Куда идти дальше?

 Участие Члена Совета Организации Трошина Г.И. в круглом столе по вопросу развития Вооруженных Сил России!

Куда идти дальше?

Круглый стол фракции КПРФ по состоянию Вооружённых Сил Российской Федерации

2012-12-11 07:52

В конце 2012 года в Государственной Думе под председательством члена Комитета ГД по обороне Вячеслава Тетёкина состоялся круглый стол на тему «Состояние Вооружённых Сил Российской Федерации: куда идти дальше?».

 В заседании приняли участие Председатель ЦК КПРФ Г.А.Зюганов, депутаты-члены Комитета ГД по обороне В.И. Бессонов, В.П. Комоедов, А.П. Тарнаев, которые вместе с ведущими военными экспертами обсудили возможные направления развития российской армии после отставки главы военного ведомства г-на А.Э. Сердюкова. Кроме того, в заседании круглого стола принял участие Член Совета Региональной общественной организации "Ветераны полигона ПРО", г. Москва, Георгий Иванович Трошин (на фотографии во внутреннем ряду следом за рыжеволосой женщиной).

Ниже публикуем в сокращении прозвучавшие на этом мероприятии выступления. Трошин Г.И. по своей природной скромности в выступающие не стремился, но свои предложения в рабочем порядке подал ведущему круглого стола и, надо сказать, практически все его предложения так или иначе вошли в итоговый документ.

Депутат Государственной Думы, член Комитета ГД по обороне В.Н. Тетёкин

В октябре с.г. мы уже проводили круглый стол, на котором была дана экспертная оценка состоянию Вооруженных Сил в результате проводимых с 2008 года реформ по приданию им «нового облика». Тогда мы подготовили высококвалифицированный анализ проблем, с которыми столкнулись все виды Вооружённых Сил и рода войск в результате «реформ».

Главная цель сегодняшнего круглого стола – выработать возможные предложения по восстановлению боеготовности Вооруженных Сил РФ и направить их новому руководству Министерства обороны во главе с С.К. Шойгу. Задача вполне выполнимая, ибо сегодня здесь присутствуют опытнейшие специалисты, представляющие все виды Вооруженных сил: ВМФ, ВВС, Сухопутные войска, а также ПВО.

Соотношение сил и средств Вооруженных Сил РФ, являющихся реальным фактором стратегического сдерживания, с возможным противником выглядит удручающе

Генерал-полковник Букреев Юрий Дмитриевич, бывший начальник Главного штаба Сухопутных Войск

С назначением нового министра обороны за долгие годы появилась слабая надежда на возможные изменения курса военного строительства. Если это случится, то, на наш взгляд, в первую очередь необходимо:

- Отказаться от ведомственного подхода к реформированию Вооружённых Сил РФ. Такой подход не позволяет привлекать к преобразованию армии ключевые институты, неразрывно связанные с развитием Вооружённых Сил, такие как фундаментальную и прикладную науку, промышленность с её оборонными отраслями, электроникой, машиностроением, металлургией и т.д.

Невозможно рассуждать о современных образцах вооружения и военной техники, не развивая электронную промышленность и не имея отечественной электронной базы с современными характеристиками. Это задача комплексной государственной программы.

- Освободить Генеральный штаб Вооружённых Сил РФ от несвойственных ему задач по повседневному руководству войсками, передав их видам Вооружённых Сил и вернуться к исполнению своей главной задачи по прогнозированию военно-политической обстановки, планированию и применению Вооружённых Сил.

- Сохранить видовую структуру и структуры существующих родов войск. Возложить на Главные командования видов ВС, командования родов войск полную ответственность за состояние подчиненных им войск, их строительство и развитие, а также за подготовку войск.

Вернуться к дореформенной численности этих органов управления, подчинив им оперативно-стратегические командования (ОСК). Наделить их реальным правом генеральных заказчиков вооружения и военной техники с распределением выделенного для них бюджета по приоритетным направлениям.

За Министерством обороны оставить лишь функции стандартизации и унификации вооружения и военной техники.

Для примера скажу, что первый Главкомат Сухопутных войск, который был создан 15 марта 1946 года, насчитывал 3 тысячи 700 человек оперативного состава. Нынешние штабы армии США насчитывают 2,5 тысячи оперативного состава. Наш Главкомат Сухопутных войск – 99 человек. Вот и сравните.

- Пересмотреть количество и зоны ответственности ОСК. В зоне ответственности существующих ныне ОСК (в отличие от военных округов) включены громадные территории с небольшим комплектом войск, а главное, на них возложены разноплановые задачи.

