Совет ветеранов поздравляет с 75-летием...

  ... Андрея Александровича НИФАНТОВА! Три четверти века позади - полет нормальный! Так держать!

 

Подполковник НИФАНТОВ Андрей Александрович родился 21 сентября 1941 года в деревне Лунишково Добрянского района Пермской области. Школу окончил в г. Перми в 1959 году, после чего поступил в Ярославское военно-техническое училище. По окончании РТУ в 1962 году получил воинское звание «лейтенант» и был направлен в г. Казань командиром стартового взвода в/ч 71587. Далее рассказывает Андрей Александрович:

«В Казани я прослужил 5 лет. Первые два года командиром взвода, а затем начальником механического цеха артиллерийской мастерской части. При последнем  назначении получил приказ сделать мастерскую полезной для части, особенно для стартовых дивизионов. Полк в 1962 выехал на Кубу, в связи с чем в сентябре был укомплектован «лучшими специалистами», собранными со всей Уральской армии по принципу «на тебе Боже, что нам не гоже».

Главный инженер части разрешил мне подобрать специалистов (токарей, сварщиков, водителей, слесарей и пр.) из прибывшего в полк молодого пополнения. С капитаном Устиновым определили объем работ, с которым может справиться мастерская при проведении сезонных регламентов и ремонта на технике. Составили группы: покраски кабин, проверки электродвигателей вентиляторов (80 шт.), переборки и проверки селеновых столбиков блоков питания, ремонта электрошнуров и органов управления приборов и самой техники, пополнения слесарного инструмента и текущего ремонта. Провели занятия с личным составом в зимнее время, проанализировали трудности, которые ждали нас, создали стенды, изготовили съемники, позволяющие снять вентилятор с оси электродвигателя без повреждения, пробники для проверки электродвигателей и многое другое.

Первый год сезонных работ принес уже определенный успех. Офицеры стартовых дивизионов стали давать заявки на проведение следующих сезонных работ, особенно в части материалов и инструмента. К концу третьего года мастерская могла выполнить уже любую работу, что было подтверждено при выезде на полигон.

С 1967 г. по 1972 г. учился в Минском высшем зенитно-ракетном училище (МВИЗРУ). Если в Ярославском РТУ я изучал С-75 и С-125, то в МВИЗРУ – С-200. Начиная со второго курса, активно участвовал в работе так называемого ВНИО (военное научно-исследовательское общество). Занимался изучением «полевых транзисторов», создавал на них классические схемы и проводил их исследование по различным параметрам. Написал несколько рефератов – появился вкус к научно-исследовательской работе.

Одновременно с учебой я совершенствовал свое спортивное мастерство в лыжных гонках и биатлоне. Командой мы могли пробежать 40 км. (4 х 10 км.) за 2 часа, т.е. по 30 минут каждый. Занимали первые места в Минской армии, постоянно был в призерах и по биатлону, участвовал в первенстве по лыжам Войск ПВО страны.

Заканчивая учебу в МВИЗРУ, каждый из нас задумывался над дальнейшей службой в армии. На 5-м курсе группа наших выпускников на преддипломной практике побывала на полигоне в в/ч 03080 – они рассказали о работе, бытовых условиях (это был уже настоящий город с жестким пропускным режимом, с дорожной сетью по территории полигона от Приозерска до «шестерки», «тридцать пятой» и др., с регулярным воздушным сообщением со Столицей, наконец, с рыбалкой и охотой. По опыту службы я знал, как «любят» отцы-командиры «профессиональных спортсменов» – как-то главный инженер полка в Казани упрашивал меня найти какую-нибудь болезнь, чтобы не ехать на соревнования Уральской армии (болезнь не нашли и я занял 3-е место по биатлону). К тому же и лет мне уже было 30, т.е. активной спортивной жизни оставалось лет пять, не более. Взвесив все, я принял решение после защиты и получения диплома ехать служить на Балхашский полигон. Кстати, желающих было много – мне помогла воплотить свое решение в жизнь кафедра физподготовки.

По прибытии на полигон я получил назначение во 2-е Управление (ПСО), а там – на 35-ю площадку (около 100 км. от города, 300 офицеров, 1300 солдат и около десяти разнокалиберных гостиниц с «промышленниками»). На площадке проводились испытания одновременно нескольких изделий и систем, в том числе и С-200, которая уже прошла государственные испытания и была принята на вооружение, но полигону было поручено продолжать работы в плане реализации рекомендаций госкомиссии по усовершенствованию ее боевых возможностей. При этом основные силы КБ «Алмаз» были переброшены на следующую систему С-300.

За 10 лет моей службы на полигоне был проделан огромный объем работ и получена практически новая система С-200В с параметрами, существенно превышающими заданные в ТУ на серию, в том числе:

- испытан и внедрен режим частотной модуляции («ЧМ»), позволяющий сопровождать цель в автоматическом режиме (АС) при переходе сигнала от цели через «0», что означало разворот цели для ухода из зоны поражения, или совершающей полет в режиме барражирования;

 - пуск ракет в режиме «подскок» с последующим захватом сигнала от цели на АС головкой самонаведения;

- уничтожение целей, совершающих маневр по уходу из зоны поражения или находящихся в режиме «барражирования»;

- проверена возможность уничтожения ракет типа 8К14 (пять успешных пусков по реальным целям – блок управления ракетой разрушен);

- увеличена дальность поражения целей со 180 км. до 240 км.;

- снижена нижняя граница зоны поражения цели с 300 м. до 50 м. и ниже (пять пусков по КР – все цели поражены);

- проведены на практике стрельбы по группе целей (из двух), определены параметры группы, пороговые значения сигнала от цели для их разрешения. При пусках, как правило, уничтожалась одна цель из «пары», а затем вторая, как «одиночная»;

- проведены на практике стрельбы по цели, прикрытой постановщиком помех. Реально, как правило, сначала уничтожался постановщик помех, а затем «чистая» цель;

- проведены на практике стрельбы по группе из двух постановщиков помех, проверена возможность снижения уровня ответной шумовой помехи одного из постановщиков путем смещения ДН РПЦ в сторону одного из постановщиков в режиме ручного сопровождения (РС), который был введен на опытном образце системы;

- был изучен «звуковой» портрет различных типов целей, который помогал распознать тип и состав цели, определить начало маневра или разделения цели (пуск КРМ), как только изменялся режим работы двигателей;

- система С-200В была переведена в экспортный вариант С-200Э с проведением контрольных пусков.

Всю работу по расширению технических и боевых возможностей системы С-200 провели практически одним составом: начальник комплексного отдела, а затем начальник Управления полковник М.Х. Рахматуллин, начальник комплексного отдела полковник Пивкин, старшие инженеры-испытатели полковник В.Т. Шацкий, подполковники Г. Розов, А. Масленников, А. Калиниченко, В. Мельников, А. Нифантов, Артемьев, старшие инженеры станционного отдела подполковники А. Середюк, А. Карпов, А. Коршунов, начальник лаборатории подполковник В. Чупин, начальник команды полковник Г. Юрку, главный инженер команды полковник М Бикмулин и др. Это далеко не полный список инженеров-испытателей, участвующих в испытаниях системы С-200 в период с 1972 по 1982 годы. Все они работали и служили с полной отдачей и чистой совестью, не щадя, как говорится, "живота своего", веря в дело, которое они творили и... практически никто из них не был отмечен орденами и медалями. Такая была практика: награды "делили" сначала в Москве в заказывающем управлении, затем в штабе в/ч 03080, только потом в испытательном Управлении полигона и в последнюю очередь остаток направлялся на площадку в в/ч 03145. Даже знак "Войска ПВО страны" вручался только начальникам отделов и их заместителям. Тематика С-200 была, фактически, прикрыта, а устранение замечаний считалось, почти, факультативом и баловством.

За эти десять лет я продвигался и по служебной лестнице: инженер, старший инженер, начальник лаборатории РПЦ в/ч 03145 (35-я площадка), старший инженер 2-го Управления в/ч 03080 (40-я площадка и г. Приозерск в 2-х км.).

Весной 1982 года, наша партийная группа в числе других была представлена на проверку комиссии политработников Главкомата В ПВО. Возглавлял проверку генерал-майор Карташ. Замечаний по ведению документации, организации планирования работы, выполнению текущих и перспективных планов не было. В единственной из проверенных организаций, и это было отмечено проверяющими, было организовано соревнование на основе реальных дел и объективных практических показателях. Я, как группорг, был награжден грамотой "За умелую организацию партийной работы...", подписанную начальником полигона генерал-лейтенантом В. Кузиковым. Этим я горжусь.

Я благодарен судьбе за то, что мне довелось служить с упомянутыми выше высококвалифицированными специалистами. Каждый из них обладал огромным опытом испытаний, знал то, что не написано ни в одном академическом учебнике. Каждая из проведенных работ, особенно сложные пуски ракет, без средств целеуказаний, в условиях интенсивных помех, по группе целей, по цели типа "крылатая ракета", летящей на сверхмалой (до 50 м) высоте - все это требовало тщательной каждодневной подготовки, в том числе изучения материалов пусков ракет, проведенных до 1972 года, многочисленных расчетов, подтверждающих возможность получения требуемых результатов, проведения каждодневных тренировок личного состава. Так постигалась неведомая наука инженера-испытателя.

В 1982 году я был переведен в Подмосковье в Главный штаб Войск ПВО, где занимался боевым применением системы С-200В. За два с половиной года с моим непосредственным участием было организовано и проведено 11 консультаций представителей министерств обороны стран Варшавского договора по системе С-200ВЭ. Кроме того, я проводил обучение боевых расчетов полков, которые затем были отправлены в Сирию (50 пусков по различным целям), обучение сирийских боевых расчетов, которые заменяли наши боевые расчеты.

В 1985 году я был назначен ведущим инженером в Военное представительство МО СССР, аккредитованное в НПО «Алмаз», где осуществлял контроль разработки систем дальнего действия. Там же в 1990 году окончил службу в Вооруженных Силах.

После увольнения я два года работал на Центральном телевидении (Шаболовка) начальником цеха видеозаписи и ведущим специалистом. Работа была многогранной и интересной, но события 90-х годов все перевернули в судьбах многих людей. Начались реорганизации, в том числе на телевидении - как социально обеспеченному (имеющему пенсию) пришлось искать новую работу.

Два года работал в производственном объединении "КРОСНА" на должности инженера в отделе УКВ-связи.

С 1994 по 1998 годы, уехав в Ростовский район Ярославской области, стажировался в области организации приусадебного сельского хозяйства и охотоведения.

Вернувшись в 1998 году в "Зарю" (внучке пора было идти в первый класс), устроился на работу в Центральный узел связи ВВС и ПВО электромонтером радиорелейных связных станций и проработал вплоть до 2010 года"

Остается только добавить, что Андрей Александрович НИФАНТОВ за многолетнюю безупречную службу в ВС СССР награжден девятью государственными и ведомственными медалями.

Являясь в наши дни членом Региональной общественной организации «Ветераны полигона ПРО», г. Москва, он принимает активное участие в ее работе. В 2010 году Андрей Александрович был награжден Памятным Знаком Организации - медалью "Ветеран Государственного научно-исследовательского испытательного полигона № 10 МО СССР".

 Желаем Вам, дорогой наш Андрей Александрович, достойного здоровья, отличного настроения, удачной грибной охоты и еще долгих лет жизни (как минимум 25 лет) в прекрасном и любящем окружении родных  и близких людей, верных однополчан и сослуживцев!

 

Совет РОО "Ветераны полигона ПРО", г. Москва

Выпускник МВИЗРУ капитан-инженер Нифантов А.А. прибыл на полигон, 1972 г.

А.А.Нифантов, 1990 г.