Мнение специалиста и соучастника

Автор: 

Георгий ТРОШИН

   В помощь В.С.Уварову в работе над книгой о создании и развитии отечественной ПРО

  

Замечания и предложения к статье К.И. Кукка «Система передачи данных в интересах противоракетной обороны (до 1991 года)»

Уважаемые друзья, статья дтн проф. К.И. Кукка «Система передачи данных в интересах противоракетной обороны (до 1991 года)» была написана им в память о его друге А.А.Шейпаке, который в 1978 году был назначен главным конструктором СПД ПРО. Не знаю, какие задачи ставил перед собой Калью Иванович, но, на мой взгляд, статья написана довольно общо. Кратко сказано о НИИ-129 (ныне МНИРТИ), однако не без неточностей в описании его становления и с умолчанием о серьёзных провалах в разработках института средств радиорелейных линий. О самой системе СПД сказано крайне недостаточно, и содержание смысла данных, для которых потребовалась отдельная система передачи, не раскрыто. Вызывает недоумение замечание автора о том, что антенные опоры радиорелейных станций (РРС) являлись демаскирующими объектами сети, в действительности же на фоне самих объектов комплекса ПРО, например, радиолокаторов дальнего обнаружения, точного наведения и других, которые имели несравненно большие габариты и занимаемые участки территории комплекса, демаскирующее свойство антенных опор РРС незначительно. Много внимания уделено подземным кабельным линиям, проложенным взамен радиорелейных линий. Причём заданный самим автором вопрос о том, кто предложил использовать кабельные линии, оставлен без ответа. Конец статьи посвящён частичному освещению работы Государственной комиссии по комплексу ПРО А-135, где автор, участвуя в её работе и будучи Первым заместителем Министра промышленности средств связи, много сделал по устранению замечаний членов комиссии и рабочих групп при прокладке кабельных линий и монтаже средств связи и системы передачи данных. Здесь же автором сказано о последних работах МНИРТИ в 1986-1991 годах в области СПД, которые остались неоконченными в связи с отсутствием финансирования.

В самом начале рассмотрения содержания статьи К.И. Кукка на предмет использования её данных при написании В.С.Уваровым книги о создании и развитии отечественной системы ПРО необходимо сказать, что аббревиатура СПД, в силу краткости своего обозначения в заголовках разделов всех книг о ПРО, названа и используется не точно. Правильнее надо назвать эту систему «Системой связи и передачи данных», ибо без средств и системы связи отдельное функционирование СПД беспредметно. Местные связные системы, обеспечивающие связь РЛС с ЭВМ и ЭВМ с СПД на всех объектах, включая ГКВЦ, вообще не упомянуты. В материалах всех книг о ПРО, таких основательных публикациях как: «Щит России», «Меч и щит России», «Меч России» вообще  о средствах и системах связи сказано крайне незначительно. Видимо связь работала безупречно, и её просто не замечали. Как в известном анекдоте, когда после окончания войсковых учений готовился приказ о награждении его участников, то на вопрос: «Как быть со связистами?» последовал ответ: «Связистов не наказывать!». При работе В.С.Уварова над задуманной фундаментальной книгой о создании и развитии отечественной системы ПРО, думаю, необходимо найти и обобщить материал о средствах связи, войсковых подразделениях и частях связи, принимавших участие в создании и функционировании экспериментальных и боевых систем ПРО страны. К примеру: телефонная связь по ВЧ между объектами и ближайшими населёнными пунктами (Войсковая часть «Спецмонтажное управление», «Меч и щит России», Калуга-пресс, 2007г.,стр.271.). Система громкоговорящей связи, по которой Г.В. Кисунько следил за прохождением команд и «подшиваловскими» итерациями при перехвате и поражении боеголовки 4-ого марта 1961 года (Г.В. Кисунько «Секретная зона»). Система связи полигонных испытаний, сети измерительных пунктов, и комплексов траекторных и телеметрических измерений. Связь службы единого времени. Связь с обслуживавшими войсковыми частями, в частности, с 60 испытательной смешанной авиационной дивизией (ИСАД) («Щит России», изд. МГТУ им. Н.Э. Баумана 2009г.). Другие системы связи.

В статье перечислен целый ряд имён людей, имевших отношение, по мнению автора, к созданию СПД и её средств, а о Г.В. Кисунько - основоположника ПРО страны, в том числе и системы СПД, не сказано ни слова и имя его даже не упомянуто. Г.В. Кисунько ещё до окончания своих размышлений о структуре полигона в Бетпак-Дала принял самое главное решение в целях построения противоракетной обороны: управление комплексом ПРО должно быть обеспечено не только на основе быстродействующих ЭВМ, но функционирующих в режиме реального времени, способных к предвычислению траектории движения боеголовки, точному выведению противоракеты ей навстречу и выдаче сигнала на её подрыв с точностью до нескольких микросекунд. С этой целью Г.В. Кисунько счёл необходимым создать аппаратуру связи по съёму данных с радиолокаторов в цифровом (импульсном) виде. С этим решением он обратился к директору ИВТиТМ АН СССР С.А. Лебедеву о необходимости создания для ПРО цифровых вычислительных систем, и к своим удивлению и радости узнал, что в этом институте под руководством С.А.Лебедева и при непосредственном участии В.С. Бурцева уже более трёх лет ведутся работы по съёму данных с радиолокатора в цифровом виде. К этому времени была создана для ПВО ЭВМ «Диана-1», на которой уже проведены натурные испытания, где была показана возможность одновременного сопровождения нескольких целей с помощью вычисления их траекторий в цифровом виде. Руководители ИВТиТМ согласились провести работу по созданию вычислительной системы для комплекса ПРО. При обсуждении этой работы было отмечено, что наиболее узкими местами являются точностные характеристики системы наведения (наведение противоракеты должно осуществляться в область круга радиусом не более 25 метров, полагая нахождение боеголовки в его центре), временная синхронизация данных системы, в особенности выдача сигнала на подрыв противоракеты с точностью до нескольких микросекунд. Г.В.Кисунько ознакомил С.А.Лебедева и В.С.Бурцева со своими идеями определения координат боеголовок по трём дальностям. измеренным разнесёнными в пространстве радиолокаторами точного наведения, достижения необходимой точности наведения противоракеты и привязки всего комплекса ПРО к единому масштабу реального времени. Как особо отмечал В.С.Бурцев, постановка, проведение этой и последующих работ с соответствующим финансированием нашла немедленную и полную поддержку у Министра вооружения Д.Ф.Устинова. Первоначально Г.В.Кисунько поставил перед ИВТиТМ АН СССР задачу создания ЭВМ с производительностью 40 000 операций в секунду. В то время к этому рубежу только приближались зарубежные ЭВМ. Такая ЭВМ (М-40) была разработана, и на её основе были проведены исследования на экспериментальном модельном комплексе ПРО с имитацией систем связи и передачи данных, где эта ЭВМ осуществила обмен информацией с объектами, находящимися от неё и между собой на расстояниях от 100 до 200 км, по пяти дуплексным одновременно и асинхронно работающим каналам связи. (Модернизация М-40, обеспечивающая работу с плавающей запятой, была названа М-50).  В последующем для боевого комплекса особое внимание было уделено устойчивости его работы при сбоях и отказах. Вычислительная сеть системы ПРО имела протяжённость несколько сот километров. Она состояла из вычислительных комплексов, каждый из которых был построен на идентичных боевых ЭВМ, обладающих полным пооперационным контролем. Резервирование в комплексе обеспечивалось на уровне машин. Эти ЭВМ под названием 5Э926 имели производительность 500 000 операций в секунду. После окончания работ по штатной системе, Г.В.Кисунько поставил новую задачу. Он потребовал для детального анализа отражённых сигналов от боеголовок создания вычислительных средств производительностью 100 000 000 скалярных операций в секунду. Такой вычислительный комплекс был разработан. Он получил название МВК (многопроцессорный вычислительный комплекс) «Эльбрус». Кроме решения вычислительных задач этот комплекс обладал самостоятельной способностью выявления, ремонта и возвращения неисправного модуля в рабочую конфигурацию. С его созданием Советский союз вышел на передовые позиции в мире в области развития ЭВМ и схемотехнических решений вычислительной техники, таких как:

 - организация мультиплексных каналов связи;

 - создание ЭВМ, объединяющих далеко разнесённые объекты;

 - создание высокоскоростных самовосстанавливающихся вычислительных комплексов;

 - повышение производительности многопроцессорного комплекса;

 - организация работы комплекса на общее поле внешней памяти;

 - обеспечение высокой достоверности выдаваемой информации и аппаратно-программной

   диагностики;

 - обезличенную работу модулей центральных и специализированных процессоров с возмож-

   ностью адаптации комплекса к решаемым задачам.

В процессе этих работ был создан высококвалифицированный коллектив разработчиков и технологов высокоскоростных вычислительных средств. В целях реализации этих средств в промышленности СССР была создана необходимая элементная база, включающая в себя разработки быстродействующих интегральных схем, высокопрецизионных печатных плат,

 разъёмов, кабелей и других компонентов современной элементной базы. Достигнутый уровень создания сверхскоростных ЭВМ позволил бы реализовать вычислительный комплекс с производительностью 1015  операций в секунду. Однако лишение необходимых средств, закрытие всех проектов суперЭВМ, разгон коллективов и закрытие институтов, образованных при создании вычислительных систем, в период так называемых «перестройки» и «демократизации» не дало возможности реализовать этот и другие перспективные проекты. [Бурцев В.С. «Создание системы противоракетной обороны (ПРО) и супер ЭВМ» Доклад на конференции «40-летие первого поражения баллистической ракеты средствами ПРО». Сборник докладов (чтения, посвящённые памяти Генерального конструктора ПРО, член-корреспондента РАН Г.В. Кисунько), стр. 4 – 18. Отделение общей физики и астрономии РАН, Отделение информатики, вычислительной техники и автоматизации РАН, ЦНИИ «Комета», НИИРП, НИИ ДАР, в/ч 03425. – М.: 2001 г. – 128с.]

Для связи объектов комплекса ПРО между собой и главным командно-вычислительным центром (ГКВЦ) Г.В. Кисунько рассматривал возможность применения подземных кабельных линий. Однако их прокладка и монтаж потребовали слишком много времени, и он был вынужден  от них отказаться. В целях решения этой проблемы Г.В. Кисунько обратился к применению радиорелейных линий связи, тем более что к этому времени была закончена разработка, испытания и серийное производство их первых вариантов под шифром Р-400. К слову сказать, история разработки радиорелейных линий в СССР в статье К.И. Кукка изложена кратко и неверно. История радиорелейной связи в СССР имеет начало с 1943 года, когда по инициативе начальника связи Западного фронта генерал-лейтенанта войск связи Н.Д. Псурцева, где командующим фронтом был Маршал Советского союза Г.К. Жуков, были проведены работы по созданию радиорелейной линии в УКВ диапазоне. (Следует заметить, что впоследствии, будучи Заместителем, а потом Министром связи СССР Николай Демьянович очень много сделал по созданию и развитию радиорелейных линий связи и их сетей в Советском союзе. В это время Н.Д. Псурцев был Председателем антенного совета при Министре связи, созданным им в связи с важностью разработки антенно-фидерных устройств для средств радиосвязи и вещания СССР. Я был членом этого совета и считаю большой удачей для себя неоднократные встречи и беседы с Николаем Демьяновичем. Особенно при нашем совместном с сотрудниками НИИ Кабельной промышленности Э.Ф. Укстиным и В.А. Худяковой докладе  и при последующем обсуждении разработки и применения серии гофрированных эллиптических волноводов марки ЭВГ в качестве фидерных трактов радиорелейных, тропосферных станций и земных станций спутниковой связи.) По указанию заместителя начальника Главного управления связи Красной армии генерал-лейтенанта войск связи И.Г. Малькова Научно-испытательному институту связи Красной армии им. К.Е. Ворошилова было поручено усовершенствовать и изготовить партию этих УКВ радиорелейных станций, получивших условное наименование «Комета». Их опытная эксплуатация показала перспективность этого нового вида связи, однако, по причине малой пропускной способности применение в войсках связи было сочтено нецелесообразным. По решению Начальника войск связи Красной армии Маршала войск связи И.Т. Пересыпкина в 1943 году была сформирована и отправлена в действующую армию большая комиссия для изучения и обобщения опыта эксплуатации всех видов средств связи. По его решению результаты фронтового исследования этой комиссии в октябре-ноябре 1944года были рассмотрены в НИИС КА им. К.Е. Ворошилова на специально проведённой военно-научной конференции с участием заместителей начальников связи фронтов действующей армии, сотрудников ГУС КА, Военной академии связи, НИИ ВВС, НИМИСТ ВМФ, Наркомата электропромышленности, Наркомата связи и отдельно приглашённых ведущих инженеров и конструкторов промышленных институтов. Тон этой конференции задал сам Маршал войск связи, провозгласив: «Великая Отечественная война идет к концу. Нет сомнения в нашей победе. Мы должны разработать новую послевоенную систему средств связи всех видов». Центральное место отводилось НИИС КА, который получил новое наименование Научно-исследовательский испытательный институт связи Красной армии им. К.Е. Ворошилова. На институт были возложены задачи ведения научно-исследовательских, опытно-конструкторских и испытательных работ, и также, что стало исключительно важным, выполнение, от имени Начальника войск связи, функций заказчика в промышленности при проведении НИР и ОКР в интересах войск связи Сухопутных войск, Воздушно-десантных войск и войсковой разведки. В НИИИС КА были сформированы направления по всем видам связи, элементной базе источникам питания, стабилизации частоты, антенно-фидерным устройствам и распространению радиоволн и др. В институте была создана ионосферная станция, выпускавшая ежемесячные прогнозы рабочих диапазонов высоких частот для всех узлов радиосвязи вооружённых сил.

 

Направление радиорелейной связи возглавил Заместитель начальника и главный инженер института Василий Николаевич Сосунов. Он выступил с инициативой разработки новых радиорелейных станций и линий в дециметровом диапазоне волн с фазоимпульсной модуляцией и временным разделением каналов. С этой целью в НИИИС КА был создан отдел радиорелейной связи. Для разрабатываемой станции был выбран диапазон частот 1550 – 1750 МГц с ёмкостью, равной шести дуплексным телефонным каналам для каждой рабочей частоты. На рис.1 (здесь и ниже упомянутые фотографии размещены в конце настоящей статьи) представлена фотография опытного образца радиорелейной станции, названной РРЛ-6 по числу каналов, разработанной НИИИС КА под руководством и при непосредственном участии В.Н. Сосунова. На верхушке антенной опоры установлены 4-ре параболические антенны: две антенны для работы на приём и передачу в направлении «А» и две антенны для работы в направлении «Б». Такое решение было вынужденным и было обусловлено тем,  что к этому времени (1946г.) не было найдено решение, обеспечивающее симметрирование при подключении коаксиальных кабелей и работу на двух взаимно перпендикулярных поляризациях в единой конструкции облучателя. Наличие 4-рех антенн на верхушке мачты и малое число каналов, привело к тому, что станция РРЛ-6, показав перспективность радиорелейной связи в дециметровом диапазоне, не была принята ни на вооружение, ни на снабжение войск связи Красной армии. Четыре антенны при ветровой нагрузке создавали такие опрокидывающий и вращательный моменты, которые не могла выдержать антенная опора. Малое число каналов оказалось недостаточным для обеспечения связи в стратегическом и оперативном звеньях управления: ставка, фронт, армия, для какой цели и была задумана разработка такой станции. В связи с этим в НИИИС КА решением правительства была поставлена опытно-конструкторская работа под шифром «Диск».

В Совете Народных Комиссаров, а затем в Совете Министров СССР в то время имела место практика подключения или создания промышленных институтов для проведения или завершения опытно-конструкторских работ, проводившихся в институтах Наркомата, а затем Министерства обороны, имевших важное оборонное значение, в целях дальнейшей подготовки и организации серийного производства в назначенном для этого промышленном предприятии. Так как в последующем планировалось серийное изготовление будущей станции в промышленности, то в соответствии этой практикой в НИИ-20 (НИИ-244, ЯРТИ, ныне ВНИИРТ) была поставлена работа под шифром «Рубин». Этот выбор был не случайным. Дело в том, что на протяжении всей до этого истории НИИ-20 в нём проводились работы, поставленные и проводившиеся в НИИИС КА. В частности работы по созданию аппаратуры буквопечатающей аппаратуры коротковолновых радиостанций средней мощности 11-АК, РАФ, РАТ (Радиолиния «Алмаз») для стратегического и оперативного звена управления. Эта техника успешно оправдала своё применение в годы Великой Отечественной войны. В конце Великой Отечественной войны и в первые годы после нее были разработаны, изготовлены и применены коротковолновые радиолинии повышенной помехоустойчивости под шифрами «Карбид» и «Бекан». В 1948÷1951 на приёмном радиоцентре узла связи Главного штаба войск ПВО страны для связи с удалёнными группами постов ВНОС применялась аппаратура этих радиолиний. Мне, как начальнику смены, доверялась работа на аппаратуре радиолиний «Карбид», «Бекан». Могу засвидетельствовать, что за время всей работы не было зафиксировано ни одного сбоя. Все сеансы связи прошли успешно. Вместе с этими работами в НИИ-20 проводились работы по созданию радиолокационных станций дальнего обнаружения РУС-1, РУС-2 и РУС-2с, расшифровывающиеся как «Радио улавливатели самолётов». Станции РУС-1 применялись во время советско-финской войны, а станции РУС-2 и РУС-2с составляли основу постов ВНОС крупных командных и населенных пунктов, в частности Московского фронта ПВО в о время Великой Отечественной войны. В послевоенное время при выполнении заказов по разработке радиолокационных станций дециметрового и сантиметрового диапазонов волн руководство войск связи выделило НИИ-20 обширный участок территории 1-ого филиала НИИИС КА в Мытищах для проведения лабораторных и полигонных испытаний, на котором и в настоящее время проводятся исследования по планам ВНИИРТ, преемника НИИ-20.

 Общее руководство обеими работами «Диск» и «Рубин» было возложено на заместителя начальника главного инженера НИИИС КА В.Н. Сосунова. В 1947 году были рассмотрены результаты этих работ, и руководством войск связи было принято решение о разработке единого технического проекта радиолинии «Диск-Рубин». Головной организацией по её созданию был определен НИИ-20, а НИИИС КА, который получил новое название ЦНИИИС СВ, соисполнителем. Эта работа была поручена НИИ-20, лаборатории этого института, занимавшейся до этого разработкой аппаратуры средней мощности в диапазоне коротких волн. Начальник лаборатории Ф.П. Липсман был назначен руководителем, а В.Н. Сосунов его заместителем. Передача разработки радиолинии «Диск-Рубин» НИИ-20 была обусловлена облегчением дальнейшего внедрения её в промышленность, а назначение В.Н. Сосунова заместителем её руководителя обеспечением преемственности при её освоении Ф.П. Липсманом и коллективом его лаборатории. В процессе этой работы старшим научным сотрудником Н.П. Богдановым и инженером высшей квалификации В.И. Асафьевым ЦНИИИС СВ было найдено решение по построению облучателя антенны, обеспечивающее в единой конструкции симметрирование при подключении к нему коаксиальных кабелей и возможность одновременной работы на вертикальной и горизонтальной поляризациях. Это решение явилось ключевым, так как оно позволило перейти к двум вместо четырех антенн, размещаемым на верхушке антенной опоры, работающим на двух взаимно перпендикулярных поляризациях в каждом из направлений «А» и «Б»: на приём на одной, а на передачу на другой поляризации. Оно сразу сняло вопрос об устойчивости антенной опоры к ветровым нагрузкам. Разработка была успешно завершена и производство этих станций, получивших шифр Р-400 («Лютик»), было развёрнуто на заводе «Электроаппарат» в городе Ростов-на-Дону. Оборудование станции размещалось в трёх автомобилях: в аппаратной машине, электропитающей машине и антенной машине. Станция имела 30- метровую антенную опору типа «Унжа» (конструкторы В.И. Безменов и В.И. Бекетов). Антенно-фидерный тракт разработали Н.П. Богданов, В.И. Бекетов, Ю.Н. Биронт. Разработка приёмного устройства с автопоиском и автоподстройкой была осуществлена Г.В. Длугачем, Г.А. Малолепшим, А.П. Борисовым. Передатчик на металлокерамических триодах разработали Н.А. Магдич и В.С. Куланин. Все упомянутые конструкторы - сотрудники ЦНИИИС СВ, г. Мытищи. Под руководством В.Н. Сосунова были проведены трассовые испытания этих станций на радиорелейной линии связи, образованной из оконечной станции, размещённой на корабле Черноморского флота, который со стоянками перемещался на юг по направлению к Турции, другой, развёрнутой в Крыму на горе Авинда и пяти промежуточных станций на территории Крыма по маршруту до стационарного узла связи в г. Симферополе. Последняя станция была подключена к стационарной государственной сети связи. По этой сети состоялись переговоры руководителя испытаний с Начальником войск связи Советской армии Маршалом войск связи И.Т. Пересыпкиным, а затем с Министром связи СССР Н.Д. Псурцевым. Эти испытания прошли успешно. После государственных испытаний эти станции под шифром Р-400 в 1950 году были приняты на вооружение и стали поступать в войска, для чего в войсках связи были образованы радиорелейные дивизионы. В 1955 году началось производство так называемых промежуточных станций Р-402 («Резеда»), которая в основном работала только на ретрансляцию. Модернизация станции Р-400, получившая шифр Р-400М («Одуванчик») была проведена в 1956-1957гг. Последняя из самых новых к тому времени станций, применявшихся в «Системе «А», была станция Р-404 («Василёк»), у которой был расширен рабочий диапазон частот до 1550÷2000 МГц и увеличено число телефонных каналов до 24. Очень поэтично упоминает Г.В. Кисунько об аппаратуре этой станции в своей книге «Секретная зона. Исповедь генерального конструктора» на стр.410: «В напряженный период «сборки» и комплексной отладки системы приходилось и мне, как генеральному конструктору, неотлучно сутками находиться в ЦИСе. Не без того, чтобы часок-другой вздремнуть на старом скрипучем диванчике с матерчатой обивкой неопределенного цвета, кем-то будто специально для меня поставленного у стены за аппаратным шкафом с поэтическим шифровым названием «Василек» ». Я принимал непосредственное участие в разработке и внедрении на заводе «Электроаппарат» в городе Ростов-на-Дону антенно-фидерных устройств всего ряда радиорелейных станций: Р-400М, Р-402, Р-404, Р-404, Р-414, кроме станции Р-400, а также в разработке и применении систем измерений параметров фидерных устройств, создании полигона для измерения характеристик антенных устройств и порядка их предъявления представителю заказчика (военпреду). Станция Р-414 для системы связи и передачи данных в целях ПРО не применялась. Она стала последней станцией этого типа, созданной для системы связи в оперативном и стратегическом звеньях управления.

Общий вид антенной опоры с параболическими антеннами и аппаратной машины станции

Р-404 показан на рис.2. По внешнему виду она аналогична станции Р-400М. Система радиорелейной связи выдержала все виды испытаний: воздействие всех видов радиопомех (Операции «Верба», «Кактус», «Крот») и высотных атомных взрывов (Операции К1, К2, К3, К4, К5), которым подвергалась «Система «А». С окончанием этих экспериментов работа «Системы «А» была прекращена. Её списали и демонтировали, передав радиоаппаратуру в военные и гражданские ВУЗы. Крупногабаритные антенны радиолокаторов точного наведения были переоборудованы в радиотелескопы и переданы Украине (два телескопа) и Туркмении (один телескоп).

Успешный ход и результаты исследований и испытаний «Системы «А» обеспечили возможность создания боевой системы ПРО Москвы и Московского промышленного района. 10 декабря 1959 года было принято решение ЦК КПСС и СМ СССР о проведении с этой целью ОКР, получившей шифр «А-35», и строительства опытного полигонного комплекса для системы «А-35», под названием «Алдан». 7 января 1960 года было принято Постановление ЦК КПСС и СМ СССР «О создании системы ПРО Московского промышленного района». Головным разработчиком «А-35» было назначено СКБ-30, а её Генеральным конструктором Г.В. Кисунько.

На протяжении времени от постановки совместной работы с НИИИС КА под шифром «Диск-Рубин» (1947г.) до создания НИИ-129 (1956г.) коллектив лаборатории 4-ого отдела НИИ-20 под руководством Ф.П. Липсмана участвовал совместно с сотрудниками НИИИС КА в разработке РРС: Р-400, Р-402 и Р-400М.

17 марта 1956 года Постановлением ЦК КПСС и СМ СССР под № 361-232 и приказом Министра МРТП №73 от 28.03.1956г. на основе лаборатории 4-ого отдела НИИ-20 был образован НИИ-129, (ныне АО МНИРТИ) и размещён в многоэтажном здании по адресу Большой Вузовский переулок (ныне Большой Трёхсвятительский переулок), д.2. Продолжая работу над совершенствованием станций типа Р-400, в частности создания станции Р-400М с 24-мя телефонными каналами вместо 6-ти, как в предыдущих разработках, коллектив профессионально рос, креп и пополнялся новыми специалистами. Этот процесс занял два года. В 1958 году решением СМ СССР НИИ-129 была поручена разработка новой радиорелейной станции под шифром «Левкой», значительно превосходившей по объёму информации все предыдущие разработки. Её применение в Вооружённых силах СССР имело целью обеспечение связи в оперативном и стратегическом звеньях управления. Это решение можно назвать историческим в становлении НИИ-129, так как именно для этого и создавался такой институт. Для серийного изготовления этой станции был назначен Днепропетровский механический завод  (п/я Г-4249). Однако разработка РРС «Левкой», получившая наименование Р-406, оказалась неудачной. Главной причиной этой неудачи был, вопреки отрицательному заключению ЦНИИИсвязи МО СССР, выбор построения её антенно-фидерного устройства в виде перископической антенной системы, а волноводных трактов на основе прямоугольных волноводов сечением 58х25 мм2 . Эти вопросы будут рассмотрены ниже при описании системы радиорелейной связи и передачи данных для полигона «Алдан». Станция Р-406 не была принята на вооружение и использовалась в качестве резервного мобильного средства общегосударственной сети связи для передачи телевизионного канала с космодрома «Байконур» о первых запусках пилотируемых космических кораблей, а также для обеспечения многоканальной связи  и телевидения для временных поселений при разработке месторождений нефти и газа.

Так как «А-35» должна быть боевой, а не экспериментальной системой, то для её полигонного аналога комплекса «Алдан» 4-ым Главным управлением Министерства обороны была заказана НИИ-129 (МНИРТИ) опытно-констукторская работа под шифром «Циклоида» в целях разработки новой радиорелейной линии в качестве линии связи и передачи данных.  По замыслу заказчиков она должна существенно превосходить предыдущую РРЛ Р-400М, применявшуюся в Системе «А». И действительно, все её электротехнические параметры были весьма внушительными: диапазон частот 5689-6179 МГц, 1920 телефонных каналов, передача черно-белого или цветного телевидения в линейном спектре 50÷60·106 Гц. Протяжённость линии 2500 км, 62 интервала длиной около 40 км каждый. Оборудование станции планировалось в составе аппаратной машины, антенной машины, машины электропитания, такелажной машины и двухосного прицепа. Каждая станция могла быть применена как в качестве оконечной станции, так и в режиме ретрансляции. Антенно-фидерную систему предлагалось построить по перископическому принципу с волноводным трактом на основе прямоугольных волноводов сечением 40х20 мм2 , аналогично антенно-фидерной системе радиорелейной станции Р-406, где см. Рис.3: 1. Поворотные устройства верхних зеркал. 2. Верхние зеркала.

З. Антенная опора (мачта ферменной конструкции «Унжа»). 4. Нижние зеркала. 5. Облучатели нижних зеркал, к которым подстыковывались жесткие волноводные тракты, подключаемые к приёмопередающему тракту аппаратной машины.

В силу того, что в августе 1961 года СКБ-30 Г.В.Кисунько было переведено под юрисдикцию Министерства оборонной промышленности, то нашему институту ЦНИИИсвязи МО СССР была поручена экспертиза систем и средств связи ПРО с тем, чтобы эти системы и средства сопрягались с системами и средствами связи Министерства обороны. В ЦНИИИсвязи общая экспертиза была поручена специалистам по комплексным вопросам, а мне была поручена экспертиза антенно-фидерных устройств радиолокационных станций и средств радиосвязи.

Экспертиза антенно-фидерных устройств радиолокационных станций не выявила никаких недостатков. Я прямо на территории НИИ-37 (НИИ ДАР) у В.П.Сосульникова написал положительное заключение. В то же время в построении антенно-фидерных устройств радиорелейных станций «Циклоида» по перископическому принципу имели место такие изъяны, отмеченные ранее при разработке радиорелейной станции Р-406, которые делали абсолютно непригодными эти антенно-фидерные устройства для применения в любом противоракетном комплексе, а тем более в системе «А-35», и мною было написано отрицательное заключение.

Общий вид построения перископической антенной системы с волноводным трактом представлен на рис.4, где система показана в развёрнутом положении, обеспечивающем ретрансляцию сигналов как с направления А в сторону направления Б, так и в обратном направлении. На рис.4 обозначены: 1 – поворотные устройства для ориентации верхних зеркал - переотражателей; 2 – верхние зеркала – переотражатели; 3 – опора ферменной конструкции типа «Унжа»; 4 – нижние зеркала; 5 – рупорные облучатели нижних зеркал; 6 – волноводные тракты направлений А и Б длиной 10 метров, построенные на основе жёстких прямоугольных волноводов сечением 40х20 мм2 , оканчивающиеся коаксиально-волноводными переходами для подключения к СВЧ входам – выходам аппаратной машины.

Принцип действия аналогичен оптическому перископу. Ход электромагнитного излучения между зеркалами и на трассе в направлениях передачи и приёма указан тонкими линиями со стрелочками.

Перископическая антенная система обладает целым рядом присущих ей и неустранимых, в пределах схемы её построения, изъянов, а именно:

1.Она имеет крайне низкую помехозащищённость, меньшую, чем у параболического зеркала примерно в 1000 раз, а по сравнению с рупорно-параболической антенной (РПА-2П2) более10 000 раз по мощности.

2.Ориентация поляризации электромагнитного поля, переизлучённого верхними зеркалами, зависит от их положения. Необходимо постоянное отслеживание этого изменения путём вращения облучателя нижнего зеркала вокруг его оси, как при вхождении в связь, так и при изменении позиции корреспондента и собственной позиции.

3.Первые боковые лепестки диаграммы направленности находятся не в угломестной и азимутальной плоскостях, а в плоскостях, расположенных под углом 45° к ним (рис.5). Этот дефект приводит к тому, что раз, попав на любой из этих лепестков, оператор принципиально не сможет выйти на главный максимум и тем самым автоматически снизит энергетический потенциал станции на 13 дБ (20 раз по мощности). Вероятность попадания на любой из этих лепестков очень велика и потому даже при небольшой протяжённости линии 500 км (12 интервалов, 24 направлений приёма и передачи) будет иметь место почти постоянная потеря связи. (Г.И. Трошин, «Кисунько», Научная биография, изд. «Новые технологии», Москва, 2015г. Стр. 151÷153).

4.Размещение аппаратной машины на расстоянии 10 метров от основания антенной опоры, высота которой равна 30 метров, и ещё и боком к ней представляет собой недопустимое нарушение техники безопасности. В случае падения мачты, что было не раз, вход из строя аппаратной машины неминуем.

5.На одной антенной опоре невозможно разместить несколько перископических антенных систем, что в первую очередь необходимо осуществить при строительстве и оборудовании Главного командного вычислительного центра (ГКВЦ).

Главным из этих изъянов является крайне низкий уровень помехозащищённости перископических антенных систем. Это означает, что любой источник излучения с мало-мальски заметной мощностью может создать помеху, сделать невозможным ведение связи и передачу данных и тем самым полностью нарушить управление всей системой «А-35».

Все эти недостатки были подробно изложены в экспертном заключении нашего института (ЦНИИИС МО СССР) и был сделан главный вывод о принципиальной непригодности РРС «Циклоида» с перископической антенной системой для системы связи и передачи данных системы «А-35».

Несмотря на такие принципиальные недостатки, исключающие применение перископической антенно-фидерной системы в средствах военной радиосвязи, Ф.П. Липсман после Постановления ЦК КПСС И СМ СССР от 10 декабря 1959г. «О Системе «А-35» и 7 января 1960г.»О создании системы ПРО Московского промышленного района», где он был назначен Главным конструктором радиорелейной линии системы передачи данных под шифром «Циклоида», принял решение применить перископическую антенно-фидерную систему. Вопреки заключению ЦНИИИС МО, 4-ым Главным управлением МО СССР- заказчиком «А 35» утверждается проект «Циклоиды» с перископической антенной системой. Начальником отдела, отвечавшего за заказы средств связи и передачи данных, был А.И. Зотов, бывший начальник отдела автоматизированных систем управления и узлов связи Министерства обороны и Гражданской обороны СССР нашего института. Вся научно-техническая профессиональная деятельность А.И Зотова была связана с разработкой телеграфных коммутаторов и аппаратных узлов связи. Поэтому при утверждении проекта РРС «Циклоида» он положился на разработчика НИИ-129 (МНИРТИ), доклад его главного инженера Ф.П. Липсмана. Строительство «Системы «А-35»  (полигона «Алдан») шло не такими темпами как «Системы «А». Входили в строй некоторые объекты, шли настроечные работы силами разработчиков из СКБ-30, заводских и конструкторских бригад, с участием личного состава войсковых частей (1965г.). Станции «Циклоида» разрабатывались, изготавливались, поставлялись на полигон, и между площадками организовывалась радиорелейная связь. В то же время должны были производиться пробные включения радиолокатора дальнего обнаружения «Дунай-3У». (Главный конструктор А.Н. Мусатов.) И сразу при первом включении этого радиолокатора в радиорелейных линиях входные цепи станций первого интервала сгорели, а у второго (40 км) и третьего (80 км) вышли из рабочего режима. Возникла серьёзная опасность, катастрофическая ситуация – оставить весь полигон системы «А-35» без связи и, автоматически, без передачи данных. А.И. Зотов разыскал меня. Я в тот момент был в НТК войск связи на приёме у Б.Н. Иванова. Александр Иванович был бледен как мел и первыми его словами были: «Что делать? Что делать?». Я его успокоил и сказал, что надо реализовать то, что рекомендовано в «Заключении» нашего института, а именно: «Применить для РРС «Циклоида» рупорно-параболические антенны типа РПА-2П-2, разработки ГосНИИ радио Министерства связи  для РРС «Курс-6» (авторы Г.З. Айзенберг и .Д. Кузнецов) и закрытые волноводные тракты.». Общий вид рупорно-параболической антенны РПА-2П-2 показан на рис. 6.

На его вопрос о том, а что делать сейчас, я ответил, что на время первичной организации и строительства «Системы «А-35» применить РРС Р-400 или Р-400М, лучше Р-400М, взяв их из ближайших войсковых частей связи, где есть радиорелейные дивизионы. Эти станции менее широкополосные, но на первых этапах отладки и настройки объектов полигона они пригодны, так как защитное действие их антенн более, чем в 1000 раз больше, чем у антенн перископического типа, примененных НИИ-129 в РРЛ «Циклоида». (В силу этого изъяна «Циклоида» не была принята на ни на вооружение ни на снабжение и соответствующего шифра не получила, так и осталась в истории «Циклоидой»). Ф.П. Липсман – руководитель разработки радиорелейной линии «Левкой» (Р-406), которая не была принята на вооружение войск связи, а теперь «Циклоиды», которая вообще оказалась непригодной для ПРО, был отстранён от работы и отправлен на пенсию. В целях укрепления руководства НИИ-129 новым директором и одновременно главным инженером был назначен М.И. Борисенко, бывший до этого заместителем Главного конструктора ракетно-космических систем С.П. Королёва по радиотехническому оборудованию этих систем. М.И. Борисенко – участник Великой Отечественной войны, Герой Социалистического труда, Лауреат Ленинской и Государственной премии, доктор технических наук, профессор, кавалер орденов Ленина. Трудового Красного Знамени, Красной Звезды, медали «За боевые заслуги» и других наград. Надо отдать должное А.И. Зотову и М.И. Борисенко. А.И. Зотов сумел организовать новый заказ, а коллектив НИИ-129 под руководством М.И. Борисенко провести проектирование, изготовление образцов, всесторонние испытания и поставить на полигон радиорелейные станции с рупорно-параболическими антеннами РПА-2П-2 и закрытыми волноводными трактами на основе гофрированных эллиптических волноводов марки ЭВГ-4 отечественной серии. Таким образом, всё сделать так, чтобы ни на день не сорвать сроков работ по «Системе «А-35». И это им удалось. На рис. 7 представлена фотография Михаила Ивановича Борисенко. Он вообще сыграл значительную роль в истории НИИ-129, развитии его технологической базы и расширения серийного производства его разработок. В этот период институт достиг наибольшего расцвета и был награждён орденом Трудового Красного Знамени. Ф.П. Липсман, будучи на пенсии, публиковал в «Литературной газете» небольшие заметки о том, что так расточительно обошлись с ним, а так он «мог бы сотворить еще немало новых и полезных дел». Действительно, он «мог бы сотворить ещё немало новых и полезных дел», завалить ещё что-нибудь. Ему надо благодарить судьбу и лично М.И. Борисенко, который великолепно завершил создание системы связи и передачи данных для системы» А-35». А сам Ф.П. Липсман не был отдан под суд за провал разработок радиорелейных линий связи и передачи данных высшего звена управления вооружёнными силами (ставка – генштаб – фронт - армия) и для системы ПРО «А-35» Московского промышленного района.

На фотографии (Рис.8) показана антенно-фидерная система на шесть направлений связи и передачи данных с рупорно-параболическими антеннами РПА-2П-2 и волноводными трактами на основе гофрированных эллиптических волноводов марки ЭВГ-3 отечественной серии, развёрнутая для Главного командно-вычислительного центра. Как можно видеть, размещение стольких антенн перископического типа в этих условиях (на одной опоре) принципиально невозможно.

В дальнейших разработках систем ПРО вместо радиорелейных линий были применены высокочастотные подземные кабельные линии на основе серийного кабеля МСКБ-60 завода «Москабель». (Система «Кабель», а затем 5Ц53П. Главный конструктор А.А. Кочарянц. Руководитель разработки от НИИ Кабельной промышленности МЭТП В.Ф. Сучков.). Система связи и передачи данных системы «А-35» ПРО Москвы и Московского промышленного района строилась на основе принципа создания наименее протяжённых интервалов между действующими объектами и резервных путей прохождения сигналов в целях обеспечения живучести сети. Кабельные линии обходных маршрутов проектировались в виде нескольких независимых секторов, каждый из которых представлял собой автономный замкнутый контур, до момента его включения в состав основного пути прохождения информации. Система связи и передачи данных обеспечивала тройное автоматизированное резервирование и имела возможность ручного управления, например, при проведении регламентных работ.

 

 

Рис.1 Радиорелейная станция РРЛ-6 опытный образец. Снимок 1951г.

Испытания в составе радиорелейной линии.

 

 

 

 

 

Рис. 2. Радиорелейная станция Р-404, серийный образец.

Снимок 1958 года. Войсковые учения.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 Рис.3.  Перископическая антенная система радиорелейной станции Р-406.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


 

 


 

 


 

 

 

 

 

 

 

 

Рис. 6. Рупорно-параболическая антенна РПА-2П-2.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Рис.7. М.И. Борисенко директор и главный инженер НИИ-129,

 руководитель разработок радиорелейных станций для «Системы «А-35».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 Рис.8. Антенно-фидерная система с рупорно-параболическими антеннами для радиорелейных станций системы связи и передачи данных Главного командно-вычислительного центра.

 

Вывод. Представленные выше замечания и дополнения к статье К.И. Кукка «Системы передачи данных в интересах противоракетной обороны (до 1991 года)» считаю целесообразным использовать при работе над книгой о создании и развитии отечественной ПРО.

           ДТН, профессор,

Георгий Иванович ТРОШИН

              1 июня 2016 г.

Тема статьи: