдохновляющими мужчин на созидание... 

       Александра Смирнова прожила долгую жизнь, в течение которой в числе её знакомых были выдающиеся мыслители, поэты, художники, писатели от И.Крылова до Л.Н.Толстого 

    (Одоевский, Тургенев, Тютчев, Белинский, Аксаковы, Полонский, Вяземский, Жуковский, Пушкин, Лермонтов, Гоголь, художник Иванов, артист Щепкин, Л.Н.Толстой, А.Толстой и многие другие...). 

       Отец Александры Смирновой, француз Осип Жозеф де Россет, оказался на юге России вместе с Ланжероном и Дюком Ришелье, который был дальним родственником Россета.

      Ришелье стал крёстным отцом Александры. Россет - один из основателей Одессы. Получил Георгиевский крест у Суворова после штурма Измаила.

      Служил у Потёмкина, участвовал во взятии Очакова, во многих сражениях на море и Дунае под началом генерала де Рибаса. Имел Анну 2-й степени, Владимира 4-й. Умер от чумы в Одессе вскоре после рождения дочери...

      Надгробие на могиле Александры Смирновой, олицетворяющее и усиливающее чувство скорби от вселенской утраты - дикий чёрный камень с крестом над ним (Донской монастырь, у церкви Михаила Архангела)...

       Но я отвлёкся...

       О такой женщине, как Александра Смирнова, можно сказать, что одно её существование, просто факт её жизни - это уже подарок человечеству. И воспоминание о ней является символической данью поклонения всем женщинам Земли, обладающими в той или иной степени чертами и качествами, присущими Александре Смирновой...

        Пётр Вяземский Александре Смирновой:

     

    Вы донна Соль, подчас и донна Перец,

    Но всем нам сладостно и лакомо от Вас,

    И каждый чувствами и мыслями из нас

    Ваш верноподданный и Ваш единоверец.

     

    Но всех счастливей будет тот,

    Кто к сердцу Вашему надёжный путь проложит

    И радостно сказать Вам сможет:

    О донна Сахар, донна Мёд!

     

        Пушкин Александре Смирновой:

     

    Гонимый рока самовластьем

    От пышной далеко Москвы,

    Я буду вспоминать с участьем

    То место, где цветёте Вы.

     

    Столичный шум меня тревожит;

    Всегда в нём грустно я живу -

    И Ваша памятьтолько может

    Одна напомнить мне Москву.

     

             А.С.Пушкин одну из своих поэм («Полтава») хотел посвятить Смирновой, но когда читал ей поэму, то та не выразила восторга. Пушкин обиделся и посвятил её Олениной.

             Но в великолепных и трогательных словах, адресованных впоследствии Олениной, наверняка есть и ноты, навеянные неразделёнными чувствами к Смирновой.

     

        Пушкин Аннушке Олениной:

     

    Я Вас любил: любовь ещё, быть может,

    В душе моей угасла не совсем;

    Но пусть она Вас больше не тревожит;

    Я не хочу печалить Вас ничем.

     

    Я Вас любил безмолвно, безнадежно,

    То робостью, то ревностью томим;

    Я Вас любил так искренно, так нежно,

    Как дай Вам бог любимой быть другим.

     

            Однако Пушкина отвергли родители Олениной. Таковы кружева судьбы (также проказницы женского рода...).

     

        Лермонтов Александре Смирновой:

     

    Без Вас хочу сказать Вам много,

    При Вас я слушать Вас хочу;

    Но молча Вы глядите строго,

    И я в смущении молчу.

     

    Что ж делать?.. Речью неискусной

    Занять Ваш ум мне не дано...

    Всё это было бы смешно,

    Когда бы не было так грустно.

     

          (И это Лермонтов говорит о своей «неискусной речи»...).

        Александра Смирнова к современникам:

     

    В тревоге пёстрой и бесплодной

    Большого света и двора

    Я сохранила взгляд холодный,

    Простое сердце, ум свободный

    И правды пламень благородный

    И, как дитя, была добра;

    Смеялась над толпою вздорной,

    Судила здраво и светло

    И шутки злости самой чёрной

    Писала прямо набело...

     

       Мы, мужчины, извечно пытаемся разгадать тайну женской сущности, но наши природные особенности и односторонние критерии не позволяют это сделать, и эта безуспешность только усиливает наш интерес и обуславливает поклонение женской сфере жизни.

      Такое поклонение прослеживается во многих областях общественного бытия, традициях, понятиях, нормах морали и т.д.

       Это находит выражение и в том, что у нас в России у православных христиан на бытовом уровне, во многом базирующемся на народных языческих корнях, большим почитанием пользуется образ Богородицы по сравнению с другими христианскими символами...

       Не буду слишком углубляться в эту бесконечную тему, но отмечу, что и Противоракетная оборона, ветераном создания которой являюсь я и мои многочисленные друзьяи Родина, для защиты которой создавалась эта оборона - женского рода. Вселенная - женского рода. Земля, на которой мы живём, - женского рода...  И вообще, сама жизнь - женского рода...

       Всё это не случайно. Таково отражённое и подчёркнутое русским языком значение женщины в России. Да и сама Россия величается Россией-матушкой, главная река -Волгой-матушкой...

       Рассуждая о России и её судьбе, Н.Бердяев, используя аллегорическую образность, отмечал, что у России женская душа - широкая, многоцветная, не поддающаяся стандартным оценкам и измерениям. А душа … «стоит больше, чем все царства и все миры...».

       В унисон мнению Бердяева звучат строки Ф.Тютчева:

     Умом Россию не понять,

    Аршином общим не измерить.

    У ней особенная стать -

    В Россию можно только верить...

                                                                                                   Русская девичья красота

    Осмелюсь (хоть это , по меньшей мере, не скромно после Тютчева) сказать о наших женщинах так:

     

    Святые женщины России

    Своей стоцветной красотой

    Вдохнули мужество и силу

    В народ свой - мудрый и простой!

     В заключение своё отношение ко всем женщинам и к каждой в отдельности, а особенно к женщинам Приозёрска, жёнам наших ветеранов Полигона ПРО, хочу выразить в следующем стихотворении:

                              ЖЕНЩИНЕ


    Ты - Женщина, основа материнства,

    Источник жизни, матрица судьбы.

    Святое воплощение единства

    Любви, Надежды, Веры и Борьбы.

     

    Ты - Женщина, и, значит, Ты - Актриса,

    В Тебе сто лиц и тысяча ролей.

    Ты - Женщина, и, значит, Ты - Царица,

    Возлюбленная всех земных царей.

     

    Ты - Женщина, и, значит, Ты - Рабыня,

    Познавшая солёный вкус обид.

    Ты - Женщина, и, значит, Ты - Пустыня,

    Которая беду испепелит.

     

    Ты - Женщина.. Сильна Ты поневоле.

    Но знаешь, даже если жизнь - борьба,

    Ты - Женщина, Ты - слабая до боли.

    Ты - Женщина, и, значит, Ты - Судьба.

     

    Ты - Женщина. Ты - просто вспышка страсти,

    Но Твой удел - терпение и труд.

    Ты - Женщина.. Ты- то большое счастье,

    Которое порой не берегут.

     

    Ты - Женщина.. И этим Ты опасна.

    Огонь и лёд навек в Тебе одной.
    Ты - Женщина, и, значит, Ты — Прекрасна

    С младенчества до старости седой.

     

    Ты - Женщина, и в мире все дороги

    Ведут к Тебе, а не в какой-то Рим.

    Ты - Женщина, Ты избранная Богом,

     И до небес возвышенная им!

      



     

     

          

     



                                                                                                                             


















     



                                                                         

                                                                  

Тема статьи: