Земляки (г. Приозерск)

Автор: 

Левон АРЗАНОВ

  Мы можем с гордостью пройтись по тенистым зеленым аллеям и паркам нашего города...

 

 

    

Земляки (Приозёрск)

 

Говоря о ветеранах города, я не могу обойти молчанием своих земляков, прибывших в начале строительства и внесших свой большой вклад в процветание нашего города.

С юношеских лет я был воспитан в духе советского патриотизма и интернационализма, никогда не интересовался национальной принадлежностью своих друзей и знакомых, товарищей по службе, всех тех, с кем сводила меня судьба - в школе, институте и армии мои отношения определялись их деловыми и человеческими качествами. Детство свое и юность я провел в Армении, а с 1932 г. постоянно проживал в России, студентом и офицером 9 лет в Москве, 19 лет в Забайкалье и около 14 лет в Средней Азии. Юность моя прошла в самые тяжелые годы для нашей страны, а особенно Армении, где наряду с восстановлением (правильнее сказать становлением) народного хозяйства шла борьба с голодом, эпидемиями и разрухой. Эти годы были особенно тяжелы нашей семье, а следовательно и мне, где одному служащему отцу приходилось содержать семью в составе 5 человек. Я очень люблю Россию и его великий народ, давший мне высшее образование и научивший, благодаря общению со многими государственными деятелями, правильно разбираться в обстановке, людях и принимаемых решениях. Однако я всю жизнь сохранил в себе большое чувство любви к Армении в целом и городам, в которых я рос и воспитывался: Еревану, Ленинакану, Степановану и Севану, ставших для меня родными и любимыми. К городу Еревану особенно, где у меня на всю жизнь сохранился отчий дом, любимая мама, отец, братья, друзья и родичи.            Периодически раз в три-четыре года, приезжая домой в отпуск, я без устали, часами разгуливая по городу с чувством безграничной любви и гордости за его положительные преобразования, происходящие в красоте новых строек, совершенствовании и реставрации исторических ценностей нашего народа, его растущей культуре, цивилизации и государственности. Тяжелая история нашего народа, его физическое уничтожение (геноцид), происходящие на глазах всего цивилизованного мира, равнодушно взирающего на чудовищное уничтожение народа, до сих пор волнует меня. Кто и по какому праву изрубил на мелкие куски спящего в своей кровати моего дедушку по матери, проживающего в Кусаргае (Азердайджанская ССР). А ведь он был простой честный служащий, которого любили и уважали все знавшие его сослуживцы, соседи и друзья, будь то армяне или азербайджанцы. А знаете ли Вы, что мой родной дядя Семен (мамин брат), не успевший бежать из г.Баку в 1918 году, был спасен от сабель турецких янычаров только благодаря русским соседям, спрятавшим его в дворовом мусорном ящике, сунув в рот трубку для дыхания и кормившим его по ночам в течении нескольких дней. Да, суровая история нашего народа широко разбросала по всем пяти континентам и многим странам мира, армянские колонии, проживающие до сих пор в изгнании. И как мало осталось на земле армян от некогда могущественного государства. К сожалению, многие офицеры-армяне, которые служили в нашем городе, испытали участь изгнанников, некоторые бежали в детстве со своими родителями из Вана, Игдыря, Карса и других городов, находящихся на территории бывшей Западной Армении. По дороге они теряли родных и близких. Одиноких сирот спасла Советская власть, которая в самые тяжелые годы нашла для них теплый приют и хотя черствый, но надежный кусок хлеба. Не вдаваясь в историю трагедии армянского народа и роли Советского государства в его спасении и возрождении (она изложена подробно в ряде многотомных книг и школьных учебников), тяжело вспоминать то немногое, что привелось видеть и на себе испытать нашему поколению людей, мы в то время были дети, видели, общались и дружили с бывшими беспризорниками и полуголодными ребятами из Американских "Амеркомов", всегда готовых совершить любое преступление, и среди них множество больных: трахомой с гноящимися глазами, пораженных оспой, малярией и другими заразными заболеваниями. И тем не менее эта память мне мила и дорога. Очевидно, такие чувства испытывают все люди, любой национальности, а особенно те, кто по той или другой причине был оторван от родного дома, где он рос, креп и становился на ноги.

Для всех нас, советских людей, родиной является необъятные просторы нашего Союза, где мы по зову партии и народа выполняем возложенные на нас обязанности. Небольшой анализ статистических данных подтверждает факт большой разбросанности армян на территории СССР, включая самые отдаленные и глухие точки нашего Союза, высказанные в речах ряда наших руководителей, говорят о том, что на долю возрожденной Армении достался очень небольшой клочок земли, а точнее менее одного процента от всей территории СССР, из коих восемьдесят процентов составляют не поддающиеся обработке горы и скалы. На примере нашего народа можно провести такие сравнения. Из большого интернационального коллектива офицеров, которых мы сейчас касаться не будем, я хочу рассмотреть количественный состав офицеров закавказских республик, в числе которых самая маленькая по территории и численности населения - Армения. В городе жили и трудились: два грузина, полковник Кутетоладзе, врач строителей и офицер эксплуатационник в КЭУ, один азербайджанец, ст.л-т Мамед, первый помощник Акопа во всех кавказских угощениях и еще четыре толковых инженера, азербайджанцев, приехавших в 1960 г. после окончания высших учебных заведений для работы в УКСе. Всех армян-офицеров, прибывших с первых дней становления города, я, очевидно, не знал и не запомнил, но даже неполный перечень нарисует такую картину: вместе с моей частью прибыл ст.л-т Арутюнян. С первый дней организации города командовал отдельной ротой аэродромного обслуживания майор, а в последующем начальник авторемонтного завода подполковник Акоп Мкртчян, командир площадки N 1, полковник Сергей Атаян, начальник КЭУ м-р Бабаев, главный инженер площадки N 35 подполковник Мелик-Адамов, в штабе части подполковник Налбандян, командиры военно-строительных отрядов Завен Аветисян и Александр Макитчян. Врачи в госпитале и в части, майор Вартанов Сергей Альфредович и капитан Мамиконян. Главный инженер ЦПИ полковник Григорян, а также гордость нашей отечественной науки, генеральный конструктор Артем Иванович Микоян. Характерной чертой почти каждого из них была жизненная заинтересованность в постоянном успехе, порученного дела, нравственного и морального отношения к семье, детям и окружающим людям. Все, как я понимал, дорожили общественным мнением соседей, друзей и руководителей, стараясь не допустить порочащих их ошибок и тем самым, как говорят армяне, не превратиться в "Азги-Хайтаракчи" - человека, позорящего свою нацию. Зато как радовались и гордились все успехами каждого из нас. Как-то раз, кажется в июне, проезжая мимо нашего дома, Артем Иванович Микоян, спросил у сидящего рядом с ним генерала Губенко Александра Алексеевича: - Чей этот красивый дом, на который я постоянно проезжая любуюсь? - Вашего земляка, полковника Арзанова Левона Сумбатовича, ответил Александр Алексеевич, - хотите посмотреть поближе, давайте остановимся. Сквозь щели красивого штакетного забора был виден покрашенный в светло-голубой цвет с темно-синим и белыми оттенками домик, с чистым двориком, имеющим асфальтированную дорожку, по которой гордо разгуливал, уже взрослый (с размахом крыльев не менее полутора метров) и совершенно ручной, выросший у нас журавль, звали его "Журкой". Артем Иванович дал согласие и вдруг около нашего дома остановилась кавалькада легковых автомашин с генералами и промышленниками, которые сопровождали его. На зов Александра Алексеевича вышла из дома удивленная и несколько сконфуженная, моя жена Сируник, за ней пыталась выскочить, оскалив зубы и злобно глядя на гостей наша овчарка Альфа, недовольно потянулась дремавшая на крыльце кошка Пунтила, которая посмотрев на приезжих, изогнула в дугу спину и задравши вверх трубой свой пышный хвост с чувством собственного достоинства перешла и улеглась на отдых в новом месте. Познакомившись с Артемом Ивановичем и поприветствовав всех остальных, жена моя стала показывать гостям свой огород и сад, рассказывать, каких усилий стоит создание и содержание его в таком порядке. Артем Иванович внимательно осматривал все грядки, дотошно расспрашивал, какие виды огородных культур и деревьев растут у нас и как мы за ними ухаживаем. - А где ваши армянские травы? - спросил он. - Вот здесь, - сказала Сируник, - вот это реган, это кинза, а тут петрушка и