Показательный пример войск на Дальнем Востоке. Командованию войсками на этом направлении теперь необходимо одновременно: проводить первые и последующие морские операции на океанском театре военных действий, оборонять морское побережье, проводить противодесантные операции, проводить наземные операции, как минимум на 2 – 3-х стратегических и на 4 – 5-ти операционных направлениях. Кроме того, на ОСК возложена сложнейшая задача по организации и проведению мероприятий территориальной обороны страны.

- Трудно представить себе орган управления войсками, который бы смог справиться с таким объёмом задач в комплексе с подготовкой войск.

- Пересмотреть принятую численность Вооружённых Сил РФ в один миллион человек или провести её научное обоснование. Численность в 1 миллион человек носит абсолютно субъективный характер и основана на предположении об отсутствии угрозы.

Ракетно-ядерный щит страны – важный фактор стратегического сдерживания лишь в политической риторике сторон. Реальным фактором стратегического сдерживания является баланс сил противостоящих сторон. Этому принципу советское руководство следовало в течение всего послевоенного периода. Соотношение сил и средств Вооруженных Сил РФ с возможным противником выглядит удручающе.

Существует критическая численность, при снижении которой теряется способность страны накапливать подготовленные мобилизационные ресурсы для формирования резервов. Главным управлением Сухопутных войск в 1999 – 2000 гг. была определена минимальная численность Вооруженных Сил - полтора миллиона человек, при условии комплектования войск только по призыву. При этом численность Сухопутных войск – не менее 500 тысяч человек. При увеличении доли военнослужащих по контракту в этой численности, прогноз резко ухудшается.

- Включить в структуру Вооруженных Сил РФ резервный компонент и возобновить подготовку приписного состава мобилизационного ресурса.

История не помнит случаев, когда победа в крупномасштабной войне была бы достигнута силами регулярных войск. Ход и исход войны, за редким исключением, решается наличием подготовленных резервов.

К началу войны в составе Красной армии имелось 303 дивизии и 22 бригады. В ходе войны было дополнительно сформировано 661 дивизия, то есть в два раза больше, а также 666 бригад, в 30 раз больше.

Ясно, что такой комплект войск невозможно содержать в мирное время, поэтому была внедрена гениальная схема мобилизационного структурирования Вооруженных Сил: одна треть войск содержалась в состоянии постоянной боевой готовности, другая треть в боевой готовности с частичным отмобилизованием и еще треть сокращенного состава, которая составляла резерв. По такому же принципу содержатся пресловутые американские войска.

Слышны заявления о том, что современные войны не будут столь массовыми. Возможно. Но пропорции, приведенные выше, сохранятся.

- Утверждения о том, что с переходом на бригадную структуру повышается мобильность войск, упрощается управление ими, далеки от действительности. Бригада уступает дивизии в два с половиной раза по своим боевым возможностям. Высокая мобильность бригады - это надуманный миф. При наличии в бригаде тяжелой техники и вооружения способы маневра бригады по-прежнему или по железной дороге, или своим ходом. Переброска легких бригад по воздуху со стрелковым оружием возможна, но только для решения частных задач, к примеру для разгона демонстраций или каких-то протестных действий.

Любая мобильность должна рассматриваться осторожно и ответственно. Можно выиграть во времени, в маневре, но в нужный момент остаться без запаса боеприпасов, горюче-смазочных материалов и продовольствия за счет сокращения подразделений обеспечения. Особенно это важно для нашей территории с ее расстояниями и слабой дорожной сетью.

Бригадная структура вырвана из контекста американского опыта. В США бригады остались в структуре дивизий с их мощной базой технического и тылового обеспечения. Ограничиваться в структуре Вооружённых Сил только бригадами означает распылить силы и средства. Было бы целесообразно иметь в составе оперативного командования разумное сочетание испытанных временем дивизий и бригад.

- Определиться с численностью офицерского состава. При принятии решения о приведении численности офицерского состава по американскому подобию в количестве 15% от численности войск не было принято во внимание, что у американцев на каждого офицера-командира приходится до 5 человек высокопрофессиональных сержантов контрактной службы, которые по своей подготовке и служебному опыту не уступают, а то и превосходят офицеров. Сержанты в армии США представлены во всех структурных подразделениях, до вида Вооружённых сил включительно. Их служебный рост обусловлен равными возможностями с офицерами.

У нас институт сержантов существует формально, только на бумаге. При сокращении офицерского состава на оставшихся командиров младшего звена взвалилась непомерная нагрузка, назревает ситуация потери управления подчинёнными. Здесь же нужно искать и причину роста неуставных взаимоотношений. Командира нужно освободить как минимум от многочисленных мелочных задач, дав ему в помощь заместителя по воспитательной работе, чей служебный рост не зависел бы от прихоти командира, и подготовленных, заинтересованных в службе сержантов.

- Следует определиться со сроком службы военнослужащих по призыву. При службе в один год и при 50-процентной ротации ежегодно невозможно организовать процесс боевой подготовки. Нужно, как минимум, вернуться к полутора годам службы, чтобы через каждые шесть месяцев менялась одна треть существующего состава. Формально мы утверждаем, что все бригады в состоянии постоянной боевой готовности, а реально по своей подготовке они на сегодняшний день на 100% не боеготовые.

- Возвращение к прежней  системе военного образования. С 1 сентября с.г. введена 10-ти месячная подготовка офицеров. От такого офицера можно будет ожидать только примитивных действий. А ведь это будущий командир бригады, у которого в подчинении многотысячный коллектив и ответственность за судьбы людей и за страну в целом.

- Отказаться от  обучения людей на так называемой учебно-боевой группе. Такого нигде в мире нет. Везде эксплуатируют боевую технику. У нас машины боевые стоят зачехленные, а мы всё долбим эту учебно-боевую группу.

Вооруженные Cилы РФ к крупномасштабной войне не готовы

Генерал армии Корнуков Анатолий Михайлович, бывший главнокомандующий ВВС и ПВО

Наши Вооруженные Cилы к крупномасштабной войне не готовы. И даже к региональной или локальной войне ограниченно готовы. Так рассуждаю не один я. Надо прекратить развал Вооруженных Cил, реанимировать всё то лучшее что было и развить новое.

Я коснусь проблем воздушно-космической обороны (ВКО). В 2006 году была принята Концепция ВКО. Эта Концепция чётко определяет, что ВКО является одним из важнейших факторов обеспечения стратегической стабильности и сдерживания вероятных противников от развязывания вооружённых конфликтов, и призвана решать комплекс задач по обеспечению безопасности государства.

Роль велика. Однако лишь 30 ноября 2010 года президент заявляет о необходимости создания ВКО, объединяющей ПРН, ПРО, ККП, ПВО под единым руководством. Мы тут же подготовили коллективные рекомендации по строительству ВКО. Но ничего из предложенного нами два года назад не сделано.

ВКО создана схематически. Произошло простое арифметическое сложение Военно-космических сил (ВКС) с силами и средствами ПВО первого корпуса, подчёркиваю, первого корпуса. Основная тягловая сила в этой такой называемой ВКО – те зенитно-ракетные бригады, вооружённые системы С-300 и С-400, которые стоят вокруг Москвы. Не определено, кто и как собирается защищать государственную границу, всё возложили на округа.

В этой связи мы считаем необходимым:

- Откорректировать, обновить и заново принять отдельные нормативно-правовые документы по ВКО. Представить президенту проект закона о ВКО, которого до сих пор нет. Мы его уже предлагали в Думу, в Генштаб. Ни слуху, ни духу. Единственное, из проекта закона отдельные выдержки в кое-какие документы попали, мы это отследили и всё. Без этого закона нельзя работать.

- Немедленно открыть системные НИР по ВКО, привлечь к исследованию опытных ученых, конструкторов, специалистов академий и НИИ, пока еще таковые есть. Назначить генерального конструктора системы, его нет.

- Принять решение по интегрированному облику ВКО с включением сил и средств РКО, безусловно ПВО, а также истребительной авиации. Просто не понятно, как собирается решать задачи нынешний командующий ВКО в тех районах, где нет ни ЗРВ, ничего нет. Как собирается прикрывать государственную границу на Севере, на Дальнем Востоке, да и на Западе, где половина границы по сути дела открыта?

- Утвердить перечень объектов, подлежащих защите от ударов средств воздушно-космического нападения силами и средствами ВКО.

- Проводить углубленную подготовку специалистов для ВКО в Академии ВКО им. Жукова. Остановить уничижение этой академии путем перевода в академию им. Можайского. Опять будем учиться гайки крутить на ракетах?

- Проанализировать производственные возможности предприятий ОПК, способных выполнить задачу по вооружению, военной и специальной техники ВКО. Немедленно принять меры по их реанимации и модернизации. Я, будучи главкомом, поднимал вопрос о том, что у нас обычных средств поражения нет, бомб нет, ракет очень мало. На системе С-300 менее одного БК ракет. А положено два иметь при дивизионе.

- Сформировать единую военно-техническую и экономическую политику в области строительства системы ВКО. У нас государственной системы по строительству ВКО, Вооруженных Сил нет.

После развала СССР не построено ни одного корабля, ни одной подводной лодки. Такого не было за всю историю существования ВМФ!

Адмирал Селиванов Валентин Егорович, начальник Главного штаба – первый зам. главкома ВМФ

Мы, начатые реформы ВС «по-сердюковски», сразу назвали «операцией по разгрому советских Вооружённых сил». Так и получилось.

Состояние Военно-Морского Флота тяжёлое. Корабельный состав – закритический, морской ракетоносной и противолодочной авиации дальнего действия нет, не говоря уже о исключительно малом количестве надводных кораблей и подводных лодок.

Главная задача сейчас – это восстановить деятельность Главкомата и Главного штаба ВМФ и связанное с этим управление силами ВМФ.

И вторая задача – восстановить боевой состав флотов с учётом развивающихся средств ведения вооружённой борьбы на море.

Сейчас нет управления силами ВМФ. В центральном аппарате нет, к примеру, оперативного управленияНет управления кораблестроения, то есть, кто корабли строит – неизвестно. Несмотря на то, что остались несколько атомных подводных лодок и сохранился еще атомный крейсер «Пётр Великий», а главного технического управления нет.

Сейчас необходимо, на мой взгляд, определить вероятного противника. Мы боимся это слово называть и противник у нас – туземцы, которых назвали «пираты». Как только мы определим противника, тогда можно будет и рассчитывать, и выяснять, какие же нам силы нужны на флотах с учётом расположения наших флотов на разных театрах.

За 21 окаянный год не построено ни одного корабля, ни одной подводной лодки. Это я вам заявляю как моряк. Такого не было за всю историю (315 лет) существования ВМФ. А срок жизни корабля или подводной лодки 30 лет, а 20 лет она строится, да ещё и не построена. Когда её построят?

Восстановить управление силами ВМФ с Центрального командного пункта ВМФ. Ведь Центральный командный пункт планировал межтеатровый маневр морской ракетоносной авиации

В 70 – 90-х гг. наши корабли действовали во всем Мировом океане: от Огненной земли, в Атлантике, на Тихом, Северном Ледовитом, Индийском океанах. Сейчас никакого управления силами нет. Центрального командного пункта ВМФ нет.

И следующее, восстановить подготовку кадров. Она была приостановлена, а до этого курсанты в море не ходили. Вы же понимаете, у нас офицеров выпускали, которые ни разу не выходили в море.

С введением аутсорсинга все расходы по обслуживанию возросли минимум в десять

Генерал-полковник Воробьев Василий Васильевич, бывший начальник Главного финансового управления МО

Сегодня необходимо срочно принять следующие меры:

- Навести порядок в вопросах размещения и исполнения гособоронзаказа, закрепив эти функции за соответствующими главными и центральными управлениями. Координирующую роль оставить за Генеральным штабом. Мы являлись самым прекрасным примером для всех стран мира в области решения вопросов гособоронзаказа.

Что получилось сегодня? В Минобороны создано 8 департаментов, которые занимаются одним вопросом, к примеру, жилищным. В то время когда раньше была единственная служба, которую возглавляла Главная квартирно-эксплуатационная управление, единая сверху донизу и решала все вопросы прекрасно, прозрачно и честно. Сегодня эти департаменты надо ликвидировать, потому что они и г-ном Сердюковым создавались с потолка, под своих людей, которые являлись и ещё продолжают быть полными дилетантами.

- Одним из важных вопросов сегодня является пересмотр системы аутсорсинга. Все вы знаете, что с введением этой системы все расходы по обслуживанию возросли минимум в десять и более раз. Особенно по вопросам расходов на продовольственное обеспечение, на обслуживание техники. Нет того направления, которое бы не возросло в огромном масштабе.

Надо принять такие решения, что аутсорсинг мог бы применяться, если он даёт минимум 20% экономии, как это сделано в США. Туда не допустят организацию, если она не предъявит документы, которые будут позволять ей выполнять эти требования.

На самом деле, аутсорсинг у нас ни под каким соусом не пройдёт. Почему? Потому что главная задача у того, кто его создаёт – «ободрать» любыми путями, получив прибыль.

- Надо немедленно восстановить офицерские должности финансово-экономической службы. Прежним руководством ситуация доведена до абсурда. В этой одной из ключевых в условиях рыночных отношений служб все должности переведены в разряд гражданских. Ну как можно из налоговой системы брать человека, который не знает азов организации, материального обеспечения, предназначения и всех других вопросов, связанных с жизнедеятельностью Вооружённых Сил?

- Восстановить учебные заведения по подготовке военных финансистов. Ныне они все ликвидированы. Я всегда говорил, что военный финансист – часовой государственной казны. Это человек боевого уровня, он может заступить в наряд, может командовать подразделением и так далее. Для справки, в США до 42% среди финансистов остаются военные люди, а в войсках – 100%. Даже есть финансовые роты и финансовые батальоны.

- Восстановить систему ведомственного финансового контроля.

- Подчинить финансово-экономические органы командованию, командирам. Всегда это всё было на уровне единоначалия.

Вот уже два года кричат о том, что у военнослужащих повысился страшно материальный уровень жизни. И что получилось? После повышения денежного довольствия отдельные люди стали получать меньше от 6 до 18%. И это в то время, когда американцы идут по пути увеличения льгот.

Мы страшно переживаем, что будет твориться этой зимой, потому что никто ничего не подготовил.

Офицерский корпус - стержень армии и оплот государства 

Генерал-полковник Баранов Валерий Петрович, бывший заместитель командующего СКВО 

Необходимо понять, к чему мы на сегодняшний день стремимся и чего необходимо нам достичь. Я думаю, нам надо определиться, на каком этапе находятся Вооруженные Силы, в каком они состоянии, и с этим конкретно должно определиться новое руководство Министерства обороны.

И естественно, в этом отношении им должны помочь и другие структуры, в том числе и Государственная Дума. Почему? Потому что мы с вами ничего не сможем сделать, пока мы не найдем точку опоры, от чего на сегодняшний день надо будет в Министерстве обороны оттолкнуться.

Я думаю, в самом Министерстве обороны надо, по всей вероятности, разобраться с вопросами управления войсками в созданной структуре. Способны ли на сегодняшний день созданные четыре командования в полном объеме руководить всеми теми войсками, которые под ними находятся?

Хотя красиво звучит "трехзвенная система". Что она даст в этом вопросе?

Второй вопрос – боевой готовности наших соединений, территориальных объединений и четырёх командований. Почему? Потому что на сегодняшний день, да, бригада вроде бы... Но уже сказали, что боеспособность намного ниже существующих дивизий. Я в своё время командовал развёрнутой танковой дивизией и представляю, что такое дивизия, и что такое бригада реально. Это две разные вещи, несовместимые.

Следующий вопрос - мобилизационная готовность и мобилизационная подготовка. Её надо на сегодняшний день возвращать, и этим вопросом заниматься в масштабе государства. Вооружённые Силы сегодня, согласно принятому закону 1989 года, - у нас одно Министерство обороны. В 1939 году по закону 1939 года в Вооружённые Силы входят: Красная Армия, Военно-Морской Флот, Внутренние войска и Пограничные войска. Сегодня мы гордо называем Вооружённые Силы, но это Вооружённые Силы - одно Министерство обороны. Генеральный штаб Вооружённых Сил, а он практически Минобороны.

Восстановить подготовку кадров. Я думаю, здесь надо сегодня главкоматам вместе с главным управлением кадров чётко провести анализ, сколько нам требуется офицеров и перспективу этих офицеров по видам, родам войск.

Почему? Потому что на сегодняшний день многие все говорят, но стержень любой армии - это офицерский состав. И если мы посмотрим после Первой мировой войны, Германия офицерский состав во все министерства рассылала, но потом их призвала в вооружённые силы. После Второй мировой войны та же самая картина. И когда мы говорим, что сержант основа, да основа максимум в роте. А хребет армии - офицерский состав.

Подготовка войск. Уровень сегодняшней нашей подготовки по сравнению с армиями других стран, мы находимся примерно по уровню подготовки 20 процентов максимум. По анализу 20% от того уровня боевой подготовки, как занимаются.

Сегодня надо разобраться в связи с тем, что аутсорсинг, с материально-техническим обеспечением и эшелонированием всех материальных, технических запасов и боеприпасов. Ведь давайте посмотрим, 3-звенная система создана, эта 3-звенная система, она на сегодняшний день говорит, что в бригаде запасы есть, но давайте, насколько этих запасов для ведения боевых действий будет? Ну, на трое суток. Через трое суток, в армии их нет сегодня, запасов, подвезёт бригада. Но давайте посмотрим расстояния те, которые, например, на востоке, как это всё будет подвозиться. И мы прекрасно знаем из истории Великой Отечественной войны, когда у нас танковые корпуса выходили на рубеж атаки и останавливались, потом бросали все танки, подрывали, где подрывали, где поджигали, а где просто бросали. Потому что не было горючего.

И последний вопрос, на котором бы я хотел остановиться – это... на дальнейшем это выработка тех документов, которые необходимы для того, чтобы войска действовали. Сегодня тех документов, которые бы в полном объёме обеспечивали деятельность наших Вооружённых Сил, в полном объёме нет. Их надо сегодня ... нарабатывать, делать. И это необходимо и нам оказывать помощь в этом вопросе, вот. Я думаю, что это одна из основных задач нашего министерства.

Армию нужно создавать заново!

Генерал-лейтенант Соболев Виктор Иванович, в прошлом командующий 58-й армией

Необходимо немедленно отказаться от бригадной системы и трёхзвенной системы управления. Во-первых, бригада в существующем виде – это громоздкое, малоуправляемое соединение. По боевым возможностям это, по сути, полк, а по подразделениям обеспечения обслуживания – это дивизия. И она не в два с половиной, а в четыре раза по боевым возможностям меньше дивизии. И решать те задачи, которые решала дивизия, совершенно не может. От неё необходимо уходить, отказываться особенно на Дальнем Востоке, в Сибири, да и в других регионах. Должна быть единая оргштатная структура.

Восстановить мобилизационную готовность, как важнейшую составляющую боевой готовности. Как нет отдела кадров, управления тыла, управления вооружения  и так далее. Их просто нет. Их надо восстанавливать.

Маршал Жуков говорил, что любая блестяще разработанная операция без соответствующего тылового и технического обеспечения останется красивыми стрелами на бумаге. Но армия сегодня осталась без тыла вообще и без технического обеспечения.

У нас фактически разрушена армия примерно так, как она была разрушена в 1917 году после двух революций. Сейчас необходим план строительства этой армии. Её у нас фактически нет. Вот общевойсковых 39 бригад. Это не более 10 дивизий. От Улан-Удэ до Белогорска одна бригада в борозде стоит на 3 тысячи километров государственной границы. В случае вооружённого конфликта с Китаем, китайцам будет её трудно найти.

Генеральному штабу, Главному разведывательному управлению необходимо оценить противника на стратегических и операционных направлениях. И, исходя из этого, спланировать, какие должны быть группировки войск, которые способны отразить в случае вооружённого конфликта нападение. Если это угроза отдалённая, значит войска держать в сокращённом составе, но в готовности немедленно развернуться. Для этого должен быть военно-обученный мобилизационный резерв. Но если у нас не будет солдат срочной службы, его просто не будет, если у нас контрактная армия, её просто не будет.

То, что необходимо увеличить срок службы до полутора лет не должно вызывать ни у кого сомнений. Солдат должен получить военно-учётную специальность. А в последующем год использовать его в линейных частях на службе срочной.

Военнослужащие контрактной службы должны быть только на самых крайне необходимых должностях. Для этого дать им жилье, достойное денежное содержание, обеспечить всем необходимым, какие-то льготы установить и прочее.

Якобы у нас денег не хватает. Да у нас самая богатая страна в мире! До 30% мировых ресурсов планеты находится у нас. Население убывает. Мы должны удержать страну, которую оставили нам великие предки. Для этого нужно иметь Вооружённые Силы, армию, которая способна это сделать. Нужно исходить из того, что, разобравшись с угрозами на всех стратегических направлениях, создать сначала на бумаге группировки войск, которые способны воспрепятствовать этим угрозам и после этого создавать армию. Я считаю, её нужно заново создавать. На мой взгляд, она разрушена напрочь.

Генерал-полковник Чельцов Борис Федорович, ранее начальник Главного штаба ВВС

Хватит реформ, давайте строить армию. У нынешнего руководства Вооружённых Сил первостепенная задача – вернуть доброе имя и авторитет Министерства обороны. Это какая-то клоака для разворовывания денег.

- Необходимо принять кардинальные меры по пересмотру реформ. Я считаю, что надо провести независимую государственную экспертизу проведенных мероприятий по реформированию. Выработать предложения по дальнейшему строительству с опорой на военную науку, предыдущий опыт развития наших Вооружённых Сил и армии. Советская армия была лучшей в мире. И это признавали все.

- Убрать из всех структур Министерства обороны некомпетентных людей и назначить подготовленных профессионалов, пока они ещё есть. Они есть в резерве офицерском, они есть в ветеранских организациях, которые надо привлекать.

- Высшему руководству страны, прежде всего президенту - Верховному Главнокомандующему, необходимо честно и однозначно определиться, к каким войнам мы должны быть готовы сегодня и в будущем. И, исходя из этого, будем говорить, какие Вооружённые Силы строить с учётом всех факторов, которые на сегодня имеются.

- Возродить научную школу строительства, прекратить копирование строительства Вооружённых Сил по образцу США. Наши Вооружённые Силы  решают абсолютно различные задачи. Мы - это защита государства на своей территории, у них - это инструмент обеспечения агрессии и мирового господства.

- Немедленно прекратить уничтожение военной науки и военного образования, которые по праву считались лучшими в мире. Это лучшая военная школа была, это опыт, впитавшийся в столько поколений войн. Ни у одной армии мира нет. Где американцы победили? Да нигде. А мы с ним копируемся.

- Пересмотреть все решения, принятые предыдущим руководством по формированию непонятных никому так называемых ВУНЦ. Как можно соединить академию со школой подготовки контрактников и туда же вплести научно-исследовательские институты? Это инструменты главкомов, тех людей, которые готовят войска, а их отобрали и непонятно, кому дали. Пора, в конце концов, прекратить растаптывание традиций Вооружённых Сил. Мы растаптываем лучшие академии, которые превращаем в ничто, не говоря уже о традициях офицерского корпуса.

- Возродить авторитет воинской службы как одной из самых почётных. Прекратить подход к военнослужащим как к наёмникам. Мы не наёмная армия, мы армия, защищающая свою страну. Без идеологии, патриотизма, гордости за профессию и уважения народа настоящих боеспособных сильных Вооружённых сил не будет. Этим была всегда сильна и российская, и советская армия. И они были непобедимы.

- Необходимо выработать критерии персональной ответственности за проводимые реформы и их результат.

- Удар нанесён по штабам. Сегодня штабы обескровлены, а никто, кроме штабов, не построит ни армию, ни спланирует боевую операцию.

- Исключить любой волюнтаризм. Все решения, принимаемые министерством, были почти тайной, начиная от Генерального штаба и всех остальных военных структур.

Система ВКО развалена. Авиацию вывели, назвали ВКО. Да оно не способно сегодня решать задачи даже охраны государственной границы, потому что эту задачу в мирное время решает авиация. А сведение баз авиации на восемь? Сконцентрировали там всю многотипную авиацию. Мы что, специально подставляем их противнику для удара?

Я думаю, что в вопросах строительствах системы ВКО необходимо строго руководствоваться концепцией 2006 года, о чём говорил Главком. Она предполагает как единую систему на основе централизованного управления под единым руководством всеми силами и средствами, всеми ресурсами, привлекаемыми к решению задач ВКО.

Я поддерживаю, необходим генеральный конструктор. Необходима система военная и промышленная, которая бы построила эту систему ВКО, по сложности своей сравнимая с созданием ракетного щита ядерного оружия. Персональная ответственность генеральных конструкторов с персональным контролем и полномочиями.

Такая система как ВКО не Министерством обороны должна создаваться, а под руководством правительства или верховного главнокомандующего, ибо там она должна объединять силы министерства обороны, силы промышленности и других ведомств.

- Необходимо срочно пересмотреть всю структуру исполнения гособоронзаказа как со стороны заказчика, так и со стороны исполнителей, введя жесточайшую систему контроля, исключающую возможность хищений.

- И наконец, возродить систему социальной защиты военнослужащих, ветеранов и их семей. Предыдущее министерство, такое впечатление, что воевало со своими подчиненными, с ветеранами и членами их семей.

Куда уходят 60 тысяч квартир, сегодня незанятых, болтаются в воздухе? Вот вчера цифры называли, 20 миллиардов ежегодная потеря на том, что фонды стоят и не заселены. Это же сумасшедшие цифры!

Надо, чтобы люди поняли, те, которые служат, и те, которые отслужили, что у них есть тот орган, который о них позаботиться, когда они служат, и позаботится, когда они уйдут. Без этого ничего не будет.

Восстановить Военно-воздушную академию им Гагарина можно! Нужна лишь политическая воля.

Генерал-лейтенант Найденов Иван Николаевич, бывший зам.начальника ВВА  им. Ю.А. Гагарина

Я напомню, что  1 августа Военно-воздушная академия Гагарина перестала существовать вместе с «Жуковкой». Они переведены в Воронеж.

Военный городок в Монино готов к приему Военно-воздушной академии имени Гагарина. Все служебные помещения отремонтированы и на сегодняшний день всё обеспечено теплом.

Я несу ответственность как начальник академии по учебно-научной работе, и председатель ... совета. Мы готовы с 1 января начать подготовку, если возвратят, на уровне том, каком было. А это значит, на порядок лучше, чем сейчас в Воронеже. В дальнейшем будем наращивать. Я за это несу ответственность.

Как глава городского поселения Монино гарантирую обеспечение функционирования академии. Сотни кандидатов, докторов, профессоров академиков ходят по гарнизону и не знают, куда себя деть. Они все на месте. Вот, почему я так уверенно говорю. Ну почему это не сделать? Это можно сделать.

В заключение ещё раз хотел бы сказать: восстановить академию возможно, нужна лишь политическая воля, трезвая воля.

Не зря боролись! Перевод Тверской академии в Санкт-Петербург приостановлен.

Генерал-полковник Хюпенен Анатолий Иванович, в прошлом заместитель главкома ПВО

Я сейчас был у начальника Генерального штаба Герасимова. Он вчера вечером лично позвонил и пригласил на встречу. Состоялась короткая беседа, в которой было сказано, что перевод академии им. Жукова приостановлен. Думаю, что по всем параметрам.

Ведь у нас до чего додумались: Можайку сделали ведущей академией видов Вооружённых Сил в будущем, воздушно-космической обороны.

Я его просил создать экспертную группу. И только после этого можно решать дальше вопросы и с академией, и особенно с Воздушно-космической обороной.

Вооружение, разведка, системы управления – вот это главное в модернизации Вооружённых Сил

Генерал-майор Канчуков Сергей Алексеевич, в прошлом возглавлял разведку Сибирского округа

Сегодня есть две самые мощные армии, готовые воевать против любой страны мира, в том числе и против нас: это США и Китай.

Через полгода, через год в Америке будут окончательно готовы крылатые ракеты и гипрозвуковое оружие, которое способно нанести поражение и лишить нас полностью всех преимуществ. Мы это должны знать. Мы должны знать, что Америка разрабатывает свою теорию строительства Вооружённых Сил, исходя из концепции. У них есть концепция глобального удара и ряд других военных концепций. У нас такой концепции нет.  

Сейчас нужно говорить о создании плана модернизации Вооружённых Сил. И главную основу здесь должна составлять разведка.

Структура Вооруженных Сил РФ должна включать четыре вида: Сухопутные войска, ВВС, ВМФ, войска ВКО.

В главкоматы должны быть возвращены их функции, и они должны полностью отвечать за всё, за свой вид Вооружённых Сил.

Мы должны создать новое командование сил специальных операций. Пример, Сирия. Против боевиков работают как раз-таки силы специального назначения, ибо пехота не может бороться против террористов.

Вооружение должно быть пересмотрено в сторону увеличения огневой мощи. Высокоточное оружие, у нас главное, это составная часть – высокоточное оружие.

Вооружение, разведка, системы управления – вот это главное в модернизации Вооружённых Сил.

Депутат Государственной Думы, член Комитета ГД по обороне В.Н. Тетёкин

Спасибо большое, товарищи, за плодотворную дискуссию.

С точки зрения итогов, мы сделаем две вещи. Во-первых, мы передадим стенограмму в средства массовой информации. Во-вторых, мы, конечно, оформим, отшлифуем стенограмму и направим ее руководству Министерства обороны, Генерального штаба, в Совет Безопасности и в Совет Федерации. То есть мы очень широко распространим эту стенограмму в те органы, которые участвуют в выработке оборонной политики. Так что каждое слово, сказанное здесь, каждое ваше предложение, переданное мне, будет доведено до тех, кто участвует в выработке решений по обороноспособности России.

Хочется думать, что участие Георгия Ивановича в прошедшем заседании круглого стола с указанной повесткой дня есть не что иное, как работа РОО "Ветераны полигона ПРО" по возрождению славных Вооруженных Сил России.

Совет РОО "Ветераны полигона ПРО", г. Москва

Начало формы