Виталию Максимовичу САЗОНОВУ - 75 лет!

   От души поздравляем уважаемого Ветерана полигона и ГУВ Войск ПВО!

 

 

    

Полковник  САЗОНОВ Виталий Максимович родился 25 марта 1940 года в г. Грозном. В 1957 году окончил среднюю школу № 2 и поступил в Ставропольское радиотехническое училище Войск ПВО страны (СРТУ ВПВО), которое окончил в 1960 году с отличием по специальности: «Эксплуатация и ремонт автоматизированных систем управления  и радиолокационных станций».

           По окончании училища был направлен для прохождения службы в отдельный радиотехнический батальон (пос. Червоноглинское Одесской области). Условия для начала службы, мягко говоря, были трудные. Виталий Максимович вспоминает: «В тот период в радиотехнические войска начала поступать на вооружение первая автоматизированная система управления «Воздух-1», которая сопрягалась с имеющимся парком радиолокационных средств (обзорные станции П-30,35,12,15  и высотомеры ПРВ-9,11,13) и позволяла осуществлять автоматизированную передачу данных о радиолокационной обстановке в сеть оповещения, а также позволяла штурманам командного пункта соседнего авиационного истребительного полка осуществлять приборное (автоматизированное) наведение истребителей на цели. Для выполнения указанных задач и предназначался батальон, однако он находился в стадии формирования из личного состава других подразделений полка, откуда присылали «самых лучших» солдат и сержантов. Командного пункта не было (имелось только одно строение бывшей пожарной команды на 2 машины), казармы не было – до ноября личный состав жил в палатках, а потом дали слегка подремонтированную казарму с печным отоплением.  Технические средства были  состыкованы по временной схеме в ожидании окончания строительства нового командного пункта (который вместе с казармой был сдан в эксплуатацию только в следующем году).

          За период моей службы в войсках запомнилось два интересных, как мне кажется, эпизода.

           1. Так и работали до октября 1962 года, когда, наконец, строители сдали новый КП;  примерно 20 октября наш батальон сняли с боевого дежурства на определённый срок и дали команду стыковать средства к помещению нового КП. В условиях дождливой молдавской осени, с ночными заморозками, тракторами, по колено в грязи мы только успели, что называется, всё «разворотить», как 22 октября 1962 года случился  Карибский кризис, и поступила команда немедленно всё восстановить на старом месте и приступить к боевому дежурству. Пришлось всё тащить на старое место и продолжить работу, и только к концу декабря, когда кризис миновал, нам дали возможность обосноваться и развернуть работу на новом КП.

           2. В тот период характерным для авиации вероятного противника было следующее: практически ежедневно, с утра, самолёт-разведчик взлетал с одного из аэродромов Турции и целый день летал в нейтральных водах вдоль северного побережья Турции между проливами и Грузией. Периодически этот самолёт-разведчик от района Синопа разворачивался и летел в направлении Одессы. Мы за этим маневром наблюдали и на определённом рубеже старший штурман авиационного полка говорил традиционную фразу «Ну что? Начнём медаль зарабатывать?» и поднимал в воздух дежурные истребители навстречу самолету-разведчику. «Они» это тоже видели - на определённом рубеже самолет-разведчик разворачивался и ложился на обратный курс, после чего наши истребители также возвращались на аэродром. Такое «действие» происходило и днем, и ночью, и в будни, и в праздничные дни - «дремать» не приходилось, однако до боевых столкновений в воздухе так ни разу за мою службу и не дошло».

           В тот период офицеру получить разрешение на поступление в высшее военное учебное заведение было крайне непросто с учётом ограниченных разнарядок учебных заведений  и  нежелания командиров отпускать уже подготовленных специалистов. В 1965 году Виталию Максимовичу удалось не только получить такое разрешение, но и поступить в Артиллерийскую радиотехническую академию войск ПВО им. Маршала Советского Союза Говорова Л.А. в г. Харькове (позже переименована в Военную инженерную радиотехническую академию Войск ПВО) на факультет систем зенитного управляемого ракетного оружия  противосамолётной обороны (ПСО).

           После окончания академии в 1970 году он был направлен на 10 ГНИИП МО (в/ч 03080) и назначен в 5-й отдел (начальник - Корецкий Роберт Николаевич) 2-го Управления (начальник - Жабчук Владимир Прохорович)  на  испытания системы ЗУРО  С-300П, где и проработал до апреля 1978 года  в должностях инженера-испытателя, старшего инженера-испытателя, начальника комплексной группы по испытаниям зенитного ракетного комплекса системы С-300. Был подключен к отработке ракеты В-500 и стрельбовым испытаниям комплекса (принял участие в организации и проведении пусков со 2-го по 114-й !).

            Виталий Максимович вспоминает: «Самый первый «бросковый» пуск ракеты был произведен 5 марта 1970 года с временной позиции, оборудованной в нескольких километрах к северу  от 35-й площадки в направлении 21-й площадки.  На  этом пуске я не присутствовал, а вот начиная со 2-го пуска с этой же позиции (в начале осени 1970 года) и последующие пуски по 114-й включительно, были проведены с моим непосредственным участием, в том числе и со штатной 72-й площадки.

           При проведении стрельб ракеты В-500, в отличие от пусков ракет с наклонным стартом других систем ПСО, особое внимание уделялось вопросам безопасности: с учетом вертикального старта ракеты, её лётных характеристик, близости железной дороги и объектов полигона – ракета после выхода из контейнера должна была склониться в вертикальной плоскости и лететь в сторону основной директрисы стрельбы, что обеспечивало её  захват на сопровождение и управление дальнейшим полётом.  В противном случае ракету необходимо было ликвидировать.

           На первом этапе пусков необходимо было контролировать хотя бы полет ракеты в переднюю полусферу, для чего примерно в полутора километрах справа от старта в небольшом бункере размещался наблюдатель, перед ним на определённом расстоянии в окошке закреплялась рамка из проволоки несложной конфигурации (напоминающей конфигурацию передней границы зоны поражения комплекса); при наблюдении левый нижний угол  рамки совмещался с точкой старта и для наблюдателя пространство делилось на две части: ниже рамки – разрешённая область полёта, а выше рамки – запрещённая область полёта и в этом случае наблюдатель давал команду на ликвидацию ракеты.

           Позднее была сделана попытка привлечь для контроля за полётом ракеты в определённом коридоре относительно директрисы стрельбы оператора измерительной РЛС Кама, размещаемо позади старта, однако характер имевшейся у оператора информации и скоротечность процесса не позволяли ему принимать однозначное решение, поэтому от такого способа контроля отказались.

           Сложной была также ситуация с безопасностью в части мест падения  мишеней при стрельбе на нижнюю границу с огибанием рельефа на малом параметре: после пролёта точки встречи ракеты с мишенью в случае непоражения мишени необходимо было не дать ей лететь дальше, а ликвидировать по команде наблюдателя. Техническая возможность исполнения команды на ликвидацию, конечно же, была заложена и в мишени, и в специальной радиостанции, однако принимать решение мог только наблюдатель - он располагался на крыше небольшого строения, примерно в 15 км. слева от старта, и должен был увидеть летящую на фоне невысоких «горушек» мишень на дальности хотя бы 10-15 км., увидеть старт ракеты, оценить результат встречи ракеты с мишенью и, в случае продолжения полёта мишени, дать команду оператору радиостанции на ее  ликвидацию.

            Многое ещё чего приходилось придумывать совместно с разработчиками для целей безопасности и, конечно же, что-то было достаточно примитивно и делалось «на коленке». Однако было так, как смогли придумать и реализовать исходя из имеющихся технических возможностей,  не имея никакого предыдущего опыта подобных работ, И следует отметить, что принятые меры обеспечили необходимую безопасность: были отказы техники, были ошибки людей, были потери ракет, однако не было ни одного случая падения ракет, мишеней или их остатков на какие либо объекты полигона».

            По мере отработки системы ПСО на полигоне логично возникали дальнейшие задачи – изготовление входящих в нее технических средств на заводах-изготовителях, стыковка их и поставка в войска. Решать эти задачи более успешно могли офицеры с опытом полигонных испытаний. Поэтому лучшие офицеры-испытатели получали назначения в ГУВ ПВО и в Военные представительства Министерства обороны, аккредитованные на предприятиях оборонных отраслей промышленности.

            Сазонов В.М. в 1978 году был переведен в ГУВ Войск ПВО, где проходил службу в период с 1978 по 1990 год в должностях инженера, старшего инженера, старшего офицера отдела, последовательно:

-  во 2-м Управлении – с задачами: организация изготовления средств системы на заводах промышленности, поставка и стыковка их на стыковочной базе с боевыми стрельбами боевыми расчётами воинских частей, сопровождение и контроль эксплуатации средств системы в войсках;

- в 7-м Управлении – с задачами: отработка модификаций средств системы для поставки армиям дружественных стран;

- в 1-м Управлении – с задачами: участие в комплексе работ по переоснащению системы обороны г.Москвы средствами систем С-300П и С-300В.

            Вспоминая прошедшие годы, Виталий Максимович с большим удовлетворением отмечает именно период службы на полигоне и в  ГУВ Войск ПВО, с большой теплотой отзывается о своих товарищах, с которыми проработал долгие годы, и с удовольствием встречается с ними в наши дни на ветеранских мероприятиях. В одном из его выступлений на этих встречах прозвучали следующие слова: «Мы занимались достойным государственным делом, оказались способными и подготовленными к решению уникальных задач испытаний, знаем результаты и цену своего труда и…  всё это  согревает душу!».

            За время службы в Вооруженных силах СССР, а затем России, Виталий Максимович неоднократно поощрялся командованием различных уровней до Министра обороны включительно, был награжден орденом «За службу Родине в Вооруженных Силах 3-й степени» и многими государственными и ведомственными медалями.

           После увольнения с военной службы в1990 г. работал в коммерческой организации, а с 1997 г. -  на государственной службе: управляющим делами управы Останкинского района ЦАО г. Москвы. С 2003 г.- на муниципальной службе, которую закончил в 2008 году  руководителем муниципалитета образования  Останкинское в г. Москве.

           С 2008 г. по настоящее время работает в государственном учреждении г. Москвы «Инженерная служба района «Останкинский» на должности уполномоченного по  вопросам  гражданской обороны.

           Женат, имеет двоих детей и множество внуков. Проживает с семьей в г. Москве. Систематические, с лейтенантских времен, занятия спортом и активными видами отдыха позволили Виталию Максимовичу сохранить на сегодняшний день завидное здоровье и неиссякаемый оптимизм (и чего в нем больше, и что первично, а что вторично, надо еще разобраться), что оказывается весьма полезным в любых жизненных ситуациях.

            Дорогой и глубокоуважаемый Виталий Максимович, желаем Вам не только на долгие годы сохранить приват неиссякаемого оптимизма над всеми остальными (соответствующими трем четвертям века жизни) заморочками, но и на четвертую четверть своего века оставаться таким же открытым для друзей, сослуживцев и однокашников, быть для них, как говорится, в шаговой доступности! Первая же проверка и подтверждение последнего - Ваше участие в предстоящей в конце июня т.г. встрече выпускников АРТА (ВИРТА) - 1970 года!

 Совет РОО "Ветераны полигона ПРО", г. Москва

 

 

Будка для наблюдения имени Виталия Сазонова (см. текст биографии)

Наставник и однокашник в одном лице - ст. лейтенант В.Сазонов, 1967 г.

Служили и дружили два полковника... Сазонов В.М. и Маевский Ю.В.

Встреча ветеранов полигона - В.А.Перфилов, В.М.Сазонов и В.П.Жабчук, Москва - 2013 год