ОНУФРИЕВИЧ Дмитрий Венидиктович

Фотография: 

     Дорогие друзья, информацию о том, что в Москве проживает ветеран полигона полковник м/с Онуфриевич Д.В., всю свою офицерскую службу посвятивший Балхашскому полигону и городу Приозерску, редакция сайта получила от Татьяны Дзекуновой (дочери ветерана полигона подполковника Дзекунова Михаила Дмитриевича), за что ей отдельно большое спасибо! Дмитрий Венидиктович с готовностью откликнулся на нашу просьбу рассказать о себе, о своей службе на полигоне и работе в гарнизонном госпитале (в/ч 34402). Ниже приводим его рассказ, практически без сокращений и изменений.

     Ветеран полигона (в/ч 03080) и гарнизонного госпиталя г. Приозерска (в/ч 34402) полковник м/с ОНУФРИЕВИЧ Дмитрий Венидиктович родился 27 июня 1934 года в селе Рашков Хотинского района Черновицкой области Украины. Далее рассказывает Дмитрий Венидиктович:

     «В то время эта территория Российской Империи входила в состав (была оккупирована) королевства Румыния. С 7 августа 1940 года часть этой территории по требованию Советского правительства была присоединена к СССР и стала Черновицкой областью Украинской ССР. Наш же Хотинский район оставался под румынами.
     В школу я пошёл в 1941 году и до 1943 года учился на румынском языке. В 1943 году нас освободила Красная Армия, при этом мой отец был мобилизован на фронт и участвовал в сражениях Великой Отечественной войны до ее победного окончания. Четыре начальных класса я окончил в родном селе, с пятого по седьмой учился в соседнем селе, находившемся в 5-ти км от Рашкова, с восьмого по десятый - в селе Клишковцы, в 12-ти км (добирались до школы и обратно пешком).
     После окончания десятилетки в 1952 году я поступил в Черновицкий медицинский институт, а в 1956 году, после четвертого курса института, был призван на военно-медицинский факультет Харьковского медицинского института с присвоением воинского звания «лейтенант». Здесь же в 1958 году я женился на своей однокурснице с прекрасным именем Ангелина.
     По окончании института мы с Ангелиной (врачи - лечебники) прибыли (я по распределению на 10 ГНИИП МО, она по месту службы мужа) на станцию Сары-Шаган Казахской ж/д. Дальше дежурной машиной в штаб части на «полуостров».
     По прибытии на полигон в в/ч 03080 я был назначен в гарнизонный госпиталь (в/ч 34402) на должность врача бактериолога. Особые трудности в моей работе были связаны с летним эпидемическим сезоном – порой, заболевших дизентерией было до 800 человек (в основном срочно служащие) – приходилось их размещать в палатках, установленных на «137 км», круглосуточно делать бактериальные посевы и исследования анализов крови.
     Бытовые условия жизни были осложнены отдельным нашим с Ангелиной проживанием - она в женском бараке-общежитии я – в таком же бараке, но мужском. Ангелина была определена в хирургическое отделение - с дипломом врача на должность фельдшера. Тем не менее, в 1959 году у нас родился первый сын. К этому времени начальник госпиталя полковник м/с Выдолоб Павел Фокич «выбил» для нас в строящемся барачном здании штаба помещение, планируемое под размещение туалета. Здесь наша кровать обычных размеров не помещалась и пришлось её «обрезать». Через полгода я получил ордер на однокомнатную квартиру в доме, построенном рядом с госпиталем.
     Через два года службы на полигоне я был назначен начальником лабораторного отделения госпиталя, после чего последовали полгода учебы на курсах усовершенствования врачей в Военно-медицинской Академии им. С.М.Кирова (г. Ленинград, ныне г. Санкт-Петербург). В течение последовавших десяти лет службы и работы начальником лабораторного отделения госпиталя мне пришлось постоянно присутствовать на вскрытиях либо в периоды отсутствия патологоанатома самому вскрывать трупы умерших или погибших людей, изучать полученные гистологии.
     В 1972 году я был назначен на должность начальника патологоанатомического отделения госпиталя. На этой должности я проработал практически 20 последовавших лет, до ноября 1992 года, когда был уволен из рядов Вооруженных сил России по выслуге лет, с правом ношения военной формы одежды, в воинском звании «полковник медицинской службы». Так начинался и так окончился этап моей воинской службы на Балхашском полигоне, который по времени полностью совпал с моей офицерской службой.

     Далее я попробую несколько отступить от казенного языка изложения автобиографии и рассказать об отдельных моментах в работе гарнизонного госпиталя и моей в нем службе и работе.
     В нашем госпитале часто не хватало судебно-медицинского эксперта, а когда на эту должность назначался кто-либо из медиков с площадок (войсковых частей полигона), то приходилось перед допуском к самостоятельной работе посылать его для обучения этому «ремеслу» на курсы повышения квалификации в ВМА им. С.М.Кирова. Таких случаев на моем веку службы в госпитале (34 года) было четыре, и об одном из них, произошедшим лично со мной, я рассказал выше. Как вы знаете, при достижении офицером в звании «подполковник» 45 лет ему предстояло увольнение, т.е. уход на пенсию. В такую ситуацию попал и я. При этом хирурги госпиталя дружно ходатайствовали перед командованием полигона «в порядке исключения» обратиться к Министру обороны СССР с просьбой о присвоении мне звания «полковник м/с», что автоматически продлевало бы мне на пять лет срок службы. И надо сказать, что это воинское звание мне было присвоено! Открою маленькую тайну: это случилось благодаря личному ходатайству легендарного летчика и начальника 4 ГУ МО СССР Героя Советского Союза Георгия Филипповича Байдукова. Что же касается на первый взгляд непонятной активности хирургов в вопросе продления мне срока службы, так это объяснялось очень просто: они бились за сохранение в госпитале не только специалиста по биопсиям, но и за сохранение в своих рядах моей жены, Ангелины Андреевны, как классного анестезиолога-реаниматолога. Одним выстрелом убили двух зайцев!
     Характерной особенностью нашего госпиталя было то, что он выращивал не только классных специалистов-медиков, но и крупных руководителей от медицины. Здесь можно вспомнить, например, трех генералов: Крылова Николая Леонидовича (Начальник Главного военного клинического госпиталя им. Н.Н.Бурденко), Монастырского Николая Степановича (заместитель начальника Центрального военного клинического госпиталя им. А.А.Вишневского) и Вартанова Сергея Альфредовича (Начмед Московского округа ПВО) – я имел честь с ними со всеми поработать в нашем госпитале и потом, уже после увольнения, быть приглашённым работать под их руководством.
     Погрешил бы против истины, если бы не рассказал в этой исповеди о своих недостатках, а было их у меня два: во-первых, я не состоял в КПСС, а во-вторых, не мог оставить свой родной приозерский госпиталь во имя дальнейшего роста и продвижения по службе. Дело в том, что я полностью лишен каких-либо карьерных амбиций – наверное, это плохо. Вместе с тем, во время учебы в медицинском институте я был комсоргом курса, до 27 лет (предельный возраст для комсомольца) был комсоргом госпиталя и готовился к вступлению в партию. В учетной карточке поощрений и взысканий у меня были только поощрения. При этом от каждого замполита тыла и госпиталя я постоянно слышал: «Тебе надо быстрее стать членом КПСС для роста в должности и в воинском звании!». По-моему, они, как говорится, «передавили»: я не был готов «вступать» ради карьеры и даже ради перевода в Москву. Супруга моя, уважаемая Ангелина Андреевна, знала о том, что мне предлагают перевод и заманчивое место в столице, но ни разу меня не упрекнула за мой отказ: то ли настолько уважала мое мнение, то ли сама не очень хотела расставаться с любимым местом работы. Кстати, повторяю, и для меня это был один из основных аргументов – не мог я так просто расстаться с родным госпиталем, давшим мне возможность стать достойным специалистом.
К слову, Ангелина Андреевна проработала в приозерском госпитале врачом анестезиологом вплоть до нашего с ней увольнения в 1992 году. При этом она подарила мне двух прекрасных сыновей.
     Одно время я, помогая нашим соискателям ученых степеней кандидата медицинских наук, брал биопробы и делал многочисленные анализы – они, по-видимому, в благодарность за помощь, уговорили меня тоже стать соискателем. Я сдал кандидатские экзамены (кандминимумы), в том числе «специальность» в Москве, и мне утвердили тему будущей диссертации. Вернувшись, я энергично принялся за работу: обследовал сто солдат госпитальной роты и сто человек, работающих на СВЧ-аппаратуре. Результат, а он был ошеломляюще не в пользу последних, доложил своему руководителю диссертации, который дал мне понять, что нужно повторить эксперимент с получением «положительного» результата. Я молча бросил работу над диссертацией, с годами же стало ясно, что я был абсолютно прав в своих исследованиях. Можно сказать, что я не проявил настойчивости, но надо понимать, каким было это время, а против совести пойти я не смог.

     Два слова о семье. О жене моей Ангелине Андреевне я уже упоминал. Добавлю только, что 12 лет в госпитале Приозерска она работала врачом анестезиологом в крайне напряжённом графике, порой сутками. В новом штате было введено отделение анестезиологии и реанимации (начальник отделения и ординатор – офицерские должности) – здесь она работала врачом до моего увольнения.
     Старший сын Александр пошел по моим стопам - полковник медицинской службы, начальник Центра крови госпиталя имени Н.Н.Бурденко. Здесь он проработал 31 год по специальности трансфузиолог. 12 лет тому назад он вышел на пенсию, при этом его должность была заменена на гражданскую и он принял предложение продолжить возглавлять Центр.
     Младший сын Тарас закончил Харьковский автомобильный университет, ныне работает экспертом в фирме «Декра» (Москва).
     Внучка Ксения (дочь Александра) работает фото-редактором в журнале «РЖД», ее сын, т.е. мой правнук, учится в десятом классе.
     Проживаем в Москве, правда уже без Ангелины Андреевны. В 1992 году мы с ней отбыли на ПМЖ в г. Харьков (ее малая родина). Здесь в 2014 году после неудачного падения с переломом бедра она внезапно скончалась от случившегося тромбоза. В г. Харькове и похоронена.
     В настоящее время мне идет 88-й год, с 2016 года проживаю у Александра, уроженца г. Приозерска. Состояние здоровья не позволяет мне активно передвигаться, вместе с тем, очень хотелось бы побывать на Вашем собрании ветеранов полигона, может быть найти среди них и обнять своих однополчан, сослуживцев по госпиталю.

С уважением, полковник м/с в отставке,
Дмитрий Венидиктович Онуфриевич »

     Уважаемые друзья, дорогие ветераны полигона, думаем, выразим общее мнение в том, что Дмитрий Венидиктович за свой многолетний труд и безоговорочную преданность полигону достоен вручения ему высшей награды нашей Организации – Памятного Знака (медали) «Ветеран Государственного научно-исследовательского испытательного полигона № 10 МО СССР». Таким стало и решение Совета РОО «Ветераны полигона ПРО», г. Москва, принятое единогласно на очередном своем заседании, прошедшем из-за пандемии в режиме «онлайн».

Совет РОО «Ветераны полигона ПРО», г. Москва

Комментарии

ФОТО из семейного альбома

Выпускник Харьковского медицинского института Дмитрий Онуфриевич - вся жизнь впереди!

Первый офицерский состав госпиталя (в/ч 34402), дислоцирующийся на "полуострове"

Возмещение кровопотери в реанимации - Ангелина Андреевна за работой

Начальник патологоанатомического отделения госпиталя майор м/с Онуфриевич Д.В.

"Как много нам открытий чудных..." - Дмитрий Венидиктович в своем кабинете

С подругой дней его суровых... в Приозерске

Начальник отделения в/ч 34402 полковник медицинской службы ОНУФРИЕВИЧ Дмитрий Венидиктович, г. Приозерск, 1992 г.

                        Муж, отец, дед и прадед Дмитрий Венидиктович в наши дни

То ли на дистанции, то ли на отмели - в любом случае, на заслуженном отдыхе!