ПИЦЫК Анатолий Порфирьевич

Фотография: 

http://veteran.priozersk.com/

 

 

Полковник ПИЦЫК Анатолий Порфирьевич - кавалер орденов Красной Звезды и За службу Родине в Вооруженных Силах III-й степени, кандидат технических наук, старший научный сотрудник - родился 14 июня 1941 года. в г. Пятихатки Днепропетровской области в семье военнослужащего. Здесь и далее курсивом излагается автобиография лично Анатолием Порфирьевичем.

«На самом деле я родился в г. Броды Львовской области. А предыстория такова: мой отец служил в 8-й особой Дальневосточной армии, был репрессирован в 1938 г. после ареста Блюхера, обвинён в шпионаже, но чудом избежал расстрела, а в сентябре 1939 г. был мобилизован НКВД для борьбы с «бандеровцами» на Западной Украине. Самое удивительное, что спасло нашу семью случилось 21 июня 1941г. Утром отец получил команду от командира 1-ой дивизии НКВД, которая звучала, по рассказу отца, так: « Я передаю вам приказ Берии сегодня до 17.00 отправить на Восток все семьи. Завтра будет война». Из более 1500 членов семей, отправленных этим эшелоном, в живых осталось несколько десятков. Остальные погибли под бомбёжками и от рук местных националистов. Поэтому моё рождение было зарегистрировано на большой узловой станции Пятихатки в перерыве между бомбёжками».

С 1958 по 1961 г.г. учился в Вильнюсском радиотехническом училище Войск ПВО страны. «Окончил училище с отличием, имел право выбора и выбрал Приморский край, где когда-то служил отец. Вызвал этим выбором немалое удивление командиров и товарищей, так как мог поехать на Камчатку за удвоенным окладом и службой год за два».

  С 1961 по 1966 г.г. служил в РТВ ВПВО в Приморье. «Служба была трудная , но интересная. Начинал в п. Кавалерово начальником смены на РЛС П-20, наполовину начинённую канадскими блоками. Затем: - залив Владимира, мыс Норд-ост (военно-морская база, где базировались одни из первых в Союзе атомные подлодки); - с. Великая Кема (конечная точка маршрута Арсеньева по Уссурийской тайге) оперативным дежурным на КП РТБ, совмещённым с ПН истребительной авиации».

  В 1966г. поступил в АРТА, а в 1971 г. окончил ВИРТА ПВО радиотехнический факультет (РЛС дальнего обнаружения ПРО). «Окончил академию с медалью и получил предложение остаться в адьюнктуре. На церемонии распределения сначала вызвал гнев начальника академии маршала артиллерии Бажанова Юрия Павловича за то, что отказался от адъюнктуры, а затем от него же похвалу, когда объяснил что хочу служить в в/ч 03080 и почему».

По прибытии на полигон получил назначение на 14 площадку (в/ч 28119) на должность старшего инженера–испытателя РЛС ДО «Дунай-3УП» системы ПРО А-35. «Свершилось то, о чём мечтал ещё в академии. Тема моего диплома была «Совершенствование характеристик РЛС ДО «Дунай-2» системы ПРО «А-35». Писал диплом непосредственно в войсках, на боевом объекте. А на полигоне сразу же попал «с корабля на бал», а именно, в гущу событий по подготовке и проведению конструкторских испытаний полигонного образца более совершенной РЛС ДО «Дунай-3У». Работа была не просто интересной, а захватывающей. Быстро вошёл в рабочий контакт с ведущими разработчиками, а каждая проводка сложной баллистической цели (СБЦ) вызывала жаркие обсуждения и споры о том, как можно улучшить характеристики локатора при работе по сложным целям».

В 1973 г. принимал активное участие в совместных испытаниях РЛС 5Н11АП, будучи уже старшим инженером-испытателем 4 отдела (РЛС ДО ПРО и ПРН) 1-го Управления, в качестве председателя рабочих групп по ряду основных ТТХ РЛС. «Председателем госкомиссии был подполковник Ерохин Ю.Г. Испытания проходили в острой борьбе мнений коллектива Главного конструктора и специалистов полигона по оценке их результатов. Третейским судьёй выступил Генеральный конструктор системы ПРО «А-35» Кисунько Г.В., который поддержал нас. Запомнился один из самых интересных эпизодов работы на «Дунае - 3УП». С Капустиного Яра производился запуск БР с РГЧ в учено-боевой комплектации. На КП РЛС «Дунай-3УП» присутствовали: начальник генштаба Куликов В.Г., будущий начальник генштаба Огарков Н.В. и начальник ГУРВО РВСН. Мне в составе боевого расчёта доверили выполнять функции оператора ракетно-космической обстановки. Рядом со мной возле пульта сел Огарков Н.В. и поразил меня своей любознательностью, задавая вопросы в широком диапазоне: от принципов построения ПРО до технических деталей устройства локатора. Между моими докладами о составе и координатах элементов СБЦ расспрашивал меня о деталях. При подлёте к территории полигона мы не досчитались одной ГЧ. Куликов начал пытать начальника ГУРВО. Тот сначала пытался свалить вину на нас, а потом связался со своими измерителями и сознался, что одна ГЧ не отстыковалась от платформы. Полигон успешно выполнил свою задачу, а я получил именные часы».

В 1976 г. был назначен на должность начальника 4 отдела 1-го Управления. «Руководил подготовительными и испытательными работами на радиолокационных станциях ПРО: - экспериментальная РЛС «Неман» с оригинальными техническими решениями, которую нам удалось отстоять от закрытия на этапе строительства. В последствии долгожитель полигона, внёсший большой вклад в отработку КСП ПРО; - полигонный образец МРЛС «Дон», который, имея в своём составе и целевые, и стрельбовые каналы, существенно изменил традиционные подходы к испытаниям РЛС, потребовал ввести в методическое обеспечение комплекс вопросов связанных с отработкой функционального и программного сопряжения локатора с другими элементами системы ПРО». Одновременно отдел выполнял значительный объём испытательных работ по совершенствованию действующих и по созданию перспективных радиолокационных средств СПРН (РЛС «Днепр» на полигоне и на РЛУ в поселке Гульшад, передающий радиолокационный комплекс РЛС «Дарьял», макетный комплект передающего оборудования ЗГ РЛС). Принимал активное участие в работе комиссий в Москве по рассмотрению проектов боевых образцов полигонных и перспективных РЛС («Дон», «Дарьял - У», «Волга», локатор космического базирования). «Кроме своих функциональных обязанностей приходилось тратить достаточно много времени на выполнение ещё двух функций: первая - написание докладов для начальников полигонов, с которыми они выступали перед руководством МО или на заседаниях МОГ, сначала по испытательным работам, а позднее и в полном объёме. Неблагодарная, надо сказать, работа, которая занимала обычно выходные дни и вечернее время и вызывала ревность и недовольство непосредственных начальников; вторая - быть довольно часто «экскурсоводом» для приезжающих военных и невоенных начальников на ближних (14-й, 11-й и 8-й) площадках (цепочка: «Дунай» - «Неман» - «Дон»)».

В эти же годы проходил заочное обучение в адъюнктуре ВИРТА ПВО и защитил кандидатскую диссертацию (1980 г.). «На защите диссертации ученый совет академии предложил мне доработать диссертацию в течение года и представить ее как докторскую, но я не согласился из-за большой загрузки испытательными работами».

В 1983 г. был переведен в г. Москву, где по 1992 г. последовательно проходил службу на должностях: помощник Председателя – руководитель секции РКО и ОНФП в НТК ВПВО, начальник 4-го и затем начальник 3-го (а точнее 3-го + 4-го) управления 45 ЦНИИ МО. «Первые годы в НТК были для меня хорошей школой, интересной и познавательной работой. Во–первых, это подготовка и проведение пленумов НТК по перспективам развития отдельных образцов и систем вооружения РКО для включения в ОНР. Эта работа требовала собственных знаний, понимания позиции оборонных НИИ и КБ (главных и генеральных конструкторов), наших военных институтов и представителей командования войск, выработки взвешенных и обоснованных предложений в решениях пленумов и прохождения непростой процедуры согласования решения и утверждения у руководства Войск ПВО. Сначала я с энтузиазмом взялся за эту работу. На уровне исследовательских организаций и разработчиков эта работа проходила достаточно согласовано и эффективно. Но при согласовании решений руководством ГУВ возникали проблемы. Между НТК и ГУВ ВПВО не были чётко разграничены обязанности по вопросам развития вооружения, что иногда приводило к конфронтации, решения пленумов выхолащивались и теряли свою практическую ценность. Во-вторых, участие в межвидовых комиссиях по рассмотрению проектов создания систем вооружения и в работе КНТС НИИ других видов ВС и межвидовых НИИ. Эта работа, несомненно, расширяла кругозор и позволяла лучше понимать роль и значение того, что мы делаем в своих войсках. В первые месяцы службы в НТК я попал в комиссию по приёмке эскизного проекта Бурана. Проект представлял Минобщемаш, оперативно-тактическое обоснование делал 50-й ЦНИИ. В госкомиссии кроме разработчиков были широко представлены ГУКОС и 50-й ЦНИИ, а также был вошли представители от видов ВС (ВВС, ВМФ и ВПВО). Мы вместе с представителем от ВВС стали готовить особое мнение о нецелесообразности создания Бурана, предлагая как альтернативу МАКС. Такое заключение было подписано и ВМФ, затем нас поддержал и зам министра обороны по вооружению генерал армии Шабанов В.М. Однако, Бакланов (тогда министр Минобщемаша) подписал у министра обороны Устинова Д.Ф протокол с решением делать Буран. Так за 12 млрд. рублей в 1988 г. появился «выкидыш-Буран» и не родился за 3,5 млрд. рублей МАКС, актуальность которого не умерла и до настоящего времени, а родившийся под эту задачу антоновский «Руслан» живёт и процветает. В-третьих, знакомая мне работа по написанию докладов (выступлений) по тематике РКО для Главкома или Начальника Главного штаба на высоких совещаниях у Министра обороны или у начальника Генерального штаба. Сначала я готовил первый вариант, его правил председатель НТК генерал-лейтенант Легасов Г.С., а затем мы шли к командующему генерал-полковнику Вотинцеву Ю.В. Там начиналась отработка каждого предложения. Эта многочасовая работа проходила в сплошном табачном дыму, потому что Юрий Всеволодович курил непрерывно. Затем он шёл на доклад к начальнику Главного штаба (генерал-лейтенант Мальцев). Число вариантов доклада бывало более 10, а время окончания работы - глубокая ночь. Ночные перепечатки докладов делали на ЦКП. Если доклад касался больше вооружения, то круг «писателей» расширялся. От ГУВа приезжал обычно Гаврилин Е.В., а начальный вариант привозили наши НИИ. В 45ЦНИИ больше всего пришлось потрудиться над решением двух проблем. Главная из них - это четко представить оперативно-тактический облик РКО, встроить её в систему управления Вооружёнными силами, доказать, что таким путём можно достигнуть более высокого уровня эффективности ответных действий в ядерном конфликте. Для этого нам пришлось наладить тесное взаимодействие с 27 ЦНИИ, ЦОСИ, академией Генштаба, оперативным управлением Генштаба, активно участвовать в учениях разного уровня. Так удалось добиться появления войск РКО в перспективной оргструктуре Вооружённых сил и получить обоснованный уровень требований к системам вооружения. Вторая задача это ликвидация отставания в развитии СККП от уровня развития других систем РКО (ПРО, СПРН). Нас не устраивало существование системы контроля космоса на уровне ЦККП, хотя 3-е управление и сыграло ключевую роль в его создании. Мы разработали ТЗ на СККП как чётко сруктурированную информационную систему двойного назначения в составе РКО. Противников было много, но мы получили активную поддержку от ЦНПО «Вымпел» в лице гендиректора Михайлова Н.В. и Генштаба, что привело к ускорению создания специализированных радиолокационных и оптических средств СККП. Развитие контактов по мирным задачам СККП с Институтом космических исследований и НАСА США привело к созданию рабочей группы, более чем 3-х летней совместной работе в составе рабочей группы, приглашению нас с докладом на Всемирный космический конгресс. По его предложению и была разработана совместная программа по «космическому мусору». Наша попытка отделить эту проблему, плохо совместимую с задачами СККП РКО, не увенчалась успехом. Предполагалось создать для этого на части территории института открытый и фактически международный научный центр на базе имеющегося научного задела и научных кадров. Это вызвало активное противодействие со стороны руководства института".

После увольнения из рядов ВС по выслуге лет Анатолий Порфирьевич продолжал активную трудовую деятельность:

- эксперт-консультант Советника Президента РФ по космосу, замдиректора Института системных технологий в концерне «Технологии информационных систем». Разрабатывал и занимался реализацией проекта развития систем связи и технологического управления объединения «Джезказганцветмет», Республики Казахстан (РК);

- советник по космосу в правительстве Республики Казахстан. Занимался разработкой приложений к договору аренды Байконура, налаживанием контактов и развитием сотрудничества НАКА РК с НАСА США, космическими агентствами и министерствами европейских и азиатских стран. Участвовал в разработке и реализации госпрограммы «Развитие систем связи и телекоммуникаций Республики Казахстан» и руководил специально созданным дл этих целей предприятием (АО «Космические информационные системы и технологии»);

- с 1995 г. постоянный представитель РК в межгосударственном совете по космосу стран СНГ. Одновременно возглавлял комплексный отдел внешнеэкономических связей и конверсионных технологий ОАО «Радиофизика». Выполнял работы по проектированию и созданию спутниковых и беспроводных информационных сетей (типа LMDS, MMDS), занимался изобретательской деятельностью в этой области (имеет 3 патента на изобретения).

С начала 21 века Анатолий Порфирьевич продолжил свою активную трудовую деятельность уже в Украине, в Крыму. Принимал активное участие в государственной программе информатизации Украины, в части разработки региональной программы информатизации и проектов развития телеинформационного пространства Крыма. С 2002 г. - генеральный директор НТЦ «Технова – Крым», заместитель председателя экспертного совета Совета Министров Крыма.

В настоящее время Пицык А.П. является президентом компании «Телеинформ-Крым», член-корреспондент АЕН. Проживает в основном в г. Бахчисарае. Работа и офис в г. Симферополе. Член Региональной общественной организации "Русская община Крыма", председатель Наблюдательного совета российско-украинского социального проекта на территории Крыма.

В редкие часы свободного от работы времени занимается литературной деятельностью, пишет замечательные лирические стихи о своей службе, работе, друзьях-сослуживцах, в последнее время о Крыме, Бахчисарае, его природе и жителях. Поддерживает тесные связи с Региональной общественной организацией «Ветераны полигона ПРО», г. Москва.