укроп. - А где ваши лоби? - настойчиво продолжал задавать вопросы Артем Иванович. - С лоби у нас что-то не получается, здесь очень жарко и при малейшем упущении они высыхают. - Это все происходит потому, что вы не знаете секрета их выращивания в таких жарких местах, да еще при недостатке воды. Их надо сажать в одном ряду с подсолнухом и кукурузой, в тени которых лоби хорошо растет. - А это что? Никак виноград, - обратил он внимание на большой куст винограда, который облепил весь сарай и курятник. - Да, виноград, который обильно обеспечивает нас зелеными листьями для приготовления долмы, но урожая не дает. - Что это такое долма, - задали несколько человек один и тот же вопрос. - Долма - это голубцы, приготовленные из виноградных листьев, у меня дома к обеду приготовлена большая кастрюля. Хотите я Вас угощу? - сказала Сируник, тут же сорвала большую миску помидор и огурцов и стала всех угощать. - Нет, - сказал Артем Иванович, - сегодня нас очень много, я обещаю Вам в следующий свой приезд, когда дома будет и Ваш супруг, придти к Вам на долму и шашлык, а Вам обязательно привезу семена лоби и других армянских трав. А сейчас разрешите поблагодарить Вас за теплый прием и большой труд, который Вы вкладываете, создавая в пустыне такой оазис и хорошо воспитываете детей. Слышал я от Александра Алексеевича, что и муж Ваш у него на хорошем счету, это ведь тоже Ваша заслуга, как Вы его настраиваете, как и с каким настроением отправляете на работу и встречаете с работы, от этого во многом зависит успех в работе мужа. - Ну, а сами Вы откуда? Кто Ваши родители, - спросил он на прощание. - Отец мой армянский писатель Степан Христофорович Аветикян, хорошо был известен в писательском кругу Армении, его рассказы печатались в учебниках армянской литературы. Сама я врач, но не работаю, так как некому следить за детьми, а родом я из соседнего с Вами села Лорийского района. - Что Вы говорите! Да это же моя настоящая землячка, - радостно обращаясь ко всем окружающим сказал он. - Я не только Ваша землячка, но и хорошо знаю Вашу невестку Нами, которая училась в Ереванской консерватории с братом моего мужа и довольно часто посещала наш дом. Очень милая и хорошая девушка. - Тогда это не землячка, а почти моя родственница, - сказал он, крепко пожал ее руку и еще раз обещал обязательно приехать. Узнав о визите Артема Ивановича в наш дом, все наши друзья - армяне возгордились этим, стали намечать планы его встречи. Акоп Мкртчян обещал обязательно заготовить и хранить в живом виде несколько штук больших осетров, для приготовления осетрового шашлыка, которых он держал в специальных ящиках, сваренных из арматурного железа и спрятанных им в озерных камышах. Сергей Атаян обещал для той же цели пару сайгаков. Марго грозилась приготовить на похмелье к утру следующего дня армянский хаш, непревзойденной мастерицей которого она считалась. К сожалению, приезд Артема Ивановича в наш город был последним и намечаемая нами встреча не состоялась. Я уже говорил, что всех нас радовали успехи земляков, будь то наши сослуживцы, современники или исторические деятели. С восторгом и чувством гордости мы воспринимали их патриотические дела, вошедшие в историю Родины. И как было не радоваться, узнав о том, что одним из первых организаторов революционного движения в Белорусии и ее первым председателем Совнаркома был Александр Мясникян, а на Кавказе Степан Шаумян. Что соратники Владимира Ильича Ленина были такие революционеры, как А.И.Микоян, С.Спандарян, А.Мравян, с.Касьян, Камо (Симен Тер-Петросян), Сан-Тер-Габрелян, А.Ханджан и десятки или сотни других. А сколько радости доставила всем нам статья, напечатанная в журнале "Литературная Армения" за 1965 г., в которой наряду с описанием деятельности армянских полководцев было освещена биография великого полководца России, Суворова Александра Васильевича, познакомившись с которой, мы узнали, что отец его знаменитый русский дворянин, а мать армянская девушка по фамилии Манукова. Сергей Атанесович Атаян забрал у меня этот журнал и не возвращал более месяца, гордясь и показывая всем друзьям и руководителям материал о причастности Суворова А.В. к армянскому роду. Как же было не гордиться тем, что из среды такого малочисленного народа, только в гражданскую и Великую Отечественную войны прославили нашу армию полководцы-армяне: Гай (Г.Д.Бжишкян), маршалы И.К.Багрямян, А.Я.Бабаджамян, Худяков, Хапверяни Арменал Ашотович, адмирал флота Исаков и много генералов и Героев Советского Союза. С не меньшей радостью встретили армянские друзья мой приезд из Феодосии. Они, конечно, и без меня знали о высокой и древней армянской культуре, биографии ее многочисленных мастеров, прославившихся в мире в области науки, музыке, архитектуры, скульптуры, среди которых находится мой двоюродный дед (родной мамин дядя) скульптор Акоп Гюрджян. Он учился до революции в Париже и имел там свою мастерскую. Возвратившись после революции на родину в Россию, в числе одного из первых интеллигентов, войдя в контакт с В.И.Лениным, помогал ему в становлении молодой пролетарской культуры. К сожалению, в 1920 г. в его доме в Париже произошел пожар, в результате которого получил ожоги и от страха стал частично психически больным его единственный сын, из-за которого А.Гюрдкян возвратился в Париж и посвятил всю свою жизнь безуспешному его лечению. Любовь и тяга к Родине проявилась в предсмертном его завещании, согласно которому все ценности, мастерская и скульптуры были переданы Армении. В Государственной картинной галерее г.Еревана открыт зал скульптура Акопа Гюрджяна. Среди многочисленной плеяды армянских мастеров мне хочется на память детям м будущим внукам назвать и фамилию знаменитого писателя Ованеса Туманяна, друга и приятеля отца моей жены, который был "тамадой" на свадьбе Степана Христафоровича. Но как всем было приятно еще раз услышать об армянской принадлежности великого мариниста Айвазовского, узнать о том, что я был на его могиле, которая находится на территории Армянской церкви, где на армянском языке написано, что здесь покоится прах великого художника Ованеса Айвазяна. В городе, как я уже рассказывал, все жили дружно, вне зависимости от национальной принадлежности, но какие-то особые чувства все же сближали и роднили многих из нас. Как дорогую реликвию я по сей день храню самодельные нарды, изготовленные и подаренные офицерами-азербайджанцами, которые считали, что кавказский человек не может полноценно жить без нард. Особо близкие отношения у нас сложились с семьями Мкртчянов и Атаянов. Обычно, отмечая праздники или юбилейные дни, мы собирались в большом кругу друзей, приятелей, соседей, весело проводили вечера или выезды на озеро. А если после ужина развеселившиеся воронежцы собирались вокруг Полины Митрофановны Стрельцовой, запевавшей с приплясом воронежские частушки "Я без дырочки хожу", объединялись украинцы и возглавляли общее пение излюбленных всеми нами песен про "Днепр широкий". Наши жены Сируник, Естер и Марго, а с ними Акоп и Сергей завораживали всех мелодичными движениями, азартом и четкостью исполнения армянских танцев. Особой чертой наших армянских семей была душевная теплота ко всем окружающим, страстное желание принести людям радость и счастье. Двери этих домов были всегда открыты для гостей: от солдата и промышленника до крупного военачальника, что характеризовало широту и гостеприимность их натур. Последние складывались в семьях благодаря женам, посвятившим себя делу создания счастья и радости в семье, успехов в работе мужа и хорошего воспитания детей. Добрые лица их и умение создать в семье уют, теплоту и хлебосольную обстановку, зачастую в ущерб личному благополучию, я уверен, запомнятся всем, кто хоть однажды побывал у них. Все они, конечно, внесли большой вклад в жизнедеятельность города и должны по праву быть отнесены к числу его ветеранов. И вот, спустя десять лет, когда мы уже стали забывать первые трудности и невзгоды, стали более требовательными к обстановке, мы можем с гордостью пройтись по зеленым аллеям и паркам нашего города, забежать в один из кинотеатров города, или дворцов-клубов, уйти на стадион, лодочную станцию, зайти в кафе или столовую, сделать экскурсию в магазины города, где можно купить любые промышленные, хозяйственные и продовольственные товары, откушать колбасные изделия собственного мясокомбината, продукты молокозавода или выпить приятный напиток нашего лимонадного завода.

 

Левон АРЗАНОВ

 

На демонстрации 1 Мая 1962 г. в г. Приозерске

На марше 1-я площадка - во главе полковник Атаян Сергей Атанесович

Тема статьи: