История создания ПРО - глазами инженера-испытателя

Автор: 

Удалов Виктор

Мои фото 075мал_0.jpg Разбирая архив мужа, ушедшего от нас навсегда два года назад, Надежда Петровна Удалова наткнулась на воспоминания Виктора Михайловича, которыми поделилась с бывшими его однополчанами по службе и работе на 10-м Государственном научно-исследовательском испытательном полигоне. Оценив содержание очерка, мы решили в память о блестящем офицере и прекрасном человеке Викторе Михайловиче Удалове вынести его на сайт Организации, тем более, что в нем упомянуты многие из тех, о ком говорят - "они были первыми!"

Ветеран полигона полковник УДАЛОВ В.М. Краткий очерк из истории создания ПРО Целью настоящей публикации является сохранение в памяти информации о тех условиях, в которых создавалась система Противоракетной обороны в нашей стране. Предлагаемый очерк носит достаточно ограниченный характер, с точки зрения описания всех проблем, возникавших в ходе создания системы. Здесь рассмотрены лишь те проблемы, к решению которых автор имел непосредственное отношение. Поэтому в этом очерке, на основе воспоминания автора, изложены частные мнения, не свободные от субъективности восприятия, возможны некоторые неточности в исторических и технических деталях или несовпадения взглядов автора с точками зрения других лиц, имевших отношение к проблеме создания ПРО. СИСТЕМА ПРО 1-го ПОКОЛЕНИЯ. 1.Создание экспериментального образца системы ПРО. В конце 40-х, начале 50-х годов на вооружение армий СССР и США начали поступать баллистические ракеты класса "Земля -Земля" (БРСД, БРДД). Проводились их испытания по оценке летных характеристик, надежности работы, в том числе дальности полета и точности попадания в точку прицеливания. Отстрелы БР (главным образом БРДД) проводились в акваторию Тихого океана. Становилось очевидным, что создается грозное оружие, способное нанести удар по противнику, находящемуся на расстоянии до 10 и более тысяч километров. В этой связи руководством нашей Страны в 1953 году было принято решение начать изыскательские и научно-исследовательские работы по оценке возможности поражения БР противника до подхода ее к точке прицеливания. В 1955 году опытно-конструкторские и исследовательские работы по этой тематике было поручено проводить КБ-1 (впоследствии ОКБ-30, затем НИИРП) Минрадиопрома СССР. Генеральным конструктором был назначен доктор технических наук полковник Кисунько Григорий Васильевич (впоследствии член-корреспондент АН СССР, генерал-лейтенант, Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской премии). Под его руководством была организована и проведена серия экспериментов по физическим основам создания системы ПРО. К середине 1956 года теоретические и экспериментальные исследования в области ПРО были проведены во многих направлениях, однако чтобы убедиться в том, что система ПРО может быть реализована и головная часть БР в полете может быть поражена, нужны были натурные эксперименты. Были подготовлены предложения по составу экспериментального (макетного) образца комплекса средств ПРО. В ходе рекогносцировочных работ районом расположения средств был выбран участок пустыни Бетпак-дала (Голодная степь), простирающийся от западного побережья озера Балхаш до восточного берега Каспийского моря. Выбор этого района обусловлен, главным образом, большим количеством солнечных дней в году (до 300 дней), отсутствием большой плотности населения по трассе предполагаемого полета баллистических ракет, достаточным расстоянием от места их старта до района падения головных частей. В 1954 году военные строители приступили к созданию полигона в Казахстане в пустыне Бетпак-дала, на берегу озера Балхаш, недалеко от железнодорожной станции Сары-Шаган. Все планируемые средства системы ПРО размещались западнее озера Балхаш на удалениях до 250 км. Пуски БР-мишеней должны были производиться из района Капустин Яр. Центр управления системой ПРО располагался в 20 км от станции Сары-Шаган. Были подготовлены предложения по составу - экспериментального комплекса средств ПРО и точки их размещения на местности. В состав этой системы входили: три РЛС обнаружения БР и точного наведения противоракеты (ПР) на цель (РТН-1, РТН-2, РТН-3), которые размещались на местности в вершинах правильного треугольника с со сторонами около 150 км.; - РЛС вывода противоракеты со станцией РСВПР и системой передачи команд (СПК) управления ПР и подрыва ее боевой части; - стартовая позиция (СП), состоящая из двух наземных пусковых установок для ПР В-1000; - центральная индикаторная система (ЦИС); - радиорелейные линии связи со всеми средствами системы; - РЛС дальнего обнаружения БР (до 1200 км.). Начальником ГНИИП-10 МО (Командиром ВЧ 03080) в 1954 году был назначен Генерал-лейтенант Дорохов Степан Дмитриевич (безвременно ушедший из жизни в 1967г), его заместителем по НИИР- генерал-майор Трофимчук Михаил Игнатьевич (впоследствии начальник полигона, генерал-лейтенант, Лауреат Ленинской премии). В конце 50-х - начале 60-х годов ряд высших военных учебных заведений начали группами по 70 - 100 чел. ежегодно направлять в в/ч 03080 своих выпускников для прохождения службы и участия в создании системы ПРО (система "А"). Все работы проводились совместно с представителями промышленности. Условия быта в этот период на полигоне оставляли желать лучшего, особенно на дальних площадках, находящихся за 100 и более километров от центра. Большие трудности были с жильем, водой, транспортом и другие бытовые неудобства. К 1960 году все средства системы "А" прошли этапы стыковки и автономных проверок, началась отработка взаимодействия этих средств и в конце года перешли к решению основной задачи по перехвату и поражению реальных баллистических ракет. Впервые такая работа состоялась в ноябре 1960 года. Все средства системы "А" были введены в режим автоматического управления. С полигона Капустин Яр была запущена реальная баллистическая цель, которая своевременно была обнаружена СДО, электронная вычислительная машина ЭВМ М-40 построила ее траекторию и данные передала на все три РТН. Наведение ПР прошло нормально, команды на подрыв были выданы своевременно - первый пуск ПР по реальной БР-мишени состоялся. Но, несмотря на нормальное функционирование всех средств, входящих в систему, поражение цели не было достигнуто. Был зафиксирован промах. После тщательного выяснения причин было выявлено, что промах произошел в следствие недостаточной союстировки каналов цели и противоракеты в РТН. Но вот пришел успех: 4 марта 1961 года система впервые осуществила перехват и поражение головной части БР. Именно этот день 4 марта 1961 года вошел в историю, как памятная дата в создании системы противоракетной обороны страны. В последующие годы было проведено большое количество натурных работ, где система "А" показала принципиальную возможность перехвата и достаточно эффективное поражение головной части БР. Достигнутые на полигоне в/ч 03080 в 60-е годы результаты в реализации принципов построения системы ПРО, длительное время оставались существенной частью фундамента, создаваемых в последующие годы систем ПРО. В ходе отработки элементов системы "А" на полигоне формировался мощный военный коллектив инженеров-испытателей, оказавших существенную помощь Генеральному конструктору в дальнейших работах по развитию ПРО. 2. Система "Алдан", полигонный стрельбовый комплекс. Решение о создании боевой системы ПРО г. Москвы (система А-35) и ее опытного полигонного образца СК "Алдан" было принято еще в ходе испытаний системы "А". Поскольку боевая система "А-35" создавалась под Москвой, то авторы настоящего очерка не принимали непосредственного участия в ее создании. Однако, нам было известно, что система территориально размещалась вокруг Москвы. ГКВЦ находился в 70 км. от центра, а ее радиолокационные узлы - до 80 км. Все эти объекты были связаны кольцевыми и радиальными линиями связи, что обеспечивало согласованную и автоматическую работу средств системы и обмен информацией между большим числом вычислительных средств. На полигоне (ГНИИП-10 МО) создавался один радиолокационный узел (РЛУ) в состав которого входили: - радиолокационная станция канала цели (РКЦ); - две радиолокационные станции канала изделия (РКИ); - четыре пусковые установки в виде транспортных пусковых контейнеров, скоростных противоракет А-350; - главный командный вычислительный пункт на базе ЭВМ 5Э926 (ГКВЦ); - радиолокационная станция дальнего обнаружения "Дунай-ЗУ1Г; - техническая площадка для подготовки противоракет А-350. Этот состав средств получил название опытного полигонного образца стрельбового комплекса "Алдан". Главной задачей, возлагаемой на СК "Алдан", была отработка новых принципов управления противоракетой и наведение ее на цель по командам, передаваемым с ГКВЦ на борт ПР. При этом, дальность действия противоракеты и высота ее встречи с целью существенно увеличивались (дальность до 600 км., высота до 300 км.). Это было необходимо из соображений того, что в качестве боевого заряда ПР планировалась установка ядерного заряда и поэтому момент встречи ПР с целью нужно было отнести как можно дальше от обороняемого объекта. Введение в качестве заряда в боевую часть ПР ядерного, позволяло отказаться от дальномерного принципа определения координат трех РЛС к одностанционному и, таким образом, скомпенсировать снижение точности наведения ПР. В этой связи в период 1960-1963 г.г. на полигоне в/ч 03080 с использованием РЛС РСВПР и противоракет В-1000, снаряженных ядерным зарядом, проведены испытания по теме "Операция К". Работы проводились по программе "БРУЦ" (боевая работа по условной цели). Всего было проведено пять пусков, результаты которых позволили получить важные материалы о действии ядерного взрыва на окружающую среду, на работу радиотехнических средств, размещенных на полигоне. Один из авторов этих воспоминаний капитан Удалов В.М. (впоследствии начальник отдела 1-го Управления в/ч 03080, затем начальник отдела СГИ в/ч 73570), находясь в эти годы на станции РСВПР (6-я площадка, за 100 км. от центра), принимал прямое участие в разработке условий и режима работы РСВПР по каждому из планируемых пусков ПР и согласовании этих условий с комиссией. Подрыв боевой части ПР В-1000 осуществлялся на высоте 20 - 30 км. Особо хотелось бы отметить, что после каждого случая подрыва ядерного заряда офицеры выбегали из бункера (место расположения РСВПР) на поверхность и наблюдали на фоне ночного неба удивительную картину медленно расползающегося облака взрыва. Анализ результатов этих пусков проводился специальной комиссией. В 1963 году к-н Удалов В.М. был переведен в отдел испытаний РЛС, которым в то время руководил майор Воскобойник Михаил Александрович (впоследствии полковник, заместитель начальника первого Управления в/ч 03080, а затем заместитель Главного инженера в/ч 73570). Поскольку за отделом были закреплены все имеющиеся средства РЛС ПРО (это: РТН-1, РТН-2, РТН-3, РСВПР системы "А", РКЦ, РКИ системы Алдан ) в отделе было 25 инженеров, распределенных по группам: - группа, исследования сигнальных характеристик головной части и корпуса баллистических ракет - руководитель капитан Белозерский Леонид Анатольевич (впоследствии полковник, начальник Первого управления в/ч 03080); - группа анализа функционирования РКЦ системы "Алдан" -руководитель капитан Чуркин Юрий Витальевич (впоследствии подполковник); - группа анализа функционирования РЛС РКИ и РСВПР -руководитель капитан Милашевский Анатолий Николаевич (впоследствии полковник, начальник отдела ГУВ ПВО в/ч 77969); - группа анализа функционирования РЛС РТН-1, РТН-2, РТН-3 –руководитель капитан Кондаков Эдуард Валентинович (впоследствии полковник, начальник отдела программирования в КБ системного программирования). Каждая группа, имея в своем составе от 3-х до 5-ти инженеров, после каждой натурной работы (проводка заказной или попутной БР, облет самолетом РКИ, пуски ПР по программе БРУЦ и т.д.) совместно с представителями промышленности проводили экспресс-анализ функционирования, участвующих в данной работе средств, выясняли причины сбоев (если они имели место). На следующий день результаты анализа докладывались руководству полигона и представителям промышленности и затем осуществлялась последующая вторичная обработка радиолокационной информации с целью оценки энергетических и точностных характеристик этих средств, набирался статистический материал о характере отраженных сигналов от головных частей и корпуса БР, а также оценивалась выдача на борт ПР и отработка команд управления и своевременность выдачи Главной команды на подрыв БЧ в точке встречи. Решались и целый ряд других задач, которые выполнялись совместно с офицерами других отделов и представителями НИИ, такие как: исследование летных характеристик ПР в контуре управления, порядок формирования команд управления и их отработка бортовой аппаратурой, а также условия старта и выхода ПР из транспортно-пускового контейнера, отделение первой ступени, выдача и отработка команды на подрыв боевой части и определение координат нахождения противоракеты при подходе ее к точке встречи с условной или боевой головной частью БР. Материалов регистрации после каждой натурной работы накапливалось огромное количество, которое необходимо было соответствующим образом обработать и отобразить в виде графиков, рисунков, таблиц и т.д. По мере ввода СК "Алдан" и продолжения испытаний на системе "А" интенсивность натурных работ все возрастала, и количество материалов регистрации резко увеличивалось, в особенности в части радиотехнической информации. Поэтому офицерами нашего отдела было выдвинуто инициативное предложение о необходимости автоматизации процесса обработки. Совместно с инженерами научно-исследовательских институтов (главным образом с НИИРП) была подготовлена концепция по организации этой работы, материальные средства и организационные мероприятия, а также программно-алгоритмическое обеспечение для решения этой задачи. Эти предложения были доложены руководству Полигона в/ч 03080 и согласованы с Генеральным конструктором Кисунько Г.В. Предложения были одобрены и, вместо отдела обработки, где обработка проводилась в основном вручную, было образовано Управление обработки (начальником Управления был назначен полковник Михайлов В.В.), набраны толковые программисты и к 1965 году комплекс автоматизированной обработки данных ( КОД ) был создан на базе ЭВМ 5Э51. Впоследствии на полигоне этот КОД получил дальнейшее развитие. Появился КОД-2, а затем КОД-3 на базе ЭВМ "Эльбрус". Наряду с текущей работой в отделе по анализу технических характеристик радиотехнических средств, проводилась большая работа по сбору и анализу сигнальной информации, получаемой от трех РТН и РКЦ при сопровождении головных частей и корпусов парной БР, изучались характеристики отраженных сигналов при полете этих элементов на различных высотах, как за атмосферой, так и в атмосфере, углы прецессии ГЧ и ее вращение в процессе полета, спутные следы и возмущения среды в плотных слоях атмосферы и т.д. По результатам этих исследований, проведенных группой инженеров под руководством капитана Белозерского Л.А., были установлены характерные отличия отраженных сигналов от ГЧ и корпуса, описаны математически и положены в основу разработки боевого алгоритма селекции ГЧ из состава парной цели. Этот алгоритм был программно реализован в боевой программе СК "Алдан", а впоследствии и на системе А-35. В1967 году по этой теме им была защищена кандидатская диссертация. Следует отметить, что за период 1965-1970 гг., кроме майора Белозерского Л.А, в нашем отделе успешно защитили кандидатские диссертации майоры Цуков Ю.К. и Дубовец А.В. Готовили свои диссертационные работы и еще ряд инженеров отдела. К 1970 году на СК "Алдан" были завершены заводские испытания, завершились работы и на боевой системе А-35 в Подмосковье. Однако, выход ее на Государственные испытания был приостановлен, в связи с тем, что система была способна обслужить только парную цель, а к середине 60-х годов на вооружение в армиях СССР и США начали поступать многоэлементные баллистические ракеты, у которых головные части, в процессе полета отстреливали (или "развозили" с помощью "развозной" ступени) до 15 и более боевых блоков, оснащенных как боевыми зарядами, в т.ч. и ядерными, так и средствами их маскировки от радиотехнических средств ПРО. Возникла необходимость серьезной модернизации средств системы ПРО и, в первую очередь, создание новых многоканальных радиолокационных средств, способных осуществить обнаружение с последующим сопровождением всех элементов сложной баллистической цели в условиях различных видов помех, с обязательным условием решить задачу селекции (выделения) боевых блоков от ложных целей и поразить их на участке внеатмосферного полета и, в крайнем случае, в атмосфере. Начиная с 1965 года на полигоне в.ч. 03080 началась интенсивная работа по созданию систем ПРО, в которых применялись РЛС с использованием новых физических принципов: так, на площадке "38" начались строительные и монтажные работы по развертыванию СК системы "Аргунь", на площадке "35" - системы "Азов" и на площадке "14" - РЛС "Неман-П" и РЛС 5Н20П (для МКСК "Амур-П"). Это были РЛС с фазированными антенными решетками, которые могли одновременно сопровождать до 15 и более элементов сложной баллистической цели. Полигонный комплекс "Аргунь" представлял собой стрельбовый комплекс проектируемой боевой системы ПРО "Аврора" (с размещением ее в Подмосковье ) и которая предназначалась для отражения массированного ракетно-ядерного удара, наносимого противником по административным и промышленным районам Европейской части территории СССР. Однако, в системе "Аврора" предполагалось использовать только один эшелон перехвата целей - внеатмосферный. Но, на этом участке полета естественных признаков, отличающих боевой блок от ложных целей, было явно недостаточно для надежной селекции. И тогда появилась идея "ядерной селекции", т.е. нанесение ядерного взрыва большой мощности по директрисе полета БР. Летом 1967 года на Техническом Совете полигона эскизный проект системы ПРО "Аврора" (полигонный СК "Аргунь") подвергся серьезной критике, главным образом со стороны Генерального заказчика (4 ГУМО), по причинам слабой проработки вопросов по работе системы в условиях множественных ядерных взрывов (ЯВ) при массированном налете БР, оснащенных комплексом средств преодоления ПРО (КСП ПРО), а доводы о возможной селекции боевых блоков (ББ) на внеатмосферном участке полета за счет селектирующего ядерного взрыва оказались не убедительными. После этого последовал еще ряд совещаний, в результате которых в 1970 году работы по системе "Аврора" были прекращены, а РЛС "Аргунь" стала использоваться на полигоне в качестве измерительного комплекса по наблюдениям за элементами КСП ПРО. Стрельбовый комплекс ПРО "Азов" (разработчик НПО "Алмаз", Генеральный конструктор академик Бункин Борис Васильевич), был весьма удачной системой с размещением аппаратуры в подвижных кабинах. Но это был комплекс ближнего перехвата и предназначался он для обороны точечных объектов. По этой причине и по ряду других соображений СК "Азов" не был принят на вооружение. По предложению двух Главкомов (ПВО и РВСН) для решения задач по исследованию летных характеристик СБЦ, на базе СК «Азов» было решено создать измерительный комплекс 5К17 и разместить его на полуострове Камчатка вблизи полей падения элментов СБЦ (район «Кура»). Что касается РЛС "Неман-П" (Главный конструктор ОКБ-30 Бурлаков Ю.Г.) то эта РЛС создавалась для системы А-135. В качестве приемной антенны с фазированной решеткой на РЛС "Неман-П" был использован принцип линзы Люнеберга и по этому признаку РЛС была отклонена на Техническом совете. Но РЛС "Неман-П" на полигоне все же была создана, имеет отличные энергетические и точностные характеристики, в ней были удачно решены современные методы обработки отраженного сигнала. По целому ряду показателей РЛС "Неман-П" не уступала МРЛС "Дон -2НП" и она длительное время использовалась как измерительное средство при испытаниях отечественных БР, оснащенных КСП ПРО в интересах Ракетных войск Для системы "А-135", параллельно с РЛС "Неман-П", разрабатывалась многоканальная РЛС "Дон - 2Н" (ее полигонный вариант "Дон - 2НП"). Головной разработчик - Радиотехнический институт Академии наук СССР, Главный конструктор - Слока Виктор Карлович (в последствии Генеральный конструктор, Герой Социалистического Труда). МРЛС "Дон - 2Н" представляет собой 4-х - гранную усеченную пирамиду с неподвижными решетками передающих и приемных антенн с зоной обзора во всей верхней полусфере. Так сложилось, что в 1970 году Заместителем Министра радиопромышленности был назначен бывший директор НИИДАР Марков Владимир Иванович. С его приходом начались нездоровые отношения с Генеральным конструктором Кисунько Г.В. Об этом достаточно подробно описано в воспоминаниях Г.В. Кисунько в его книге "Секретная зона". Тем не менее, работы, начатые на полигоне в/ч 03080 по развертыванию системы ПРО с использованием новых физических принципов, продолжались. Следует отметить, что в ходе проведения всех перечисленных выше работ на полигон периодически прибывали представители 4 ГУ МО - начальник отдела полковник Петров Николай Иванович (впоследствии заместитель начальника 1 Управления, генерал-майор) и его подчиненные полковник Щеголев Г.И., подполковник Рубаненко Ю.В., подполковник Жарков А.И. (впоследствии оба полковники, начальники отделов). От СНИИ-45 - начальник отдела полковник Леонов А.И. (доктор технических наук) со своими подчиненными Нагулинко Ф.В. (впоследствии полковник, кандидат технических наук), Мухиным Ю.В. (впоследствии начальник отдела кадров ГШ ПВО, генерал-майор) и др. Много приезжало военпредов от различных заводов и институтов. Начиная с 1975 г. перед Головным разработчиком системы "А-35" была поставлена задача по обеспечению перехвата одной, но сложной многоэлементной цели. Теоретически это было возможно, если исходить из того, что в составе системы А-35 было 8 РЛУ (т.е. 8 комплектов РКЦ, 16 комплектов РКИ и 32 противоракеты). Главным конструктором по решению этой задачи был назначен зам. Генерального конструктора Омельченко Иван Дмитриевич. Задача была решена к 1977 г. путем алгоритмического объединения радиолокационных каналов измерения координат целей в единую информационную систему и таким образом, если раньше задачей каждого РЛУ был перехват назначенной ему парной цели, то теперь все комплексы централизованно управлялись с ГКВЦ и решали одну общую задачу перехвата СБЦ. В качестве инструмента для проведения завершающего этапа Государственных испытаний был использован опытно-теоретический метод, разработанный НИИ и КБ и аттестованный военными инженерами в/ч. 03080. Этот метод включал в себя ряд математических моделей, представляющих собой всю совокупность состава средств системы и всевозможные физические процессы, сопровождающие реальную работу системы. Государственная комиссия, используя опытно-теоретический метод, а также результаты, полученные ранее, в своем акте констатировала, что система "А-35" отвечает предъявленным требованиям, после чего она соответствующим Постановлением Правительства в 1978 г. была принята на вооружение.

Тема статьи: