Нет сил поверить...

  Шокирующая своей трагичностью весть пришла из Днепропетровска: под колесами автомобиля погиб Геннадий Модестович СТРЕТОВИЧ... Сегодня 22 ноября 2013 г. он был похоронен.

 

Ветеран полигона подполковник СТРЕТОВИЧ Геннадий Модестович родился 29 августа 1942 г. на Дальнем Востоке, куда перебрались, спасаясь от Голодомора на Украине, его отец (из Житомирсеой области) и мать (из Сумской области). После смерти отца (в 1944 г.) его мать переехала на Украину в Житомирскую область. Далее рассказывает Геннадий Модестович:

«После окончания средней школы в 1959 г. я поступил в Гомельское радиотехническое училище, которое в том же году перебазировалось  в г. Красноярск. В Красноярске училище разместилось в бывших Колчаковских казармах, которые, естественно, не были приспособлены к учебному процессу. Поэтому курсанты зарабатывали деньги у предприятий Красноярска, на которые покупались стройматериалы для училища.

В 1962 г. большинство моих однокашников по распределению попали служить в Сибирский военный округ. Я был назначен начальником смены РЛС в 1 ОРЛР (г. Нерчинск) 1 ОРТБ (г. Чита) 26 дПВО (г. Иркутск) 14 ОА ПВО (г. Новосибирск). Хотя я окончил училище по РЛС П-35  и ПРВ-11, но в 1 ОРЛР были только устаревшие РЛС П-8 и П-10. В конце 1962 г. я был направлен в Красноярское училище для переподготовки на новую РЛС П-14. Однако …

В ноябре 1962 г. было принято Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О создании отечественной Службы контроля космического пространства». Его детализировала Директива Генерального штаба № 75372 от 12.12.62 г., согласно которой в радиотехнических войсках Войск ПВО страны было сформировано 20 пунктов оптического наблюдения (ПОН), на вооружении которых находились астрономические приборы ТЗК, простейшие инструменты обработки измерений и приборы СЕВ. Сеть оптических станций была расположена по всей территории СССР: самый западный ПОН - в районе г. Калининград одноименной области, а самый восточный - в поселке Елизово Камчатской области.

В свете выполнения вышеуказанной директивы я был направлен на учёбу в Москву и через несколько месяцев стал начальником ПОН 1 ОРТБ. Мой пункт был развернут на территории приемного радиоцентра вблизи оз. Кенон на западной окраине г. Чита. На пункте было развёрнуто 5 постов наблюдения, информация с которых поступала на электрический хронограф и фиксировалась в момент засечки ИСЗ с точностью до 0,01с. Хронограф был связан с морским хронометром, который, в свою очередь, проверялся по сигналам СЕВ, получаемых с радиоприемника типа «Волна». Измерения проводились в экваториальной системе координат (по картам звёздного неба) или в горизонтальной (азимут – угол места). Результаты измерений шифровались и через КП ОРТБ передавались в Москву для анализа. По результатам годичной работы наш ПОН занял призовое место (из 20).

В 1965 г. я поступил в Артиллерийскую радиотехническую академию им. Говорова Л. А. ( с апреля 1968 г. – ВИРТА) на 2-й факультет (ЗУР и наземное стартовое оборудование системы С-200). Начальник академии – маршал артиллерии Бажанов Ю. П., начальник факультета – полковник Исаев А. И., начальник курса – полковник Дюбаньков П. П. Последние 2 года в составе отделения обучался на 1-м факультете (ПР и наземное стартовое оборудование системы А-35). Начальник факультета – генерал-майор Якубовский Г. В., начальник курса – полковник Пилюто А. А. Тема дипломного проекта – «Противоракета большой дальности с лазерной головкой самонаведения», руководитель – генерал-майор Шеин Г. Н.

4 июля 1970 г. мне посчастливилось по известным причинам быть в Большом Кремлёвском Дворце на встрече в честь выпускников Военных академий Вооруженных Сил СССР. На этой встрече «реабилитировался» Министр обороны Гречко А. А. Дело в том, что летом 1967 г. он приказал всем носить форму одежды с брюками в сапоги, в кителе и при ремне (и это при температуре около 30°С, в т.ч. в аудиториях). Так вот, он после того, как на встрече всё, что было выставлено, было выпито, спрашивает: «Поступило предложение добавить, как вы считаете?» Все ответили единогласно: «Добавить!». После этого... мы его простили. 

При распределении по окончании академии мне был предоставлен выбор: или подмосковное кольцо ПРО (там я проходил стажировку), или 35-я площадка Государственного научно-исследовательского испытательного полигона № 10 МО СССР. Я выбрал последнее.

В 1970 г. мы доехали до 1 КПП на полигоне, где офицеров отправили в отдел кадров, а семьи (в том числе и  с маленькими детьми) оставили ждать, пока папаши им привезут пропуска на полигон. В отделе кадров мне сказали, что со мной хочет побеседовать начальник 5 отдела НИЧ. Начальник отдела полковник Герштейн Лев Ицкович после расспросов сказал: «Вы занимались лазерной техникой, а теперь будете заниматься ядерной». Так что на 35-ю площадку мне приходилось ездить уже с должности младшего научного сотрудника 5 отдела НИЧ в/ч 03080. 

В 1970 г. НИЧ возглавлял полковник Сасин В.В., 5 отдел – полковник Герштейн Л. И., 1920 г.р., ветеран ВОВ, на заключительном этапе войны был командиром зенитно-прожекторного взвода, состоящего из женского персонала. Был хорошим и высоко эрудированным специалистом. Свои выступления начинал словами «Дети мои!» В 1972 г. он был демобилизован (злые языки утверждали «за графу, за пятую») и уехал в Киев. Новым начальником отдела стал Сербин Владимир Григорьевич. Заместителем начальника отдела был Кочегаров Михаил Зотович, 1927 г.р. Старшие научные сотрудники: подполковник Агапитов Леонид Алексеевич 1927 г.р., майор Горин Виктор Иванович 1934 г.р., майор Меженцев Владимир Георгиевич 1937 г. р., а также младшие научные сотрудники: майор Пятков Финоген Иосифович 1936 г.р., майор Большаков Виктор, лейтенант Соколовский Виктор Владимирович (выпускник АРТА 1969 г). В этот коллектив я пришёл в 1970 г. Затем коллектив пополнили ст. л-т Ефремов Николай Илларионович, ст. л-т Виленский Ефим Петрович, к-н Тёмкин Эдгар Олегович, ст. л-т  Неугодов Владимир Владимирович, л-т Рагулин Юрий Владимирович и др.

5 отдел НИЧ занимался научным и организационно-методическим обеспечением испытаний СБЧ систем ЗРС и ПРО. Подготовка СБЧ к испытаниям проводилась в РТБ в/ч 03080 (в/ч 03142-Т). Задачи нам ставил 6-й отдел 12 ГУМО. Со стороны промышленности мы сотрудничали с Минсредмашем, в частности, с Всероссийским НИИ автоматики («логово» Духова, г. Москва), ПО «Маяк» (Челябинск-70 или Озерск), ВНИИЭФ (Арзамас-16).  

В 1970 г. завершались государственные испытания СБЧ для противоракеты А-350. Поэтому мне сразу же начали оформлять допуск по первой форме (для работы с документами с грифом ОВ) и усадили за изучение устройства и принципов работы ядерных боеприпасов. Характерно, что при подготовке Акта госиспытаний, его текст был передан машинистке с рядом преднамеренных пропусков, в которые нужно было вписывать от руки характеристики СБЧ (тротиловый эквивалент и др.). За период 1970-1976 г.г. были проведены испытания СБЧ для систем С-75, С-75М6, С-200В, А-35, а также подвижной ремонтно-технической базы (ПРТБА).

В 1974 г. начальник НИЧ Ю. Г. Ерохин был переведен в Москву в 45 ЦНИИ МО (в/ч 03425) и вскоре стал его начальником. В это время многим сотрудникам НИЧ удалось перевестись в в/ч 03425.

В 1976 г. я перешёл в 4 отдел НИЧ – отдел стандартизации, метрологии и военно-экономических исследований. Стандартизация и метрология  пояснений не требуют, а военно-экономические исследования – оценка состояния, возможностей и перспектив развития лабораторно-испытательной базы полигона. Направление военно-экономических исследований возглавлял непосредственно новый начальник отдела Данилов Кузьма Павлович (после его увольнения в 1981 г. – Старченков А.П.), направление стандартизации – Горюнов Г.П., а после его перевода в 46 ЦНИИ МО (в/ч 11520) – я, направление работ по метрологии – Золотоверх П.Д., а после его перевода в Вильнюсское РТУ – Бовсуновский С.С. Во всех управлениях и частях были созданы нештатные группы стандартизаторов, метрологов и экономистов, с которыми ежегодно под руководством заместителя командира в/ч 03080 по НИИР проводились сборы, на которых доводились требования нормативных документов по организации и проведению испытаний и ставились задачи по их применению в практике испытаний. Была проведена оценка уровня стандартизации, унификации и метрологического обеспечения системы С-300.

В 1978 г. я был назначен заместителем начальника отдела. В этот период отдел тесно сотрудничал с 45 ЦНИИ МО, а затем и с 46 ЦНИИ МО, НИИ-2 МО и др. организациями, в частности, в рамках проводимых ежегодно Координационных НТС.  Отделом, совместно с другими отделами НИЧ, а также управлениями и частями полигона, были разработаны типовые методики испытаний ЗРС ПВО, а также требования к организации и методам испытаний систем и комплексов ПВО.

В 1976 г. коллеги (Володя Титов, Иван Жеромский) уговорили меня пойти с ними в горно-туристический поход по Заилийскому Алатау (от Алма-Аты до оз. Иссык-Куль). Мне понравилось. С тех пор в течение 10 лет я ходил в горы по Северному и Западному Тянь-Шаню, по Алтаю. Рассказывать можно много, но... «лучше гор могут быть только горы, на которых еще не бывал!».

В 1986 г. я закончил свою службу в ВС СССР по выслуге лет и уехал на ПМЖ в г. Днепропетровск (Украинская ССР). В том же году стал представителем Госприемки на Днепропетровском радиозаводе. Принимаемая мной продукция – радиостанции «Транспорт» (для милиции и железных дорог) и система спутникового телевидения «Москва». После упразднения института Госпиемки в 1990 г. я перешел в Днепровский НИИ связи, где занимался современным спутниковым телевидением. Разработанные нами системы были установлены в Днепропетровске, Крыму (санаторий «Криворожский Горняк») и в Москве (на здании гостиницы «Интурист»). После ликвидации института в 1996 г. и поныне я работаю в Концерне «Весна» (бывший радиозавод). Занимаемся разработкой и производством средств наземной и подземной радиосвязи".

 

Мы здесь специально привели полный текст автобиографии Геннадия Модестовича - для нас это его последние слова о полигоне, о сослуживцах, о друзьях товарищах... Какая нелепая смерть на 72-м году жизни, которую он очень любил, с удовольствием рассказывая о своей работе, своих родных и близких, домашних занятиях и увлечениях... Просто не верится, что всегда светящегося добром и жизнерадостью Геннадия уже нет с нами... Пусть украинская земля ему будет пухом...

Совет РОО "Ветераны полигона ПРО", г. Москва